Митрофанов В. В. «Поддержите насколько можно наше ходатайство», роль С. Ф. Платонова в судьбе Тверского музея.

Связи С. Ф. Платонова с тверскими краеведами отличаются особой теплотой, а их результаты столь масштабные, что их трудно переоценить по степени значимости в культурно-просветительском плане. Они же отличаются и многообразием форм сотрудничества, а своим влиянием охватывают не только любителей-историков, краеведов, археологов, архивистов, деятелей образования и музейного дела, представителей духовенства Твери, но и названную аудиторию всего центрально-волжского региона.

1890 г. ознаменован в жизни С.Ф.Платонова важнейшим карьерным ростом, можно говорить об определенном трамплине в его научной и административной карьере. Он стал профессором кафедры русской истории Санкт-Петербургского университета, 19 декабря назначен членом Ученого комитета Министерства Народного просвещения (УК МНП), приглашен на должность помощника главного редактора «Журнала Министерства Народного просвещения». Эти назначения дали ему уникальную возможность стать на одну ступень в научной корпорации со многими выдающимися представителями не только столицы, но и всей тогдашней России. Перечисленные обстоятельства способствовали тому, что он стал вхож в министерские кабинеты, а публикация магистерской диссертации сделала его имя известным и в провинции.

Именно как член УК МНП он был привлечен к разрешению непростых вопросов, связанных с судьбой Тверского музея. Это участие недавно было названо как «самое масштабное предприятие С.Ф.Платонова в развитии музейного дела до 1917 г.» [4. С. 420]. Музей, составлявший «славу Тверской губернии...», был открыт в 1866 г. по инициативе кн. П.Р. Багратиона стараниями видного тверского краеведа А.К.Жизневского. Именно он, в оценке С.Ф.Платонова, «замечательный деятель Тверского края энергично стал разыскивать и собирать старину, группировать добытые памятники в Тверском музее в особой археологической коллекции...». Примечательно, что описывать коллекцию музея А.К.Жизневскому помогал граф А.С.Уваров, «которого он успел заинтересовать в своем деле» [7. С. 307]. Об этом свидетельствуют и архивные материалы, где читаем: «.в лице графа А.С.Уварова Тверскому музею посчастливилось получить знающего крестного отца, много способствовавшего правильной постановке дела коллекционирования предметов» [3. Ф. 103. Оп. 1. Д. 216. Т. 1. Л. 8].

Недостаточность помещений для музея, находившегося в здании Тверской мужской гимназии, стала тормозить развитие музея, и тогда император, откликнувшись на просьбу А.К.Жизневского, 12 февраля 1895 г. передал под него западную часть Тверского дворца[1]. Графиня П.С.Уварова, ставшая после мужа председателем Московского Археологического общества, «два раза приезжала в Тверь специально по делам музея, принимала непосредственное участие в обсуждении проекта нового устава музея и дала немало ценных указаний относительно размещения коллекций в новом помещении» [3. Ф. 103. Оп.1. Д. 216. Т. 1. Л. 14 об.].

Начинается работа по перемещению коллекций и, главное, согласование о подчиненности и финансирования музея. С этого момента С.Ф.Платонов является главной действующей фигурой в разрешении жизненно важных вопросов музея, определивших его развитие на многие годы.

29 сентября 1897 г. член Ученого Комитета МНП С.Ф.Платонов высказал свое мнение «по делу о принятии Тверского музея в ведение МНП и об утверждении устава сего музея» [5. С. 306—320]. Это выступление состоялось в рамках рассмотрения обращения губернатора о принятии учреждения на содержание Министерства Народного просвещения и выделении финансирования в размере 2920 руб. в год. В заключение выступавший сказал, что «музей этот — один из лучших провинциальных музеев и заслуживает поощрения». По докладу было принято следующее решение: «Согласиться с вышеизложенным мнением члена УК С.Ф.Платонова и представить оное на благоусмотрение его сиятельства г. Министра народного просвещения» [4. С. 422].

9 ноября 1897 г. директором департамента МНП Н.М.Аничковым (он контролировал вопрос о передаче музея. — В.М.) С.Ф.Платонову было направлено представление попечителя Московского учебного округа от 11 октября за № 321951 о передаче музея при Тверском статистическом комитете в ведение МНП со всеми предложениями. В этот же день он получил от вице-директора МНП Н.М.Дебольского представление Попечителя Московского Учебного округа от 11 октября 1897 г. за № 21951 и отношение Центрального статистического комитета от 28 мая 1897 г. за № 438.

29 декабря 1897 г. по поручению Ученого комитета С.Ф.Платонов выехал в Тверь для знакомства на месте с ситуацией, сложившейся вокруг известного музея.

По итогам поездки С.Ф.Платонов составляет обстоятельный многостраничный отчет, датированный 9 января [10. С. 310—320], в заключении которого формулирует личные выводы: «1) Тверской музей заслуживает вполне просимой субсидии; 2) Субсидия эта может быть ограничена суммой 1 500—2 000 рублей; 3) Отопление музея должно быть по справедливости отнесено на средства Гл[авного] Упр[авления] уделов; 4) Смета музея должна быть составлена и исполняема советом музея с утверждением МНПр; 5) Устав совета музея может быть утвержден независимо от исходатайствования субсидий; 6) В тексте устава должны быть исправления, которые могут быть предварительно сообщены Тв[ерской] арх[ивной] к[омисс]ии на ее заключение» [10. С. 320].

Именно в этот первый приезд в древний город на Волге С.Ф.Платонов познакомился с рядом известных подвижников краеведения, архивоведения и музееведения Тверского края, связи с которыми будет поддерживать до смерти одних, а с другими — до своего ареста и ссылки. Одним из первых, с кем он познакомился, прибыв в Тверь, был В.И.Колосов, на которого ему указал губернатор Н.Д.Голицын, так как именно В.И.Колосов, в то время товарищ председателя Тверской архивной комиссии, докладывал вновь назначенному губернатору при вступлении в должность о состоянии музея.

В своем отчете о командировке в Тверь С.Ф.Платонов писал: «со стороны В.И.Колосова (с 1886 г. член Тверской ГУАК, а с 19 марта 1896 г. хранитель музея. — В.М.) я встретил самое внимательное отношение и отменную любезность, равно и другие деятели архивной комиссии, а именно: председатель Тверской казенной палаты Иван Александрович Иванов и старший советник Тверского Губернского Правления Владимир Алексеевич Плетнев оказали мне прекрасный прием и дали ценные указания для ознакомления с делами музея» [10. С. 310]. С этого времени и начинается переписка столичного ученого с тверскими краеведами.

Заметим, что еще задолго до этих событий С.Ф.Платонову написал небольшое письмо, датированное 27 марта 1892 г., первый председатель ТГУАК А.К.Жизневский, человек, благодаря трудам которого музей «превратился главным образом в археологическое собрание», с просьбой о присылке студенческих работ (Лаппо и Круглого) на тему «Землевладение в Тверском уезде в XVI в.» [11. Ф. 585. Оп. 1. Ч. 2. Д. 2913. Л. 1—2]. Дальнейших следов письменных контактов между ними не выявлено.

Особой регулярностью, интенсивностью и продолжительностью характеризуется переписка С.Ф.Платонова с И.А.Ивановым, ставшим преемником А.К.Жизневского после его смерти во главе архивной комиссии. Все известные письма в количестве 68 штук С.Ф.Платонова к И.А.Иванову из Тверского архива опубликованы [1. С. 122,125, 133—135, 150— 151, 176, 220]. Одно из писем от 7 (20) июля 1918 г. было опубликовано ранее [2. С. 80— 82]. Нами выявлено несколько неопубликованных писем, в том числе одно, помещенное в «Тверской газете» [14; 4. С. 386—387]. А вот письма А.И.Иванова, которых насчитывается вместе с телеграммами более 720 штук, самый большой массив одного респондента в огромном архиве С.Ф.Платонова [11. Ф. 585. Оп. 1. Ч. 2. Д. 2983—2998], ждут своего публикатора. К сожалению, о них до недавнего времени знало ограниченное число исследователей. Именно это обстоятельство привело к тому, что в одном из докладов на конференции, посвященной 150-летию со дня рождения ученого, говоря о количестве писем, написанных А.И.Ивановым и адресованных С.Ф.Платонову, названа цифра — 901. Согласимся с мнением Л.М.Сориной, заметившей, что «духовный статус (да и материальное положение) ТУАК почти два десятилетия XX века поддерживался личными дружескими отношениями И.А.Иванова и С.Ф.Платонова» [13. С. 123].

Подготовлена к печати взаимная переписка между С.Ф.Платоновым и В.А.Плетневым [3. Ф. 103. Оп.1. Д. 927. Л. 2—14 об.; 11. Ф. 585. Оп. 1. Ч. 2. Д. 3863. Л. 1—20]. Письма B.И.Колосова к С.Ф.Платонову уже введены в научный оборот в виде цитирования [6. C. 128—138]. Они, ввиду историографического значения, предлагаются к публикации в полном объеме. Количество их небольшое, всего 3, объемом 5 листов, датируются они 1898—1899 гг. и касаются, в основном, одного вопроса, связанного с организацией утверждения устава и финансирования музея [11. Ф. 585. Оп. 1. Ч. 2. Д. 3174. Л. 1—5]. Примечательно, что на все письма были даны быстрые ответы, о чем свидетельствуют карандашные пометы, сделанные С.Ф.Платоновым.

Напряженная организаторская деятельность С.Ф.Платонова (выступление в УК, отчет по итогам командировки, контакты с чиновниками министерств, департаментов, согласование своих действий с тверскими коллегами, выработка и формулировка общей позиции) принесла важные результаты. Устав музея был утвержден 14 августа 1898 г.[2], это была большая победа. Дело же о субсидии Тверскому музею постепенно продвигалось по бюрократическим лестницам согласования. И в этом вопросе С.Ф.Платонов выражал поддержку провинциальным деятелям: «Беру на себя смелость сказать, — писал С.Ф.Платонов, — что будущность Тверского музея будет совершенно устроена, если МНПр исходатайствует Тверскому музею из государственного казначейства ежегодное пособие от 1 00 до 2 00 руб.». Защищая интересы тверских краеведов, С.Ф.Платонов высказал предложение о необходимости дать возможность самостоятельно распределять выделенные средства архивной комиссии и заведующему музеем при «условии правильной отчетности» [10. С. 317]. 4 ноября 1899 г. Министр финансов, статс-секретарь Витте согласился выделить из казны музею пособие, но не превышающее 1 000 руб. [12. Ф. 733. Оп. 143. Д. 53. Л. 83], с 1 января 1900 г. Такое финансирование музея назначалось из его статуса «исключительно местного значения», которое признавал министр. ТГУАК же, заручившись поддержкой МНП, настаивала на его статусе как «общерусского». Вопрос был в конечном счете решен следующим образом: тысячная субсидия стала выделяться с 1901 г., а с 1910 г. еще 1 000 руб. [9. С. 52]. Таким образом, со временем предложение С.Ф.Платонова все-таки стало реальностью, что свидетельствует о его рациональном подходе к составлению сметы расходов учреждения. Но выделенных средств, особенно на первых порах, далеко не хватало. Удавалось сводить концы с концами благодаря пособиям от Тверской губернской управы, Тверского губернского земства, процентов с капитала, завещанного А. К. Жизневским, и частных пожертвований» [15. С. 55].

Следовательно, роль С. Ф. Платонова в судьбе Тверского музея, особенно в важнейший этап его жизни после перемещения в царский дворец, была решающей. Недаром С. Ф. Платонов поддержал мысль своего воронежского коллеги по краеведению и музейному строительству С. Е. Зверева о том, что «музей — дело маленькое; но ведь это ячейка в истории просвещения» [4. С. 437].

ЛИТЕРАТУРА

1. Академик С.Ф.Платонов: Переписка с историками: В 2 т. / Ред. С.О.Шмидт. М., 2003. Т. 1.

2. «Безо всякой политики» (письмо С.Ф.Платонова И.А.Иванову. Июль 1918 г.) / Публ. подг. Л.М.Сорина // Отечественные архивы. 1998. № 4.

3. Государственный архив Тверской области.

4. Митрофанов В.В. Роль С.Ф.Платонова в развитии российской историографии в конце XIX — первой трети XX вв.: связи с научно-историческими обществами центра и провинции. Челябинск, 2011.

5. Митрофанов В.В. С.Ф.Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. Челябинск, 2011.

6. Митрофанов В.В. «Музей — дело маленькое; но ведь это ячейка в истории просвещения»: С.Ф.Платонов как организатор музейного дела в российской провинции // Клио. 2012. № 3 (63).

7. Мнение члена УК МНП С.Ф.Платонова по делу о принятии Тверского музея в ведение МНП и об утверждении устава сего музея // Митрофанов В.В. С.Ф.Платонов и научно-краеведческие общества, архивные комиссии России. Челябинск, 2011.

8. Отчет Тверской губернской архивной комиссии за 1901 год. Тверь, 1903.

9. Отчет о деятельности ТУАК с 1903 по 1912 год включительно: Составлен правителем дел И.А.Виноградовым. Тверь, 1915.

10. Отчет С.Ф.Платонова о командировке в г.Тверь по делу о принятии Тверского музея в ведение Министерства Народного просвещения // Митрофанов В.В. С.Ф.Платонов и научно-краеведческие общества.

11. Отдел рукописей Российской Национальной библиотеки.

12. Российский государственный исторический архив.

13. Сорина Л.М. Тверская губернская ученая архивная комиссии и подготовка второго областного Тверского археологического съезда (10—20 августа 1903 года) // К 100-летию второго областного Тверского археологического съезда (10—20 августа 1903 года). Тверь, 2003.

14. Тверская газета. 1910. № 95. 29 апреля.

15. Черных Т.В. Роль ТГУАК в деятельности Тверского музея // К 120-летию Тверской ученой архивной комиссии. Тверь, 2004.

Журнал

Вестник Нижневартовского государственного университета

2014


[1] 25 февраля 1895 г. «последовало высочайшее его императорского величества соизволение» на передачу для помещения музея западного крыла Тверского дворца с 19 комнатами в верхнем этаже и 6 в нижнем. А 17 января 1898 г. разрешено было занять для музея еще 3 комнаты в нижнем этаже дворца, называемые министерскими [8. С. 23]. Есть сведения, что количество комнат было иным. В 1895 и 1898 гг. «уступлено западное крыло Тверского Императорского Дворца с восемнадцатью комнатами в нижнем и верхнем этажах» [3. Ф. 103. Оп. 1. Д. 177. Л. 5].

[2] В ст. 1. Было записано: «Музей состоит в ведении Тверской ГУАК. Управление принадлежит Совету из Председателя — непременного попечителя Архивной комиссии, 4-х членов комиссии и представителей МНП, города Твери, губернского земства, епархиального ведомства, императорского Московского археологического общества и хранителя музея» [8. С. 23].