Развитие избирательного права в США

Американская революция и избирательное право

Американская революция возникла в определенных условиях и обладала некоторыми особенностями. Первая характерная черта американской революции заключалась в территориальном аспекте, ведь США не проходила через такую социально-историческую формацию, как феодализм. Американское общество было демократично по своей сути. Второй специфической чертой стала обусловленность американской революции национально-освободительными мотивами. Национально-освободительное движение переросло в войну за независимость. Но американская революция не модифицировала рабовладельческую систему Юга, которая продолжительное время сдерживала развитие американского капитализма.[1] Американская революция была следствием назревающего разрыва (экономической и политически-правового) между метрополией и колониями. К тому же и в самих колониях проявлялись классовые противоречия в форме сопротивления малосостоятельных колонистов ограничению их избирательных прав (в частности, имущественным цензом). Борьба за политическую самостоятельность, начатая в 1776 году, имела целью освобождение от чересчур жесткого централизованного управления. Результатом же стало создание сильного и многогранного аппарата власти – национального правительства.[2]

По инициативе законодательного собрания Вирджинии, которое обратилось ко всем колониям с призывом созывать ежегодно конгресс для обсуждения "общих интересов Америки", 5 сентября 1774 г. в Филадельфии собрался Первый Континентальный конгресс, в котором были представлены все колонии, кроме Джорджии. Среди делегатов конгресса были Дж. Вашингтон, Б. Франклин, Дж. Адамс и другие выдающиеся деятели, сыгравшие важную роль в американской революции. Конгресс принял решения, которые неизбежно вели к разрыву с британской метрополией: бойкотировался ввоз английских товаров и экспорт из колоний. Исполнение решений конгресса возлагалось на выборные комитеты связи в колониях. В апреле 1775 г. произошло сражение при Лексингтоне, положившее начало национально-освободительной войне. Второй Континентальный конгресс, собравшийся 10 мая 1775 г. в Филадельфии, был открыто мятежным органом, хотя и обратился к королю с последним примирительным посланием. Делегаты конгресса, избранные не колониальными ассамблеями, а революционными конгрессами и конвента­ми, были настроены весьма решительно. Они приняли декларацию причин и необходимости взяться за оружие, а также решение об объединении войск колоний и о назначении Дж. Вашингтона главнокомандующим.[3]

Огромное влияние на ход революционных событий и на политико-правовое сознание колонистов оказалаДекларация прав Вирджинии, одобренная конвентом Вирджинии 12 июня 1776 г. Эта декларация является одним из важнейших документов в истории американского конституционализма. В декларации провозглашалось, что вся власть пребывает в народе и происходит от народа, а правители являются доверенными слугами народа и несут перед ним ответственность. Особое значение для своего времени имела ст. 3 декларации, в которой было закреплено одно из наиболее революционных требований той эпохи – право народа на изменение правительства, его свержение, если оно будет действовать вопреки интересам народа.[4]

Выдающуюся роль в развитии американской демократии и конституционализма сыгралаДекларация независимости 1776 г. Этот документ, написанный Т. Джефферсоном и утвержденный Третьим Континентальным конгрессом, имел для своего времени, безусловно, революционный характер. Провозглашение Декларацией независимости бывших английских колоний «свободными и независимыми штатами» означало появление на Атлантическом побережье Северной Америки 13 независимых суверенных государств. Хотя в декларации и содержатся слова «Соединенные Штаты Америки», это не значит, что были созданы США в современном смысле слова как единая федеративная республика. Сам акт объявления бывших британских колоний независимыми суверенными государствами был событием исключительной важности не только для самих американцев, но и для всего остального мира. Декларация независимости никогда не была юридическим документом в собственном смысле слова и не входит в корпус действующего американского права.[5]

10 мая 1776 г. Континентальный конгресс принял резолюцию, предлагавшую колониям создать собственные правительства, «которые бы наилучшим образом способствовали счастью и безопасности их учредителей». Однако процесс принятия колониями конституций начался несколько раньше, когда 6 января 1776 г. Нью-Гэмпшир принял первую конституцию, и закончился полностью лишь 13 июня 1784 г., когда этот же штат принял свою вто­рую конституцию. Моделью для многих штатов послужила конституция Вирджинии, принятая 29 июня 1776 г. Все конституции штатов начинались с Декларации прав или с Билля о правах, в которых перечислялись традиционные для английских подданных права и свободы. В конституциях закреплялись и такие права и свободы, которыми не наделялись тогдашние англичане: свобода печати и выбора, право большинства на замену и изменение правительства. Все конституции исходили из принципа разделения властей, склоняясь к локковской модели с её верховенством парламента. В силу этого во всех штатах, за исключением Нью-Йорка, Массачусетса и Нью-Хемпшира, позиции исполнительной власти, были слабее власти законодательной. Только в двух штатах губернаторы были наделены правом отлагательного вето, в большинстве штатов судьи назначались не исполнительной властью, а легислатурами и объявлялись независимыми. Провозглашение всеми конституциями принципа народного суверенитета не помешало учредителям наделить политическими правами, прежде всего избирательными, только собственников. Для занятия выборных должностей большин­ством штатов не только вводился высокий имущественный ценз (для занятия сенаторской должности в Нью-Джерси и Мэриленде требовалось иметь 1 тыс. фунтов стерлингов, а в Южной Каролине – 2 тыс. фунтов стерлингов), но и ограничения по религиозному признаку. Конституции штатов принимались конвентами, т. е. учредительными собраниями. Для их изменения лишь немногие конституции предусматривали особую процедуру. В остальных штатах поправки принимались в том же порядке, что и сами конституции, т. е. специально созываемыми конвентами.[6]

В июне 1776 г. Первый Континентальный конгресс назначил комитет для подготовки Статей конфедерации. Подготовленный им проект был одобрен конгрессом 15 ноября 1777 г. Однако процесс ратификации всеми 13 штатами затянулся на три с лишним года, и Статьи конфедерации вступили в силу только 1 марта 1781 г. Статьи конфедерации юридически оформили и закрепили, как сказано в преамбуле, создание «вечного Союза между Штатами». Конфедерация Соединенных Штатов Америки не была государством в собственном смысле слова. Она представляла собой не союзное государство, а союз самостоятельных государств. Статьи конфедерации не установили единого гражданства. В ст. IV говорится о «свободных жителях каждого из этих штатов», о «свободных гражданах в различных штатах» (из числа их исключаются не только рабы, но и пауперы, бродяги и лица, уклоняющиеся от правосудия), а не о гражданах союза. «Для более удобного управления делами соединенных штатов» согласно Статьям конфедерации учреждалсяКонгресс (фактически сохранялся старый Континентальный конгресс), в состав которого входили делегаты (от двух до семи), ежегодно назначаемые штатами в установленном ими порядке. Делегаты могли быть в любое время отозваны и заменены другими. Каждый штат в Конгрессе имел один голос. В случае раскола (например, два – за, два – против) делегация теряла свой голос. Конгресс не был парламентом в обычном для того времени понимании. Он представлял собой "собрание дипломатов", а делегаты были не депутатами, а "дипломатическими агентами". Конгресс после победоносного завершения войны за независимость принял знаменательные Северо-Западные ордонансы 1784, 1785 и 1787 гг., которые создали юридическую базу для территориальной экспансии США и установили процедуру создания новых штатов и принятия их в союз.[7]

Американские мыслители 18 – 19 вв., такие как Б. Франклин, Т. Пейн, Т. Джефферсон, Д. Медисон, А. Гамильтон, Дж. Джей и др., разрабатывали теорию американского конституционализма, концепцию республиканского устройства как формы представительного правления, теорию федерализма, развивали свое понимание концепции естественных и неотъемлемых прав человека.[8]

Перелом в политических настроениях американцев по поводу избирательного права наступил после опубликования в 1776 г. памфлета Томаса Пейна «Здравый смысл». Ни одно другое выступление, ни устное, ни печатное, не сыграло такой большой роли в мобилизации патриотических сил и агитации за независимость, как «Здравый смысл»[9]. Автор этого памфлета не был американцем. Он приехал в колонии из Англии лишь в 1774 г. Но и у себя на родине Пейн был известен как сторонник демократических взглядов. В Лондоне Пейн случайно познакомился с Б. Франклином, который, по словам В. Л. Паррингтона, «посоветовал ему испробовать Америку как место, где вероятнее всего можно преуспеть»[10]. Автор «Здравого смысла» предлагал, чтобы каждый американец независимо от того, какой собственностью он владел и имел ли ее вообще, был наделен правом голоса. Пейн заявил себя решительным сторонником всеобщего избирательного права, противником каких бы то ни было ограничений на основе имущественного ценза. Это предложение пришлось явно не по вкусу представителям имущих групп, которые привыкли к тому, что «власть рождается собственностью». Дж. Адамc, идеолог этих групп[11], считал предложения Пейна «излишне демократичными». Джон Адамc приветствовал призыв к отделению от Англии и сам выступал сторонником провозглашения независимости. Однако впоследствии он решительно настаивал на том, что не Пейну, а ему принадлежал приоритет в этой идее. В ответ на «Здравый смысл» Джон Адамc выпустил памфлет «Размышления относительно правительства», в котором подвергал критике многие положения Т. Пейна. По мнению Э. Фонера, он был ничуть не менее республиканцем, нежели Пейн, но «его республиканизм имел безусловную элитистскую окраску». Джон Адамc «был напуган уравнительными идеями «Здравого смысла», - отмечал Фонер, - и искал им противодействия». Он решительно выступил против идеи всеобщего избирательного права. «Весьма опасно, - писал он, - менять избирательное право. Это ведет к путанице и уничтожению всех различии, низводит людей разного положения до одного уровня». Подход Пейна вызвал отрицательную реакцию не только со стороны Джона Адамса, но и других сторонников партии вигов. Даже представители радикалов Сэмюэл Адамc и Патрик Генри воздержались от поддержки «уравнительных» идей Пейна.[12]

В конце XVIII века с образованием Соединенных Штатов Америки английские парламентские традиции получили новый импульс. Экспорт представительных институтов и англосаксонского права в Новый Свет стал важнейшей особенностью британской колонизации. Высочайшая степень равноправия граждан, относительное имущественное равенство, а также изобилие ресурсов, наблюдавшиеся в североамериканских колониях, создавали предпосылки для совершенствования демократических институтов и процедур, включая всеобщую выборность государственных должностей, укрепление независимости суда, формирование системы сдержек и противовесов. Здесь активно разрабатывался принцип делегированного народовластия: идея представительства казалась идеальным методом приспособления классической демократии к реалиям больших государств.[13] На раннем этапе истории США понятие демократии не пользовалось популярностью; американцы предпочитали называть свою систему правления республиканской. Джеймс Мэдисон призывал различать чистую демократию, под которой понималось «общество, состоящее из небольшого числа граждан, собирающихся и назначающих себе правительство», и республику, в которой «имеет место представительная система». Для теоретиков американской государственности было важно обосновать переход от прямой демократии, сопряженной с заметными практическими неудобствами и рисками, к демократии представительной, наиболее соответствовавшей потребностям новорожденной федерации.[14]

Конституция США и избирательное право

Принятие конституции США было обусловлено реальными экономическими, политическими, социальными и идеологическими обстоятельствами. Развал "вечного Союза", чудовищный партикуляризм, экономический хаос, угроза гражданской войны – все это требовало создания единого государства на базе 13 практически независимых штатов. В феврале 1787 г. Конгресс принял резолюцию о созыве в мае в Филадельфии специального Конвента из делегатов, назначаемых штатами, с единственной целью пересмотреть Статьи конфедерации. Однако конвент пошел дальше, он принял конституцию.[15]

Кроме разработки конституции участники Конвента обсуждали также вопрос об избирательных правах населения. В разное время и по разным поводам делегаты высказывались по вопросу о том, что правительству необходимо предотвратить активное участие масс в политическом процессе. Проблема демократии была центральной при обсуждении конституции[16]. Многие делегаты были настроены в пользy того, чтобы урезать избирательные права народа, отменив демократические завоевания периода революции и сократив число избирателей. «Народ должен как можно меньше касаться дел правительства», - говорил делегат от Коннектикута Шерман. «Бедствия, которые мы сейчас испытываем, проистекают от излишеств демократии», - вторил ему делегат от Массачусетса Джерри. Эти слова были произнесены в первые дни работы конвента. Позднее Гамильтон высказывался еще более резко: «Говорят, что глас народа – глас божий. Но сколько бы это ни повторяли, сколько бы в это ни верили, на самом деле положение обстоит иначе. Народ возбудим и непостоянен, редко способен трезво рассуждать и верно решать». Эта мысль проходила лейтмотивом в прениях делегатов конституционного конвента.[17]

Американская конституция в том виде, в каком она была одобрена конвентом и затем ратифицирована, представляет собой весьма краткий документ. Она состоит из преамбулы и 7 статей, из которых только 4 разбиты на разделы.[18] По конституции, в основу организации, компетенции и взаимодействия высших органов власти республики был положен американский вариант принципа разделения властей. Все три ветви власти имеют различные источники формирования. Носитель законодательной власти - Конгресс состоит из двух палат, каждая из которых форми­руется особым способом. Палата представителей избирается народом, т. е. избирательным корпусом, который в те времена состоял только из белых мужчин-собственников. Сенат – легислатурами штатов. Президент – носитель исполнительной власти избирается косвенным путем, коллегией выборщиков, которые в свою очередь избираются населением отдельных штатов. Наконец, высший орган судебной власти – Верховный суд - формируется совместно президентом и сенатом.[19] Все органы государственной власти имеют различные сроки полномочий, поскольку каждые два года они переизбираются на одну треть. Президент избирается на 4 года, а члены Верховного суда занимают свои должности пожизненно. Такой порядок, по мысли "отцов-основателей", должен был обеспечивать каждую из ветвей власти определенной самостоятельностью по отношению к другим и не допустить одновременного обновления их состава, т. е. добиться устойчивости и преемственности верхнего эшелона федеральной государственной машины.

При обсуждении раздела конституции, касавшегося избирательных прав, делегаты предпочли проявить сдержанность. Конвент не склонен был следовать точке зрения Б. Франклина, считавшего необоснованным ограничение избирательных прав имущественным цензом. Великий просветитель говорил, что правительство свободной страны должно быть слугой народа и что народ является хозяином правительства. Он решительным образом высказался против ограничения избирательных прав, напомнив, что народ сыграл огромную роль во время войны, внес основной вклад в дело победы. «Чрезвычайно важно, - говорил Франклин, - чтобы мы не унизили его достоинства и не причинили вреда духу народа...». Большинство делегатов не разделяли подобного рода суждений, но побоялись стать на путь ограничения прав, завоеванных в результате революции. «Избирательное право – это деликатный вопрос, - заявил делегат от Коннектикута Элсворт, - оно строго охраняется большинством конституций штатов. Народ не захочет поддержать конституцию страны, если она лишит его избирательных прав». Эту точку зрения разделял и Мэдисон. Он был сторонником «сбалансированного порядка», выступал за то, чтобы США оставались демократической республикой. «Избирательное право - говорил он, - одно из основных условий республиканского правления...». Мэдисон считал, что правительство лишь выиграет, если сумеет добиться поддержки народа и расширит свою опору в массах. Поэтому он возражал против реставрации основанных на имущественном цензе ограничений, частично пересмотренных либо отмененных в результате резолюции. Возврат к дореволюционным нормам мог подорвать всю систему, гибельно сказавшись на судьбе конституции. В конечном итоге члены конвента осознали это. Однако, отказавшись от мысли вводить какие-либо ограничения, конвент отнюдь не высказался в пользу всеобщего избирательного права. Согласно принятому постановлению имущественные а иные ограничения, закрепленные ранее конституциями штатов, оставались в силе. Конституция опиралась на систему «балансов и сдерживающих факторов», которая, по замыслу ее создателей, должна была обеспечить господство буржуазно-плантаторской верхушки над народом. Теоретическое обоснование этой системы в наиболее полной форме было дано Мэдисоном вскоре после завершения работы по созданию конституции.[20]

Согласно Конституции избирательная система, в том числе по выборам Президента и Конгресса США, устанавливается законодательным органом самого штата. Отсюда – исключительная пестрота избирательных систем, несхожесть многих аналогичных положений в различных штатах. Чтобы ввести какие-то требуемые жизнью единообразные нормы для всей страны, каждый раз необходимо вносить соответствующую поправку в Конституцию США.[21] Регулирование Конституцией избирательной системы затрагивает главным образом пассивное избирательное право. Так, в основном тексте устанавливаются определенные требования к кандидатам при выборах Президента, Вице-президента, сенаторов и членов Палаты представителей. Указывается, что штат сам в лице своей исполнительной власти издает приказ о проведении выборов, если открывается вакансия по его представительству в Конгрессе.[22]

Итак, развитию законодательства в США в немалой степени способствовало принятие федеральной Конституции 1787 г.[23] Эту старейшую из существующих ныне в мире конституций недаром называют юридической библией. Этот документ воплотил в себе такие нетленные политико-правовые идеи, которые спустя 200 лет не потеряли своей общественной значимости и демократичности, хотя за все это время в него было внесено лишь 26 поправок.[24] Оригинальный текст федеральной конституции не содержал в себе особой статьи или раздела, посвященного гражданским правам и свободам, хотя в некоторых из них в основном содержались отдельные предписания. Подобного рода забвение гражданских прав и свобод вызва­ло огромное недовольство демократически настроенных слоев населения и даже поставило под угрозу ратификацию конституции. Уже в июне 1789 г. в первый конгресс, созванный на основе конституции, по предложению Д. Мэдисона (1751 – 1836) были внесены первые 10 поправок, которые к декабрю 1791 г. были ратифицированы штатами и одновременно вступили в силу. Поправки, составляющие Билль о правах, равнозначны по своему значению определению правового статуса американского гражданина.[25] Эта важнейшая часть Конституции, дополненная впоследствии и другими поправками, исходит из признания за каждым человеком естественных и неотчуждаемых прав, и прежде всего – на равенство и свободу. Лишить человека жизни, свободы и собственности можно только через независимый суд, охрана прав является первостепенной обязанностью государства.[26]

Знакомство с федеральной Конституцией США позволяет видеть, что она заметно отличается от основных законов многих других государств своей лаконичностью и практичностью, содержит сравнительно мало декларативных положений, имеющих чисто идеологическое значение. Она построена, прежде всего, как юридический документ, определяющий организацию федеральной власти и предусматривающий судебные механизмы защиты основных прав и свобод американцев от посягательств со стороны правительственных органов всех уровней: федерации и штатов. Конституция заложила в основу государственного строя и в правовую систему США такие принципы, как федерализм, разделение властей и судебный конституционный контроль, которые получили в XIX и XX вв. мировое признание. Наиболее своеобразным принципом, положенным в основу американского конституционализма, является судебный конституционный контроль.[27]

К моменту вступления в силу Конституции 4 марта 1789 г. (в этот же день собрался на свою первую сессию первый Конгресс США) вновь созданная федеративная республика, раскинувшаяся вдоль Атлантического побережья на 2 тыс. миль, переживала трудное время. После 30 апреля 1789 г., когда в должность первого президента США вступил Дж. Вашингтон, в спешном порядке создается аппарат исполнительной власти. Принимаются законы о создании первых департаментов – государственного, военного и финансового. В первые два десятилетия после вступления в силу конституции была принята XII поправка. XII поправка (1804) дополнила процедуру избрания президента, введя раздельное голосование за кандидатов в президенты и вице-президенты.

Несмотря на общее снижение имущественного ценза, избирательное право в большинстве штатов отнюдь не являлось всеобщим. Например, для участия в выборах в Массачусетсе и Нью-Гэмпшире нужно было располагать собственностью на сумму не менее 60 ф. ст., в Коннектикуте – владеть недвижимостью не менее чем на 134 долл., либо платить не менее 7 долл. налога. В Южной Каролине избирательные права были предоставлены всем белым жителям-мужчинам, проживавшим в штате не менее года, верившим в бога и владевшим 50 акрами земли. В Северной Каролине и Виргинии избирательным правом был наделен каждый белый мужчина, владевший собственностью на сумму не менее 10 ф. ст. Аналогичные правила существовали в ряде других штатов. Еще сложней было получить право на избрание в законодательную ассамблею: для этого устанавливался более высокий имущественный ценз.[28]

Стоит отметить, что в Америке же система «старых тори» обрела новую жизнь. Колониальные представительные учреждения воспроизводили тюдоровскую практику, и впоследствии именно эта система была установлена в национальном масштабе в конституции 1787 г. В Америке, как и в тюдоровской Англии, была установлена двойная система представительства: президент, как король династии Тюдоров, представлял интересы общества в целом; отдельные члены законодательного собрания представляли интересы своих избирательных округов. Многомандатные округа, существовавшие в Англии XVI в., были экспортированы в Америку; эта система существовала в законодательных собраниях колоний, была сохранена в верхней палате национального собрания и перенесена в легислатуры Штатов, где во многих случаях дожила до XX в.[29]

Избирательное право и партийная система в США

Американская конституция полностью игнорировала партии. В то время в общественном мнении существовала острая неприязнь к партиям, или, как их тогда называли, фракциям. Выборы первого президента и конгресса носили непартийный характер. Однако практика показала, что пришедший к власти буржуазно-плантаторский блок не может быть монолитным. Первая администрация Дж. Вашингтона по видимости была монолитной, но уже тогда существовали серьезные разногласия между А. Гамильтоном, возглавлявшим казначейство, и государственным секретарем Т. Джефферсоном. Оба они убедили Дж. Вашингтона выдвинуть свою кандидатуру на второй срок. Открытый раскол произошел летом 1793 г., когда Джефферсон заявил о своей отставке. Хотя она была удовлетворена только к концу того года, фактически партии уже стали реальностью политической жизни. Федералисты, возглавляемые А. Гамильтоном, выражали интересы промышленного Севера, а демократические республиканцы Т. Джефферсона опирались, прежде всего, на рабовладельческие штаты Юга. Первоначально партии действовали как фракции в конгрессе, затем созданные ими «кокусы» (собрания партийных фракций) стали органами, с помощью которых выдвигались кандидаты. Уже к концу первого десятилетия существования республики партии практически монополизировали выборы. В 1796 г. выборы президента носили уже откровенно партийный характер. Первые два президента – Дж. Вашингтон и Д. Адамс – были федералистами. В 1800 г. в результате раскола голосов коллегии выборщиков палатой представителей был избран президентом республиканец Т. Джефферсон. К этой же партии принадлежали президенты Дж. Мэдисон (1809-1817), Дж. Монро и Дж. Адамс (1825-1829).[30]

Итак, политические партии в современном значении этого слова появились в США лишь в начале XIX столетия. До этого времени для большинства политиков было характерно настороженное отношение к борьбе партийных группировок: они указывали на ее разрушительные последствия и искали пути к ее ограничению. Массовые политические партии возникли впервые в США в связи с президентскими выборами 1800 г. Первоначально партии активно действовали преимущественно во время избирательных кампаний. Их сторонники не были связаны партийной дисциплиной, не имели постоянно действующих местных организаций, не проводили регулярных конференций и съездов. С возникновением массового рабочего движения в Европе появились первые партии с привычными для нас признаками: партийные билеты, оформленное членство в партии, взносы, внутрипартийная дисциплина, партийный аппарат (организованная группа людей, для которых партийная деятельность является профессией). Те слои общества, среди которых партия пользовалась наибольшим влиянием, стали называть ее социальной базой, а избирателей, регулярно отдающих ей свои голоса на выборах, - электоратом.[31]

В начале политической карьеры Томас Джефферсон и Джеймс Мэдисон в один голос, в традициях предшественников, отрицали функциональность политических партий, то в процессе предвыборной борьбы за президентское кресло, ощутив на себе все преимущества партийной солидарности и поддержки, изменили свое мнение. Уже в 1798 г. Т. Джефферсон, в письме к Дж. Тейлору признает: «В каждом свободном и мыслящем обществе должны быть – такова природа человека – противостоящие партии, горячие споры и несогласия; и одна из сторон в большинстве случаев должна одерживать верх над другой на более или менее длительный промежуток времени. Может быть, такое разделение на партии необходимо, чтобы одна сторона длительно наблюдала и сообщала народу о действиях другой».[32] «Политические партии существенно необходимы демократии». Демократия, по Джефферсону, не означает постоянной, деструктивной, изнуряющей общество партийной борьбы. Партийная борьба достигает своего максимума в период избирательной кампании, но она должна затухать в период выполнения партийной программы.Вот почему в своей первой инаугурационной речи, произнесенной сразу после президентских выборов в 1800 г., когда еще не затихли предвыборные дебаты между республиканской и федералистской партиями, он объявил: «Все мы республиканцы, все мы федералисты». Джеймс Мэдисон признавал объективный характер разделения общества на партии, которые образуются исходя из «защиты различных неравных способностей приобретения собственности», различных существующих форм собственности и их «воздействия на чувства и воззрения соответствующих собственников»[33].

Сложившаяся в тот период двухпартийная система, не имевшая еще четкого организационного оформления, просуществовала до 1824 г. Состоявшиеся в этом году президентские выборы свидетельствовали о распаде партийной системы, состоявшей из джефферсоновских республиканцев и федералистов. Формирование новых партий, заменивших старую двухпартийную систему, шло в сложных условиях, ибо в американском обществе еще не закончилась классовая дифференциация. В 1828 году на смену джефферсоновским республиканцам приходит Демократическая партия, в создании которой решающую роль сыграл президент Э. Джексон (1829-1837).

Сторонники мифа о существовании в «эпоху Джексона» подлинной демократии обычно ссылаются на демократизацию политической жизни, и в первую очередь избирательной системы. Между тем введение всеобщего избирательного права для белых мужчин, избрание выборщиков президента народным голосованием, а не законодательными собраниями штатов, назначение кандидатов в президенты национальными конвентами и т. д. не изменили главного – реальная власть продолжала оставаться в руках господствующих классов. «Изменился стиль правления элиты, но власть элиты по-прежнему сохранилась». Участники партийных конвентов в действительности лишь следовали диктату партийных лидеров. В своем большинстве они были партийными активистами и государственными служащими и в результате легко поддавались манипуляциям и контролю. Сенатор Т. Бентон был недалек от истины, когда говорил: «Народ имеет не больше власти при выборах лица, которое должно быть его президентом, чем подданные наследственного монарха над рождением ребенка, который в один прекрасный день должен будет над ними царствовать»[34].

В 30-х гг. на развалинах партии федералистов возникает новая политическая организация буржуазии Севера – виги. В это же время приходят национальные партийные конвенты, монополизировавшие процедуру выдвижения кандидатов в президенты, возникает система ротации (²система добычи²), согласно которой смена партийной принадлежности президента сопровождается заменой федерального аппарата по партийному признаку. Двухпартийная система "демократы-виги" отличалась некоторыми особенностями от своей предшественницы. Специфической чертой этой системы было то, что ни одна из главных партий не обладала преобладающим влиянием в традиционных регионах своего первоначального возникновения. Отсутствие четкого идейного противостояния, свойственное первоначальным партиям, обусловило и пестроту их массовой базы. Резкое обострение противоречий по вопросу о рабстве поставило в 50-е гг. XIX в. обе партии в крайне тяжелое положение. Попытки спасти систему "демократы-виги" закончились полным провалом. В результате серии расколов Демократическая партия превратилась в экстремистскую рабовладельческую фракцию. Сложная внутрипартийная борьба происходила и в лагере вигов. В конечном счете, они сошли с политической арены, и в 1854 г. была создана Республиканская партия, выступившая с критикой системы рабовладения.[35]

Четкое понимание существа партийной перестройки обнаружил У. Сьюард в речи 21 октября 1856 г. Главную причину краха партии вигов, дезорганизации демократов и, наконец, возникновения республиканской партии опытный государственный деятель усматривал в конфликте «двух полностью антагонистических систем» - «системы свободного труда с равным и всеобщим избирательным правом, свободой слова, мысли, действий и системы рабства с неравноправными выборами, обеспечиваемыми произвольными, деспотическими и тираническими законами».[36]

Рост политической активности произошел в больших масштабах в Америке. В XVIII в. участие населения колоний в политическом процессе в форме избирательного права получило широкое распространение. Революция убрала с американской сцены английскую монархию и вместе с ней единственный возможный источник легитимности, альтернативный народному суверенитету. Революция, как подчеркивает Роберт Палмер, делала историю, утверждая народ в качестве носителя власти. Распространение избирательного права и других форм народного участия в управлении резко возросло с достижением не­зависимости. Имущественный избирательный ценз, который во многих штатах и так лишал права голоса не слишком многих, был сначала заменен на требования к уплате налогов, а потом и вовсе отменен. Новые штаты, как правило, вступали в союз без каких-либо экономических ограничений избирательного права.[37]

Значительные изменения произошли в системе выборов, порядке выдвижения кандидатов и т. д. В 1800 г. только в двух штатах выборщики президента избирались народным голосованием. К 1821 г. в 15 штатах из 24 было установлено всеобщее избирательное право для белых мужчин. На выборах 1824 г. в шести штатах законодательные собрания еще сохранили право назначать выборщиков, а в 1828 г. таких штатов осталось только два (Делавэр и Южная Каролина). От выборов к выборам увеличилось и число голосов, поданных за нового президента.[38] В 1842 г. в штате Род-Айленд действовал еще имущественный избирательный ценз, лишающий права голоса более двух третей населения штата; за его отмену выступала «Партия избирательного права», а группа ее политических противников приняла название «Партии правопорядка».

К 1830-м гг. всеобщее избирательное право для белых мужчин стало в Америке нормой. В то же время в Европе имущественный ценз оставался высоким. Акт о Реформе 1832 г. расширил границы английского электората с 2 до 4%; в Америке же на президентских выборах 1840 г. голосовало 16% населения.[39]

В XIX в. европейцев, приезжающих в Соединенные Штаты, изумляла повальная одержимость американцев политикой. Токвиль в 30-е годы XIX в. писал, что «политическая деятельность – единственное удовольствие, доступное американцам». Спустя полвека Брайс заметил, что система политических партий «в Соединенных Штатах гораздо сложнее, чем в любой другой стране мира». Статистические данные о выборах того времени подтверждают, что европейцам и впрямь было чему подивиться. Ни на одних президентских выборах в период после Гражданской войны и до конца столетия процент избирателей, принимавших участие в голосовании, не опускался ниже 70%. В 1876 г. участие в голосовании приняли почти 82% избирателей.[40] Избирательная активность американцев в последней трети XIX в. была весьма высокой (с 1876 по 1896 г. в президентских выборах участвовали в среднем 78,5% имевших право голоса).

Увеличилось число конгрессменов, избирателей, они представляли большее число различных регионов – и каждый из них претендовал на удовлетворение своих специфических потребностей. Само избирательное право изменилось в сторону расширения. Вновь присоединившиеся штаты понизили имущественный ценз для голосующих; некоторые из старых штатов и вовсе его отменили. К 1840 году правом голоса уже обладали девять из десяти совершеннолетних белых американцев. При этом законодатели северных штатов еще сильнее урезали избирательные права свободных чернокожих мужчин и закрыли доступ к голосованию для женщин (в Нью-Джерси в 1807 году был принят специальный закон, отменяющий избирательное право для женщин, существовавшее ранее). Изменилась процедура голосования. Увеличилось количество государственных постов, судьба которых решалась путем прямого народного голосования. Теперь к их числу относились должности губернаторов штатов, судей и даже президента страны. Соответственно, у людей, владевших избирательным правом, появилось больше причин осуществлять это право. Результатом стала высокая избирательная активность населения, что можно отметить как четвертую отличительную черту рассматриваемого периода. Если в 1824 году в президентских выборах участвовало всего 27 % установленных законом избирателей, то в 1840 году это число выросло до 40 %.[41]

Везде наблюдалась политизация американского общества, что в свою очередь было обусловлено либерализацией избирательной системы США: произошёл отход от выборов американского президента коллегией выборщиков; стала развиваться система всеобщего голосования (белого мужского населения). Эти изменения были связаны с начавшимся промышленным переворотом в США, который повлёк за собой технологические и социальные изменения, в частности, развитие инфраструктуры (шоссейных и железных дорог, каналов и т.п.). В 1840 г. в США появился телеграф. Всё это способствовало более успешному проведению партийных съездов и ведению эффективных пропагандистских кампаний на общенациональном уровне. При этом партийная борьба велась уже по значительно более широкому кругу вопросов, порождённых процессом индустриализации в США. Прежде всего партии обсуждали проблемы, связанные с социальным расслоением общества, а также решением задач свободного предпринимательства. Промышленная революция в США, кроме всего прочего, совпала с обострением религиозного вопроса в стране в связи с притоком иммигрантов и сопровождалась расширением американской экспансии на континенте. Особо острые партийные дебаты в США были в период войны с Мексикой за Техас.[42]

Расширение избирательного корпуса в свою очередь заставило политические партии расширять и совершенствовать свою внутреннюю структуру. Из фракций, каковыми они были в начале XIX в., партии превратились в машины, основанные на довольно жестких связях между боссом, его помощниками и безропотными исполнителями воли начальника – боями.[43] Когда М. Вебер составлял знаменитую формулу трех фаз партийной истории, он не учитывал многие специфические черты американских партий. В США вообще не было не только аристократических клик, но и аристократических группировок, отстаивавших в европейских странах XIX в. интересы феодальной знати, эволюционировавших затем в консервативные партии. Американская история партий не знает социалистического и тоталитарного периодов: здесь всегда преобладали либерально-консервативный и либерально-демократический партийные типы. При республиканском устройстве США число выборных должностей заметно больше, но, главное, партии участвуют в выборах не только депутатов законодательных собраний разных уровней, но и глав исполнительной власти: губернаторов штатов, президента и др. Это повышает роль и политический статус партий, особенно ведущих. США имеют отличное от европейских стран государственное устройство – федерацию штатов. У каждого собственная конституция, свои особенности избирательной системы и регистрации партий. Это заставляет их, в отличие от европейских, ориентироваться в первую очередь на руководящие органы уровня штатов и только во вторую – на национальный комитет. Такая децентрализация – характерная черта партий, созданных американским способом. Всеобщее избирательное право (для мужчин) в США введено уже на начальном этапе формирования партий (1820-е гг.). Избирательная система в США – мажоритарная, в два тура.[44]Американские партии отличаются весьма оригинальными чертами. Они базируются на небольших комитетах, довольно независимых друг от друга и обычно децентрализованных; они не стремятся ни к умножению своих членов, ни к вовлечению широких народных масс – скорее они стараются объединять личностей. Их деятельность целиком направлена на выборы и парламентские комбинации и этом смысле сохраняет характер наполовину сезонный; их административная инфраструктура находится в зачаточном состоянии; руководство здесь как бы распылено среди депутатов и носит ярко выраженную личностную форму.

Согласно разработкам политологов по теории перегруппировки в американской политической истории выделяются пять партийных систем или выборных эр. Выборы 1800 г. создали первую рудиментарную систему. Неспособность этой первоначальной системы совладать с новой политической практикой участия масс в демократическом процессе привела после выборов 1828 г. к образованию второй системы партий. Джексоновская коалиция доминировала в тогдашней политической жизни вплоть до тех пор, когда обострение проблемы рабства в 50-е годы XIX в. подорвало вторую систему. Партия вигов исчезла, а появление республиканской партии ознаменовало новую политическую эру. Третья политическая система, просуществовавшая с 50-х по 90-е годы XIX в., была отклонением от модели перегруппировки, поскольку это было время скорее соперничества примерно равных по силе партий, нежели преобладания одной из них. Затем в итоге выборов 1896 г. установилась четвертая система, в рамках которой демократическая партия отступила в пределы «твердого Юга», а республиканцы завоевали большинство на национальном уровне. Испытав удар Великой депрессии, четвертая система в 30-е годы рухнула, открыв дорогу рузвельтовской коалиции и пятой системе.

Многие из ныне привычных форм партийной организации изначально были созданы в США – стране, где впервые было законодательно закреплено всеобщее избирательное право. Они быстро получили повсеместное распространение в странах со всеобщим избирательным правом, где имеет место политическая состязательность.[45]

В Америке единство общества и разделение властей сделало последнее главным фокусом демократизации. Решающим стало изменение характера коллегии выборщиков – в результате образования политических партий и связанного с этим преобразования президентства из Учреждения с непрямыми выборами, полуолигархического, в учреждение общенародного характера. Другие крупные шаги в направлении расширения участия народа Соединенных Штатов в политической жизни были связаны с распространением принципа выборности на губернаторов Штатов, на обе палаты законодательных собраний штатов, на многие административные посты и коллегиальные органы штатов, судебные органы во многих штатах и Сенат США.[46]

Изменения избирательного права после Гражданской войны.

Противоречия между рабовладельческим Югом и промышленным Севером в первые три десятилетия существования США стали быстро нарастать по мере экономического подъема рабовладельческих штатов. Преобладание рабовладельцев в федеральных органах власти позволило им в 1854 г. прийти к результату, когда всякие ограничения распространения рабовладения на другие штаты и территории были ликвидированы. Избрание в ноябре 1860 г. на пост президента видного сторонника отмены рабства, одного из организаторов Республиканской партии А. Линкольна, показало изменения в соотношении общественных сил в пользу аболиционистов и означало крах многолетней политической гегемонии рабовладельцев. В конце 1860 – начале 1861 г. правящие рабовладельческие круги 13 южных штатов пошли на крайнюю меру – на сецессию, т. е. на выход из федерации и на провозглашение в феврале 1861 г. Конфедеративных штатов Америки. Вскоре после официального вступления А. Линкольна на пост президента (в марте 1861 г.) конфедераты подняли мятеж, пытаясь насильственно свергнуть конституционное правительство, провозгласили новую конституцию Конфедеративных штатов Америки. Стремясь распространить рабовладельческие отношения на территорию всего союза, конфедераты начали 12 апреля 1861 г. Гражданскую войну, которая продолжалась четыре года и закончилась 26 мая 1865 г.[47] Важным последствием Гражданской войны было значительное усиление президентской власти при А. Линкольне, которое фактически оказало существенное влияние на развитие этого института в течение всей последующей истории США.

Рабство на территориях взбунтовавшихся штатов было отменено Прокламацией президента А. Линкольна от 1 января 1863 г. Затем, по окончании Гражданской войны (1865), была принята XIII поправка к конституции. Важное значение имели положения XIV поправки, которые запретили штатам принимать законы, ограничивающие льготы и привилегии граждан США. Две эти поправки создали юридические условия не только для освобождения негров, но и уравнения их в правах с белыми гражданами.

Важным событием в истории Реконструкции явились выборы 1867 г. в конституционные конвенты южных штатов. Предоставление неграм права голоса было крупным завоеванием не только негритянского, но и всего американского народа. Действительно, на основании закона о Реконструкции более 1 млн. негров, 75% из которых не умели ни читать, ни писать, получили право голоса. Одновременно это же право получили более 1 млн. белых, свыше 30% из них также были неграмотными. Это была по тем временам самая демократическая избирательная реформа в мире. Неграм пришлось преодолевать жесточайшее сопротивление плантаторов, чтобы использовать свое право голоса. Командующий Камберлендским военным округом генерал-майор Томас докладывал, что террор куклуксклановцев был направлен и против белых, и против черных, «особенно против той группы цветного населения, которая отличалась энергией, трудолюбием и хорошим поведением». Антинегритянский террор широко использовался в ходе избирательной кампании также и в других южных штатах.[48] Негры приняли активное участие в избирательной кампании. В 10 южных штатах 700 тыс. негров и 600 тыс. белых зарегистрировались в качестве избирателей. 200 тыс. бывших мятежников были лишены в этой избирательной кампании права голоса.

Прогрессивные предписания XIII и XIV поправок были "торпедированы" решениями Верховного суда 1883 и 1896 гг., признавшими неконституционным Закон о гражданских правах 1875 г. и конституционными законы штатов, устанавливавшие «раздельные, но равные возможности» для белых и черных. Последняя «поправка Гражданской войны» – XV, принятая в 1870 г., запрещала дискриминацию на выборах: «Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку расы, цвета кожи либо в связи с прежним нахождением в подневольном услужении». Однако постановления этой поправки были в течение века мертвы для бывших рабов.[49]

В 1890 – 1900-е годы в южных штатах было повсеместно изменено избирательное право с целью лишить его негритянское население. В 1890 г. в Миссисипи был созван специальный конвент для изменения существующей или принятия новой конституции. В прежней конституции штата никами. (Кливленд вошел в историю как президент, отклонивший наибольшее число законодательных предложений конгресса.) В 1890 г. конгресс США, будучи хорошо осведомленным о том, что в южных штатах творится произвол во время выборов и что расисты просто не допускают негров к избирательным урнам, тем не менее провалил законопроект об использовании федеральных войск для защиты права голоса черных американцев. Республиканцы и демократы, депутаты конгресса продемонстрировали верность духу сделки 1877 г. и как бы показали, что возврата к временам Реконструкции быть не может.[50]

Избирательное права женщин

Важным моментом в борьбе за демократизацию избирательного законодательства явились выступления американских женщин за право голоса. Несправедливость законодательства страны, претендующей на звание «самой демократической в мире», усугублялась с каждым годом, ибо с каждым годом возрастало число женщин, занятых в промышленности, сельском хозяйстве, торговле, учебных заведениях. Помимо своих домашних обязанностей по ведению хозяйства и воспитанию детей, женщина несла бремя наемной работницы, являясь зачастую кормильцем семьи.[51]

Начало борьбы за избирательные права датируется днем проведения собрания в 1848 г. в г. Сенека-Фолc (штат Нью-Йорк), на котором группа женщин впервые во весь голос потребовала предоставления им избирательных прав. За основу была взята Декларация независимости, только вместо знаменитой фразы в начале: «Все люди созданы равными...» Декларация уточнила: «Все мужчины и все женщины...», а затем перечислила основные требования движения.[52] Женщины назвали свою резолюцию «Декларацией чувств». Однако требования права на образование, на равную оплату за труд, требования имущественного равенства, участия в делах церкви и, наконец, избирательных прав были вполне серьезными и первоначально вызвали резкую отповедь в прессе. Тем не менее организаторы собрания и авторы «Декларации» не сложили оружия, а объявили об организации женской суфражистской организации во главе с Элизабет К. Стэнтон, 33-летней энергичной участницей аболиционистского движения. Следует помнить, что в рядах аболиционистского движения было много женщин. Именно в борьбе за уничтожение института рабства формировалось политическое сознание американских женщин, воспитывались организационные и ораторские навыки будущих деятельниц суфражизма. У. З. Фостер писал: «Фактически женское движение в значительной степени выросло на базе аболиционистского движения»[53]. Усилия первых борцов за женское равноправие наталкивались на глухую стену отказа, воздвигаемую законодателями в легислатурах и конгрессе.

Будущему равноправию предшествовала длительная борьба женщин за свои права, обычно называемая суфражистским движением (от англ. suffrage – избирательное право).Еще в 1869 г. под руководством Элизабет Стэнтон (1815 – 1902) и Сьюзен Энтони (1820 – 1906) была создана Национальная женская суфражистская ассоциация (целью которой было внесение соответствующей поправки в Конституцию США), а вслед за ней – Американская женская суфражистская ассоциация, боровшаяся за внесение соответствующих поправок в конституции отдельных штатов. В 1890 г. эти организации объединились в единую Национальную американскую женскую суфражистскую ассоциацию под председательством Сьюзен Энтони. В начале XX в. женское движение возглавила Кэрри Чэпмен Кэтт (1859 – 1947), которая была президентом Национальной американской женской суфражистской ассоциации (1900 – 1904, 1916 – 1920) и Международного женского суфражистского альянса (1902 – 1923).[54]

Четырнадцатая поправка к Конституции от 1868 года обязывала штаты обеспечить всех граждан правом участвовать в федеральных выборах. Но это право, как было сказано в тексте, касается только «мужского населения». Женщины, которые активно участвовали в борьбе за отмену рабства, оставались юридически без права голоса. В подобных условиях разногласия в движении феминисток отступили на второй план. Более консервативное крыло движения, с одной стороны, и либеральное крыло – с другой, решили объединиться в конце XIX века, создав Национальную ассоциацию за женское избирательное право. Проблемы, касающиеся морали, семьи, отношений в обществе, больше не казались столь же насущными.[55] Лишь штат Вайоминг (официальное прозвище TheEqualityState, «штат равноправия») впервые среди штатов США были предоставлены избирательные права женщинам (в 1869 г. избирательное право было предоставлено женщинам на территории Вайоминга, когда он не был еще штатом).[56] В США каждый штат отдельно решает проблему права голосования.

К началу XX в. только четыре штата предоставили женщинам избирательные права. Тем не менее инициативы отдельных штатов свидетельствовали о необратимой эволюции. А накануне Первой мировой войны уже девять штатов предоставили женщинам право голоса: Колорадо, Юта, Айдахо, Вашингтон, Калифорния, Орегон, Аризона и Канзас; довольно скоро к ним присоединились штаты Невада и Монтана. Все или почти все штаты на Западе, восприимчивые к идеям прогрессистов, поддерживали возвращение к непосредственной демократии и расширение политической жизни. Следует отметить, что другие штаты тоже предоставили женщинам право голоса, только ограничили его локальными местными выборами, в частности, выборами школьных комиссий. В 1917 – 1918 гг. еще девять, включая Нью-Йорк, признали политическое равноправие женщин.

Не все штаты признавали избирательное право женщин в одинаковой степени. Кроме того, некоторые штаты пытались упорствовать, особенно на Юге. Вскоре был подготовлен проект поправки к федеральной Конституции. За основу взяли проект 1878 года, за который активно боролась Сьюзен В. Энтони. В 1919 году двадцать шесть штатов обратились в Конгресс с требованием его одобрить. Несколько ранее президент Вильсон заявил членам Законодательной ассамблеи: «На мне лежит ответственность за административные задачи военного времени. Я прошу облегчить их и доверить мне властные функции, которых я не имею сейчас и в которых я так нуждаюсь, и каждый день я вынужден сожалеть о том, что не могу их использовать». Короче говоря, речь шла о политическом консенсусе, который теперь поддерживал проект поправки. Палата представителей приняла ее 304 голосами против 90, сенат – 56 голосами против 25. В августе 1920 года поправка была ратифицирована тремя четвертями штатов, и женщины смогли участвовать в президентских выборах и выборах законодательных органов в ноябре 1920 года.[57]

Гораздо раньше француженок, немок или итальянок и намного раньше англичанок американки получили право голоса. Текст поправки краток: «Право голоса граждан США не должно оспариваться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола».[58]

США в начале XX в. и избирательное право.

Превращение США в мировую державу, обладающую собственной колониальной империей, сопровождалось существенными изменениями во всех подразделениях политической системы. Однако эти изменения, в целом направленные на расширение функций центральных органов власти, далеко не всегда находили свое выражение в правовой системе. На этот период приходятся только две поправки к конституции – XVI и XVII, ратифицированные в 1913 г. XVII поправка отменила старый порядок назначения сенаторов и ввела прямые выборы. Эта мера не только демократизировала процедуру формирования сената, но и существенно повысила его престиж и влияние. Важное значение для конгресса имела "парламентская революция" 1910 г., в результате которой до этого всемогущий спикер палаты представителей был лишен права назначения членов всех постоянных комитетов палаты и членства в весьма важном комитете правил, определяющем порядок процедуры прохождений биллей и резолюций. Эта мера способствовала установлению более гибких отношений постоянных комитетов с влиятельными группами давления, так как в комитетах устанавливалось то же соотношение представителей партий, что и в палатах конгресса.

Институт референдума нашел свое законодательное закрепление в конце XIX – начале XX в. и в конституционных актах ряда штатов США. Начиная с 1898 г., пишут в связи с этим некоторые американские политологи, отдельные штаты стали законодательно «позволять людям принимать непосредственное участие в процессе правотворчества», путем использования таких форм, как «инициатива и референдум».[59]

Движение за расширение политических прав практически охватило всю страну, хотя в разных штатах оно развивалось с различной интенсивностью и с неодинаковым успехом. Борьба против влияния бизнеса на общественно-политическую жизнь страны протекала одновременно с борьбой за расширение политических прав. Наиболее популярными были требования демократизации избирательного закона: введение права инициативы и референдума, право избирателей отзывать депутатов из законодательного собрания и всех должностных избираемых лиц, всенародное избрание сенаторов США, прямые выборы в местные органы. В некоторых штатах эти требования дополнялись требованием уравнения женщин в политических правах.[60]

При Т. Рузвельте окончательно закончилась эра "правления конгресса", т. е. его относительная независимость от президентской власти. Предшествующие президенты (Гаррисон, Кливленд и Мак-Кинли) считали себя агентами конгресса, т. е. истолковывали президентскую власть в парламентарном духе. Т. Рузвельт сформулировал свою собственную концепцию сильной президентской власти, подотчетной не конгрессу, а непосредственно народу. С именем Т. Рузвельта связан первый серьезный кризис, потрясший сложившуюся после окончания Гражданской войны двухпартийную систему. На президентских выборах 1912 г. Т. Рузвельт пошел на раскол с Республиканской партией и выдвинул свою кандидатуру в президенты от Прогрессивной партии. Собравшийся в августе 1912 г. в Чикаго Национальный конвент новой партии принял платформу, в которой сокрушительной критике была подвергнута старая двухпартийная система. Признавая корпорации "существенной частью современного бизнеса", платформа в то же время выдвигала ряд радикальных требований: демократизировать процедуру выдвижения кандидатов, предоставить избирательные права женщинам, обуздать избирательную коррупцию, улучшить условия труда рабочих, запретить детский труд, установить минимум зарплаты и т. д. Прогрессивная партия сумела собрать около 4 млн. голосов и получить 88 мест в коллегии выборщиков (кандидат Демократической партии получил соответственно 6 млн. голосов, 435 мест в коллегии выборщиков). Это был успех Рузвельта и поражение Республиканской партии. Но третьей партией Прогрессивная партия так и не стала.[61]

В начале века значительная часть рабочих в США была фактически лишена права голоса. В 1910 году почти 14% взрослых мужчин составляли ненатурализованные иммигранты, не имевшие избирательных прав. В то же время темнокожих на Юге по сути дела лишали возможности участвовать в выборах законы Джима Кроу. На долю иммигрантов и темнокожих приходилось до четверти населения страны – и это была его беднейшая четверть, которой попросту отказывали в какой-либо роли в политическом процессе. В современной Америке проблема лишения части населения избирательных прав снова стоит на повестке дня из-за широкомасштабной нелегальной иммиграции и по-прежнему невысокой избирательной активности темнокожего населения. Этому содействует и систематическое подавление права голоса. Сегодня это делается более тонко, чем во времена Джима Кроу, но тем не менее может сыграть решающую роль при незначительном различии в уровне поддержки кандидатов.[62]

Прогрессистская эра характеризовалась дальнейшей демократизацией выборов и расширением избирательных прав населения. В 1913 г. была принята XVII поправка к Конституции, устанавливающая прямые выборы в Сенат (до этого в большинстве штатов сенаторы выбирались легислатурами).[63]

В 1920 г. после принятия 19-й поправки к Конституции, предоставившей избирательное право женщинам, контингент избирателей значительно расширился, точно так же как в 1965 г. после принятия закона об избирательных правах, предоставившего избирательное право неграм, а в 1971 г. – с принятием 26-й поправки к Конституции, снизившей возрастной ценз избирательного права до 18 лет. Новые группы избирателей не проявляли достаточной активности на выборах и не участвовали в них столь же регулярно, как взрослые белые американцы мужского пола, для которых это было привычным делом. В итоге всякий раз, когда контингент избирателей расширялся, общий процент голосующих снижался.[64]


[1] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[2] Макинерни Д. США. История страны.

[3] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[4] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[5] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[6] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[7] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[8] См. Политология: Учебник для вузов / Под ред. В.И. Буренко, В. В. Журавлева. — М: Издательство «Экзамен», 2004.

[9] Пейн Т. Избр. соч. М., 1959, с. 21 – 64.

[10] Паррингтон В. Л. Основные течения американской мысли: В 3-х т. М., 1962—1963, т. 1, с. 406.

[11] О взглядах Дж. Адамса см.: Ширяев Б. А. Джон Адаме в период борьбы американских колоний за независимость.— В кн.: Американский ежегодник, 1975. М., 1975, с. 209—230.

[12] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 128.

[13] Бусыгина И., Захаров А. Sumergocogito. Политический мини-лексикон. — М.: Московская школа политических исследований, 2006. С. 27.

[14] Бусыгина И., Захаров А. Sumergocogito. Политический мини-лексикон. — М.: Московская школа политических исследований, 2006. С. 27.

[15] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер.  Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[16] Шпотов Б. М. Создание конституции США и проблема демократии, с. 109—132.

[17] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 188.

[18] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[19] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[20] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 189.

[21] К числу конституционных норм, регулирующих активное избирательное право граждан, относятся следующие: XV поправка (1870 г.) – запрет расовой дискриминации на выборах; XIX поправка (1920 г.) – предоставление избирательного права женщинам. Общество не вправе ограничивать и отменять эти свободы, оно может только вводить и защищать их. Эта демократическая трактовка в период Американской революции завоевала широкое признание и получила законодательное воплощение в Билле о правах, который был одобрен легислатурами всех штатов, а в 1789 г. и Национальным конгрессом США. См. Либерализм Запада XVII-XXвека.

[22] См. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф.М. В. Баглая, д. ю. н., проф. Ю. И. Лейбо и д. ю. н., проф. Л. М. Энтина. — М.: Норма, 2004.

[23] В 1787 г. был принят новый Северо-Западный ордонанс, фактически заменивший ранее принятые постановления конгресса. При определении правил пользования западными землями и установлении системы их политического управления его составители вынуждены были учесть основные демократические завоевания Американской революции. В то же время ордонанс 1787 года вводил достаточно жесткие нормы избирательного права и ставил их под контроль центральной власти. Плешков В. Н. Томас Джефферсон..., с, 111—112.

[24] Жидков О. А. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законода­тельные акты: Пер. с англ./Сост. В. И. Лафитский; Под ред. и со вступ. ст. О. А. Жидкова. – М.: Прогресс, Универс, 1993. С. 7.

[25] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.: Издательство НОРМА, 2001.

[26] См. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф.М. В. Баглая, д. ю. н., проф. Ю. И. Лейбо и д. ю. н., проф. Л. М. Энтина. — М.: Норма, 2004.

[27] Жидков О. А. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты: Пер. с англ. / Сост. В. И. Лафитский; Под ред. и со вступ. ст. О. А. Жидкова. – М.: Прогресс, Универс, 1993. С. 7 – 20.

[28] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 193.

[29] Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. — М.: Прогресс-Традиция, 2004.

[30] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[31] Василенко, II. А. Политология: учебник / И. А. Василенко. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ИД Юрайт, 2011.

[32]Джефферсон Т. О демократии. СПб. 1992. С. 77—78.

[33]Федералист. Политические эссе Александра Гамильтона, Джеймса Мэдисона и Джона Джея. М., 1993. С. 80.

[34] Цит. по: Острогорский M. Указ. соч., т. 2, с. 35.

[35] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[36] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 388.

[37] См. Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. — М.: Прогресс-Традиция, 2004.

[38] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 313.

[39] Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. — М.: Прогресс-Традиция, 2004.

[40] Шлезингер-младший А.М. Циклы американской истории: Пер. с англ. Закл. ст. Терехова В.И. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. С. 368.

[41] Макинерни Д. США. История страны.

[42] Соколов Н. Н. Двухпартийная система США: История и современность.

[43]Практика «грязной политики» при выборах в США исчисляется столетием. Еще в 1884 г. во время предвыборной борьбы между демократом Гровером Кливлендом и республиканцем Джеймсом Блейком разгорелась перепалка, запечатленная историей американских выборов. Демократы тогда выдвинули лозунг избирательной кампании, в которой Блейк именовался «известным на весь континент лжецом из штата Мейн». Республиканцы же избрали лозунгом против Кливленда фразу: «Мама, мама, где мой папа? Ушел в Белый дом, ха-ха-ха!», в которой содержался намек на незаконнорожденную дочь кандидата.«Грязная политика» - это во многом «грязная» политическая реклама. Самюэль Арчибальд, директор комиссии «За проведение честных избирательных кампаний», прямо заявил: «Вопрос о том, является ли «новая политика» «грязной» или нет, чаще всего вращается вокруг этических проблем политической рекламы». «Американская избирательная кампания, - замечает в этой связи Чарльз Гугенхейм, специалист в области производства политических рекламных фильмов, - это в сущности война лозунгов. Нужно найти такой лозунг, чтобы избиратель решил: это мой кандидат, это моя политика». Феофанов О. А. США: реклама и общество. – М.: Мысль, 1974. С. 243.

[44]Исаев Б. А. Теория партий и партийных систем. // Учебное пособие.

[45] См. Даль, Р. А. Полиархия: участие и оппозиция (Текст) / пер. с англ. С. Деникиной, В. Баранова; Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики. 2010.

[46] Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. — М.: Прогресс-Традиция, 2004.

[47] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[48] История США в 4 тт. // Т. 1. – М.: Наука, 1983. С. 490.

[49] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[50] Т.2. С. 57.

[51] История США в 4 тт. // Т. 2. – М.: Наука, 1985. С. 249.

[52] Каспи А. Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания. – Москва, 2008. С. 128.

[53] Фостер У. З. Негритянский народ в истории Америки. М., 1955, с. 178.

[54] Савельева И.М., Полетаев А.В. Социальные представления о прошлом, или Знают ли американцы историю. М.: Новое литературное обозрение, 2008. С. 321.

[55] Каспи А. Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания. – Москва, 2008. С. 130.

[56] Томахин Г. Д. Америка через американизмы. – М.: Высшая Школа, 1982. С. 86.

[57] Каспи А. Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания. – Москва, 2008. С. 134.

[58] Каспи А. Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания (Москва, 2008) С. 129.

[59] См. Политология. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. – 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2003.

[60] История США в 4 тт. // Т. 2. – М.: Наука, 1985. С. 248.

[61] История государства и права зарубежных стран. Часть 2. Учебник для вузов – 2-е изд., стер. / Под общ. ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О. А. - М.- Издательство НОРМА, 2001.

[62]

[63] Савельева И.М., Полетаев А.В. Социальные представления о прошлом, или Знают ли американцы историю. М.: Новое литературное обозрение, 2008. С. 321.

[64] Шлезингер-младший А. М. Циклы американской истории: пер. с англ. Закл. ст. Терехова В. И. – М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. С. 369.