Екклисиаст, название книги

Екклисиаст: название книги.

Еврейское название книги «Кохэлет» было переведено семьюдесятью толковниками на греческий язык словом Έκκλησιαστής, а латинский язык перенял греческий вариант – ecclesiastes. Это наименование книги по всей вероятности было дано самим автором, потому что Книга надписывается так: Слова Екклесиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме. (1:1) Весьма ясно, кого автор обозначил словом. Он назвал им сына Давидова, царя в Иерусалиме. Теперь спрашивается: какое значение этого слова? И в каком отношении к этому нему Соломон?

Некоторые искали корень этого слова в арабском диалекте. Одни находили его в арабском kehl производя из него существительное «седой, старик» (kahalah — был белым, седым). Другие — в арабском слове kahel, со значением «раскаянный, готовый к покаянию», выражая тем и другим мысль, что книга Екклесиаст написана Соломоном в старости, после обращения его на путь покаяния[1].

Но М. Олесницкий считает, что пока свой язык достаточен для объяснения слова, дело излишнее обращаться к чужим наречиям. Одни переводят наименование книги в смысле «collector (sententiarum)», т. е. собиратель различных опытов, взглядов, изречений разных людей. (Акила: σϋναθροιστης; Симмах: παροιμιαστής). Другие при одностороннем взгляде на 3-ю книгу Царств 8:1, где говорится о собрании Соломоном народа израильского, думают что Соломон получил это имя из-за учрежденных и управляемых им народных собраний, «как собиратель народа», и переводят слово Когелет словом congregator, coactor. Иные, обращая внимание на обычай древнего востока собираться по вечерам у кого-либо из особенно уважаемых лиц для рассуждений о философских предметах, принимают Когелет в абстрактном смысле «собрания, академии», consessus. Т. е. выражается мысль, что книга Екклесиаст есть как бы собрание философских рассуждений и споров. Но с этими объяснениями слова трудно согласиться, т. к. все они находятся в большем или меньшем противоречии или с содержанием, или с формою книги, или со словоупотреблением.[2]

По свидетельству экзегетов и лексикографов, основное значение корня имеет смысл «зова», и потому значит «созывать, собирать (людей)». Формы этого корня встречаются в Священном Писании довольно часто. В общем смысле он употребляется для обозначения собрания людей вообще, а в частном – в значении созывания церкви, и встречается только в тех местах, где говорится о собрании людей, но отнюдь не изречений, мнений, вещей.[3]

Нельзя согласиться и с теми, которые принимают Кохэлет в смысле собирательном, как наименование академии, общества ученых; так как нигде не видно, чтобы книга Екклесиаст была сложена из взаимного разговора многих лиц, и подобное объяснение не принимается ни к надписанию (1:1), ни к другим местам книги, где употребляется это слово (например: 1:12, 12:9, 10); во всех местах Кохэлет выступает как одна личность; а в гл.1:12 («Я, Кохэлет, был царем над Израилем в Иерусалиме»), это объяснение ведет к нелепым выводам.[4]

Остается еще одно, самое простое, но вместе и самое удобоприменимое к книге объяснение слова Кохэлет, и мы с ним должны согласиться. Так как о Кохэлете всегда говорится в единственном числе, с обозначением даже: «сын Давидов, царь в Иерусалиме», то под этим именем надобно разуметь определенное лицо. Кохэлет значит не только созывать собрание, но и говорить в собрании (подобно греческому εκκλησιάξειν и латинскому concio), значит и созывать собрание, церковь, и говорить в собрании, в церкви, то под этим именем надо разуметь того, который держит речь перед собранием, т. е. оратора, публичного учителя, подобно греческому εκκλησιαστής, латинскому concionator. Подобное толкование слова Кохэлет было весьма распространено уже в древности. LXX переводят его словом εκκλησιαστής , Вульгата — словом ecclesiastes. Его принимают отцы церкви. Св. Григорий Нисский говорит: «называется Екклесиастом потому, что созывает в одно собрание для слушания проповеди». А св. Григорий чудотворец указывает нам значение слова εκκλησιαστής в содержании книги, как проповеди, направленной ко всей церкви Божией. «Аdtotamecclesiam»,- говорит он в своем толковании на Еккл. 1:1. С ним соглашается и большая часть из новейших толковников.[5]

Но, определив значение слова Кохэлет, мы встречаемся с новою трудностью относительно формы этого слова. Она не соответствует полу обозначаемой им личности. А именно это форма женского рода. Это подало повод к различным попыткам объяснения. Я приведу только две гипотезы, т. к. обе они имеют много правдоподобного. Первая, самая древняя и распространенная, впервые представлена бл. Августином. Женскую форму Кохэлет надобно понимать в нарицательном смысле и дополнять ее словом мудрость, так что Кохэлет буквально надобно перевести: «созывающая собрание, проповедующая (мудрость)». Это та мудрость, которая проповедует на улицах и рынках и собирает вокруг себя жаждущий учения народ. (Притч. 20 и др.; 8:1 и др.; 9:1 и др.). А Соломон получил это имя — «Кохэлет», созданное первоначально для обозначения самой мудрости, потому, что через него мудрость говорила к народу Божию; он учитель мудрости и как бы воплощенная мудрость, он — уста и орган ее. Это прозвание мудрого царя тем более может идти к нему, что он представляется таким, т. е. учащею и проповедующею воплощенною мудростью, и в апокрифической книге Премудрости Соломоновой (гл. 7:1 и др.; 9, 7, 8 и проч.)[6]

По объяснению других – некоторые имена должностей у евреев женского рода (такие как наместник, областеначальник соработник и др.). Вероятнее всего объяснение второе, т. к. в самой книге нет ни малейшего намека, что в ней говорит олицетворенная мудрость… И некоторые места будут неудобоприменимы в устах олицетворенной мудрости. Кохэлет говорит о себе, что он искал мудрости и достиг ее (1:16; 2:12), что она оставалась при нем (2:9), что была удалена от него (7:23), что он придерживался глупости (2:3), что мудрость порождает печаль (1:18); указывается при том на наличные опыты жизни, на индивидуальную судьбу. Так же И. С. Якимов указывает на то, что всюду в книге слово Кохэлет упоминается за слово мужского рода, исключая 7:27 (если только здесь верно чтение).[7] Итак, по самому вероятному объяснению, словом Кохэлет обозначено лицо, которое в публичном собрании исполняет должность оратора или учителя.

Итак, мы объяснили значение слова Кохэлет. Теперь спрашивается, какое отношение имеет Соломон к этому имени, и это имя к содержанию книги? Что именем Кохэлет обозначен здесь Соломон, не подлежит никакому сомнению. В надписании (1:1) он называется «Сыном Давида, царем в Иерусалиме», а из действительных сыновей Давида только Соломон был царем в Иерусалиме. Кохэлет говорит далее, что он ревностно стремился к мудрости и истине и обладал широкой ученостью, объемлющей «все под небесами» (1:13; 12:9), - что его мудрость превосходила мудрость всех (1:16; 2:15), что он обладал полнотой богатства и наслаждений (2:1 - 10). Все эти черты, по сравнению с третьей книгой Царств (2:9; 3:12; 5:9 - 13; 10:1 и др.), могут идти из потомков Давида только к Соломону. Почему же Соломон назван этим именем? Некоторые хотели объяснить этот вопрос из исторических оснований, думая, что Соломон носил это имя при своем обыкновенном имени, или же – что он получил его, как характерное прозвание, подобно символическому имени, полученному им от своего учителя Нафана (2 Цар. 12:25). Как последнее Соломон получил без сомнения потому, что в необыкновенных дарованиях дитяти пророк видел доказательство того, что он был особенный любимец Божий (значит «любимец Божий»). Так первое он получил, вероятно, по примеру 3 Цар. 8:1 и др.; 2 Пар. 5:2 и др.; 6:13, где говорится, что Соломон собрал всех старейшин народа к освящению храма в Иерусалиме, и там молился и говорил речь. Но чтобы Соломон носил имя Кохэлет наряду со своим обыкновенным именем, как характерное прозвание, и чтобы это имя образовано было по примеру 3 Цар. 8, где Соломон будто представляется оратором в народном собрании, - это простое предположение, не имеющее никакого серьезного основания.[8]

Обращаясь к книге, мы находим, что она церковного характера. По содержанию и изложению своему это речь публичного оратора, направленная к научению народа. На такой характер своей книги указывает сам автор в гл. 12:9, замечая, что Кохэлет и «сам был мудрый, и учил народ познанию». Вот окончательное разрешение загадки, данной нашим автором в имени Кохэлет: оно образовано автором применительно к содержанию и форме книги, как публичной речи народного учителя. А почему избран в народные учители именно Соломон, это всякому понятно: во все времена, а особенно в позднейшие, в этом славном царе созерцали как бы идеал мудрости и всякого знания. Итак, Кохэлет есть чисто символическое наименование Соломона, и встречается только в книге Екклесиаст.


[1] Юнгеров П. Частное историко-критическое введение в Священные ветхозаветные книги. - Казань, 1907. С. 359.

[2] Олесницкий М. А. Книга Екклезиаст. Опыт критико-экзегетического исследования. - Киев., 1873. С. 128.

[3] Олесницкий М. А. Книга Екклезиаст. Опыт критико-экзегетического исследования. - Киев., 1873. С. 128.

[4] Олесницкий М. А. Книга Екклезиаст. Опыт критико-экзегетического исследования. - Киев., 1873. С. 128.

[5] Свт. Григорий Нисский. Точное истолкование Екклесиаста Соломонова. - М., 1997. с.10 – 20

[6] Олесницкий М. А. Книга Екклезиаст. Опыт критико-экзегетического исследования. - Киев., 1873. С. 128.

[7] Якимов И. С. О происхождении книги Екклезиаст.// Христианское чтение. - СПб., 1887, № 3- 4. С. 197-198

[8] Олесницкий М. А. Книга Екклезиаст. Опыт критико-экзегетического исследования. - Киев., 1873. С. 128.