Крещение Господа Иисуса Христа

Еще задолго до пришествия в мир Спасителя пророк Малахия предсказывал о Предтече Господнем, называя его Ангелом Божиим и вторым Илиею (3, 1; 4, 5), а пророк Исаия, в священном восторге слышал благовествующий глас его, глас вопиющаго в пустыни: уготовайте путь Господень, правы сотворите стези Бога нашего; всяка дебрь наполнится, и всяка гора и холм смирится, и будут вся стропотная в право, и острая в пути гладки, и явится слава Господня, и узрит всяка плоть спасение Божие (40, 3–5).

Предтеча Господень Иоанн закончил собою длинный ряд древних пророков, возвестив наступление благодатного царства Христова (см.: Мф. 11, 13). Ветхозаветные пророки предвозвещали пришествие Господа в более или менее отдаленном будущем: они желали видеть Христа и не видели, – слышать Его и не слышали (Мф. 13, 17), а Предтеча Иоанн видел Его, и слышал, и указывал всем, ожидавшим пришествия Мессии (см.: Ин. 1, 29–30). Он был, по выражению церковных песней, светлою утреннею «звездою»[1], которая своим блеском превосходила сияние всех других звезд и предвещала утро благодатного дня, освещаемая духовным Солнцем (Мал. 4, 2) – Христом.

Когда, по глаголу Божию (Лк. 3, 2), Иоанн явился с проповедью о покаянии на Иордане, к нему устремились жители Иерусалима и Иудеи. Всех веровавших проповеди его и свидетельствовавших веру свою искренним раскаянием он крестил в струях Иорданских, говоря: Грядет Креплий мене во след мене, Емуже несмь достоин преклонься разрешит и ремень сапог Его (Мк. 1, 7). И скоро Сам Господь и Владыка, на

Которого Предтеча указывал сими словами, пришел к нему из Галилеи. Иоанн, несмотря на то что был сродником Христа по плоти и приветствовал Его еще во чреве матери своей, не знал Его (Ин. 1, 31, 33), потому что провел свое детство в доме отца и годы юности – в пустыне Иудейской, а Христос жил до сего времени в Назарете. Но Предтече свыше открыт был несомненный признак, по которому он должен был удостовериться сам и удостоверить других, что Христос есть ожидаемый народом и им проповеданный Спаситель: Пославый мя крестити водою, Той мне рече: над Негоже узриши Духа сходяща и пребывающа на Нем, Той есть крестяй Духом Святым (Ин. 1, 33).

Крещением Иоанн приготовлял людей к принятию Спасителя; крещением и Сам Господь благоволил начать Свое открытое служение спасению человеческого рода. «Каким же крещением Он крестился?» – спрашивает святой Иоанн Златоуст и отвечает: «Не иудейским, не нашим, но Иоанновым; для чего? – для того, чтобы ты из самого свойства крещения познал, что Он крестился не ради грехов и не как имеющий нужду в даре Духа, так как это крещение не имело ни того, ни другого: Он был безгрешен, равно и плоть Его не была непричастна Духу Святому, как такая плоть, которая в самом начале была произведена Духом Святым»[2]. Он крестился не потому, «чтобы Сам имел нужду в очищении, – говорит святой Иоанн Дамаскин, – но чтобы, приняв на Себя мое очищение, сокрушить в воде главы змиев, потопить грех, погребсти в воде всего ветхого Адама, освятить Крестителя, исполнить закон, открыть Таинство Троицы и, наконец, подать нам образ и пример крещения»[3]. В крещении Господь явлен Израилю и всему миру как обетованный Мессия непререкаемым свидетельством Бога Отца и сошествием Святого Духа.

Когда Иисус Христос приблизился к Иоанну, то, еще прежде сошествия Святого Духа, Предтеча пророчески прозрел в Нем Мессию и встретил Его словами: Аз требую Тобою креститися, и Ты ли грядеши ко мне? Предтеча, по замечанию блаженного Феофилакта, «имел нужду очиститься от Господа, ибо и он, происходя от Адама, заимствовал от него скверну, порожденную преслушанием»[4]. «Я человек и только причастник Божественной благодати, – как бы так говорил Предтеча, – а Ты Бог и вместе человек. Ты ли грядешь ко мне – столь Великий к столь малому? Признаю могущество Твоей власти и не таю собственного своего уничижения и недостоинства. Когда я крещаю других, то крещаю в Твое имя, дабы они уверовали в Тебя. Но, крещая Тебя, кого стану я призывать? В чье имя буду крестить Тебя? Во имя Отца? – но Ты всего Отца имеешь в Себе Самом и Сам весь находишься в Отце. Во имя Сына? – но кроме Тебя нет другого Сына Божия по естеству. Во имя Святого Духа? – но Он всегда с Тобою, как Тебе Единосущный и Единомысленный, Единовластный, Единочестный и Единопокланяемый от всех. Итак, крести, если благоугодно Тебе, Господи, крести меня – Крестителя»[5]. Но Иисус Христос, с величием Сына Божия и смирением Сына Человеческого, с ясным сознанием того, что делает и для чего делает, сказал Иоанну: Остави ныне, тако бо подобает нам исполнити всяку правду; «теперь время обнищания, теперь место снисхождению, по которому восприял Я на Себя человека, и приемлю крещение, чтобы его соделать чистым от преступления; теперь требуется не власть владычняя, но рабское уничижение: остави ныне исполниться милосердию, чтобы не было препятствия к спасению человеков; подобает нам исполнити всяку правду, а дело правды – бесстрастно Приявшему на Себя человеческие немощи приять за людей и крещение в заглаждение их греха и в знамение их во Мне неистления»[6].

Предтеча не препятствовал исполнению Божественной правды. Господь наш вошел в Иордан, погрузился и, выйдя из воды, молился. И се отверзошася Ему небеса, и сниде Дух Святый телесным образом, яко голубь, Нань, и глас с небесе бысть, глаголя: Ты еси Сын Мой возлюбленный, о Тебе благоволих!

Все обстоятельства, сопровождавшие крещение Христово, послужили к совершенному удостоверению Иоанна и людей внимательных к путям Божиим, что Иисус есть истинный Мессия, древле обетованный и предсказанный. Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя; положу дух Мой на Него и возвестит народам суд – так говорил Бог о Мессии устами пророка Исаии (Ис. 42, 1). Дух Господа Бога Моего на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы – так говорил о Себе Мессия устами того же пророка (Ис. 61, 1; ср.: Лк. 4, 18). Святой Дух наитием Своим, по замечанию святого Иоанна Златоустого, «как бы некиим перстом указал Христа всем»[7]. С этого времени и сам Креститель Господень Иоанн проповедует уже не о грядущем, а о пришедшем Мессии.

Разрешая вопрос, почему Дух Святой явился в виде голубя, святые отцы говорят, что этот образ наиболее приличествовал и Духу Святому, и Христу Господу. «Голубь есть животное кроткое и чистое, и как Дух Святой есть Дух кротости, то Он и явился в сем виде»[8]; «в виде голубя снисшел Дух в изображение Христова человечества чистого, незлобивого, истинного»[9]. С другой стороны, «как при Ное голубица возвестила прекращение потопа, принеся масличный сучец, так и теперь Дух Святой возвещает разрешение грехов в виде голубя; там сучец масличный, здесь милость Бога нашего»[10]. Объясняя глубже сошествие Святого Духа, сопребывавшего Христу и прежде, святые отцы научают понимать его богоприлично. «Никто да не подумает, – говорит святой Афанасий Александрийский, – что Христос приял, не имея Его прежде, ибо Он послал Духа свыше, как Бог, и Он же приял Его долу, как человек»[11], и, как изъясняет святой Иоанн Златоуст, «Дух Святой сошел на Иисуса не так, как бы в это время был Ему первоначально даруем, но для того, чтобы показать Проповеданного»[12].

Православная Церковь не имела никакого сомнения в том, что Господь Иисус Христос крестился в струях Иорданских чрез погружение. На это указывает восхождение Его из воды, о котором говорят евангелисты Матфей (Мф. 3, 16) и Марк (Мк. 1, 10) и которому, естественно, по выражению Константинопольского патриарха Иеремии[13], предшествовало нисхождение в воду. Блаженный Иероним пишет: «Сам Спаситель наш Иисус Христос, Который не очищался в крещении, но крещением Своим очищал все воды, тотчас, как только поднял главу из потока, приял Духа Святого»[14]. В песнопениях, составленных древними песнописцами в прославление крещения Господня и Крестителя Иоанна, ясно высказывается предание о том, что Спаситель крестился чрез погружение. Таковы выражения об Иисусе Христе: «является во струях Иорданских»; «в водах стоит»; «Иорданскою облагается водою»; «водами Иорданскими одевается»; «во многотекущих водах омывает древний студ»; «потопляет потоки греховные водами Иорданскими»; «погребает наши грехи водою во Иорданских струях»; или, еще яснее: «Обнажение студное покрывая Адама праотца, обнажаешися вольно и струями Иорданскими Тебе Самаго покрываеши»[15]. Об Иоанне Крестителе говорится, что он «погрузил» Господа в Иорданских струях, или, еще определеннее, «погрузил главу Христову в водах»[16]. Все сие, вместе взятое, дает точное понятие о крещении Иисуса Христа чрез погружение в Иордане всего тела и главы Его.

В воспоминание Крещения Господня установлен Святою Церковью двунадесятый праздник, который назван Богоявлением Господним, потому что Богоявление, по изъяснению святого Иоанна Златоустого, сделалось известным миру не в рождении, а в крещении Господнем[17], или, как говорит другой святой отец, в этот день Господь явился не столько взору, сколько спасению людей[18], и притом, по выражению церковной песни, в крещении «Троическое явися поклонение», то есть обнаружились три Лица Пресвятой Троицы[19]. Впрочем, до IV века под именем Богоявления Господня в некоторых местах праздновали также и Рождество Христово, и сей праздник лишь впоследствии был отделен от праздника Крещения Господня и перенесен на 25 декабря. В Церковном Уставе и у некоторых святых отцов (святого Григория

Богослова, святого Григория Нисского) праздник Крещения называется Просвещением, или Днем светов, потому что Таинство Крещения есть для нас свет и просвещение. В древней Церкви этот день был одним из торжественных дней крещения оглашенных, а посему и до сего времени на Литургии поется вместо Трисвятого: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся».

Начало праздника Богоявления восходит к временам апостольским. Во II веке о нем упоминает церковный писатель Тертуллиан, а в IV он представляется повсеместным, как видно из поучений: святого Григория Богослова († 389 г.), святого Григория Нисского († 396 г.), святого Прокла Константинопольского († 446 г.), святого Иоанна Златоустого († 404 г.), святого Амвросия Медиоланского († 397 г.) и др. В церковных песнопениях праздник Крещения Господня прославляется так же, как и праздник Рождества Христова: «Ясен убо мимошедший праздник, славнейший же настоящий день: во он Спасу волсви поклонишася, в сем же Владыку раб славен крести; тамо пастырие свиряюще видевше и чудяхуся, здесь же глас Отчий Единороднаго

Сына проповеда»[20]. Подобно празднику Рождества Христова, навечерие Богоявления называется сочельником и имеет богослужебные особенности – Царские часы и Литургию святого Василия Великого, соединяемую с вечернею (кроме случаев, указанных в Уставе). Утреня начинается великим повечерием и утреннее Евангелие (Мк. 1, 9?11) благовествует о священном событии, так же как и Евангелие, читаемое на Литургии (Мф. 3, 13–17), а чтение из Послания святого апостола Павла к Титу (Тит. 2, 11–14; 3, 4–7) говорит об освящении нашей жизни спасительною благодатью Божиею. Каноны праздничной службы составлены святыми Космою и Иоанном Дамаскином, а стихиры – тем же Космою, Феофаном, Германом и др. Предпразднство Богоявления начинается 2 января, а отдание совершается 14 января.

К особенностям этого праздника относится также великое водоосвящение, которое, обыкновенно, в приходских церквах происходит в навечерие, в конце Литургии, а в соборных храмах в самый праздник, с выходом на реку. Это водоосвящение называется великим в отличие от малого, которое может быть совершаемо во всякое время. Обряд освящения воды в воспоминание Крещения Господня есть весьма древний: о нем упоминает святитель Иоанн Златоуст в одной из своих бесед на сей праздник[21].

Протоиерей Павел Матвеевский
Двунадесятые праздники и Святая Пасха


[1] Канон, поемый на утрене в день Зачатия честного и славного Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна 23 сентября (Богородичен 7?й песни); канон собора Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, празднуемого 7 января (первый тропарь 6?й песни и третий тропарь 3?й песни).

[2] Свт. Иоанн Златоуст. Похвальные беседы на праздники Господни и святым. Слово в день Богоявления.

[3] Свт. Иоанн Дамаскин. Точное изложение Православной веры. Кн. 4, гл. 9.

[4] Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея. Гл. 3.

[5] Свт. Григорий Неокесарийский. Беседа на Богоявление Господне.

[6] Прп. Исидор Пелусиот. Письма. Книга 1. Письмо 66, комиту Кесарю.

[7] Свт. Иоанн Златоуст. Похвальные беседы на праздники Господни и святых. Слово в день Богоявления. См. также: Свт. Григорий Палама. Беседа, произнесенная на Святой Праздник Светов (Богоявление).

[8] Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Матфея Евангелиста. Беседа 12, 3.

[9] Свт. Кирилл Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные. Поучение огласительное 17, 9.

[10] Блж. Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея. Гл. 3.

[11] Свт. Афанасий Александрийский. О явлении во плоти Бога Слова и против ариан, 9.

[12] Свт. Иоанн Златоуст. Беседа на день Крещения Христова.

[13] Иеремия, патриарх Константинопольский. Ответ лютеранам, гл. 2.

[14] Блж. Иероним Стридонский. Разговор против люцифериан (Спор между последователем Люцифера и православным).

[15] Каноны Богоявлению, поемые на утрене 6 января: первый канон (первый тропарь 7?й песни), второй (первый тропарь 5?й песни и третий тропарь 7?й песни. Каноны предпразднства, поемые на утрене 5 января: первый (первый тропарь 1?й песни), второй (третий тропарь 3?й песни). См. также хвалитные стихиры праздника (вторая стихира).

[16] Каноны, поемые на утрене во вторник 1?го гласа (второй тропарь 4?й песни и третий тропарь 8?й песни), 5?го гласа (второй тропарь 1?й песни) и 6?го гласа (третий тропарь 5?й песни).

[17] См.: Свт. Иоанн Златоуст. Похвальные беседы на праздники Господни и святых. Слово в день Богоявления.

[18] Выражение принадлежит свт. Амвросию Медиоланскому.

[19] Тропарь праздника Богоявления.

[20] Стихиры на стиховне предпразднства Богоявления, поемые на вечерне 2 января (третья стихира).

[21] См.: Свт. Иоанн Златоуст. Похвальные беседы на праздники Господни и святых. Слово в день Богоявления.