Топычканов А. Из истории архивов приказных изб и монастырей (на примере Саввино-Сторожевского монастыря и Измайловской приказной избы 1670-1680-х гг.).

Отечественные исследователи истории архивного дела имеют определенный опыт по изучению архивов приказов1, приказных изб2, монастырей3 и частных лиц4. Однако до сих пор эти архивы не сравнивались между собой. Следует отметить, что к учреждениям XVII в. зачастую применялось современное деление на местную и центральную власть, государственную и церковную сферы. О тесной взаимосвязи государства и Церкви в рассматриваемый период говорит интерес царской власти к описаниям монастырей, которые в XVI-XVII вв. находились в ведении Приказа Большого дворца5. Именно царские дворецкие по решению Стоглавого собора 1551 г. должны быликонтролировать описание монастырского имущества при передаче его новому настоятелю . На практике описания хозяйства и казны проводились как по инициативе государства (царская администрация7, Приказ Большого дворца), так и Церкви (высшая церковная власть, правящий архиерей, руководство монастыря).

До сих пор не удается выяснить влияние традиций приказного делопроизводства на практику организации делопроизводства и хранения документов в монастырях. Несмотря на существование общих источников пополнения штата приказных людей в монастырях, местных приказных избах и центральных приказах8, обмен кадрами между этими учреждениями был весьма ограничен, поэтому делопроизводство и архивное дело монастырей на протяжении XVII в. могли иметь свои особенности.

В данной работе предпринята попытка сравнения организации архивов Саввино- Сторожевского монастыря и приказной избы дворцового села Измайлова по их описям. Выбор архивов обусловлен тем, что и монастырь, и село находились в ведении Приказа тайных дел, а после его упразднения в 1676 г. - Приказа Большого дворца. Описи архива Саввино-Сторожевского монастыря находятся среди описей монастырской казны 1676 г. и келарской казны 1677 г.9 Опись архива Измайловской приказной избы входит в опись дворцового хозяйства Измайловской волости 1687 г., составленной в связи со сменой приказчика10. Из всех архивных описей дворцового ведомства XVII в. помимо нее сохранилась лишь опись судного приказного стола Новгородского дворцового приказа11.

Описи XVII в. фиксировали не столько действительный состав архива, сколько систематизированный перечень выделенных к описанию документов12, поэтому при сравнении описей архивов монастыря и приказной избы следует учитывать принципы отбора делопроизводственных документов, а также их систематизации, описания и хранения.

Одним из основных критериев включения документов в описи, вероятно, была их практическая значимость, что вытекает, в частности, из анализа материалов архива Измайловской приказной избы. Из 1679 описанных документов 1192 (70,9 %) принадлежат к организационно-распорядительной документации, среди которых 1167 указных памятей (69,5 %), 16 подписных челобитных (1 %) и девять государевых грамот (0,5 %). Именно распорядительные документы предшествующих лет наряду с судебными делами приказчик дворцового села должен был описать сразу при вступлении в должность13, так как они вместе с наказом и Соборным уложением 1649 г. служили правовой базой деятельности приказчика. Изучающая дворцовые наказы Н.В. Соколова установила, что приказчику при назначении на должность давалась наказная память - краткая инструкция по управлению, в основе которой

Отечественные архивы. 2007. № 4

1

лежал «типовой» наказ14. Последний, как и наказная память, дополнялся указными памятями, врученными ему, а иногда и его предшественникам. Большинство сохранившихся документов этого вида представляют собой ответ на отписку приказчика или челобитье с пометой приказного судьи15. Таким образом, отобранные для архивного хранения и включенные в опись указные памяти служили правовыми прецедентами16 и были необходимы для повседневной работы.

В монастырской казне преобладают акты, подтверждающие монастырские права и привилегии и оформляющие отношения с контрагентами монастыря: их 69,1 % от общего количества актов в архиве казны (1217)17. В то же время распорядительных документов (приказных и патриарших грамот и подписных челобитных), а также отписок в этом архиве значительно меньше - 30,8 %. В архиве келарской казны судебно-следственные документы составляют 46,5 % от общего количества актов (400), частные акты - 27 %, а документы, оформляющие контакты монастыря с государством и Церковью, - 26,5 %. Однако в келарской казне не расписан состав 58 столбцов, содержащих некоторое количество делопроизводственных документов. Таким образом, при описании монастырского архива (в частности, монастырской и келарской казны) основное внимание уделяется актам, подтверждающим монастырские права и привилегии и оформляющим отношения с контрагентами монастыря, что характеризует большую самостоятельность монастыря по сравнению с приказной избой в сфере управления и хозяйственной деятельности.

Одним из распространенных принципов систематизации документов при описании архивов второй половины XVII в. является принцип происхождения, соответствующий современному структурному признаку классификации. Нередко архивные описи учреждений составлялись из описей документов, созданных в процессе деятельности конкретного лица, повытья или стола приказа18. Опись архива Измайловской приказной избы разделена на три части. Причины выделения первой части установить не удалось. Вторая связана с деятельностью измайловского приказчика, а третья - подьячего Измайловской приказной избы. Состав их документов соответствует разделению компетенции между приказчиком и подьячим: у приказчика преобладают распорядительные документы, росписи и выборы, а ящик подьячего содержит преимущественно отчетную документацию: самое важное место в ней занимают приходо-расходные книги денег, посуды Измайловского стекольного завода и десятинного хлеба19.

Описи монастырского архива также фиксируют существование собственной компетенции у казначея и келаря. Они определены в царской грамоте 1673/74 г., согласно которой «велено судные и иные всякие росправные дела и хлебный збор и столовые запасы ведать в келарской, а денежные окладные всякие доходы в казенной службе»20. Такое распределение не характерно для приказных изб: там дела традиционно делились на судебные и приходо- расходные21. Круг вопросов, относившихся к ведению монастырской казны, имеет прямые аналогии с приказным управлением, где сходные функции выполняли Казенный приказ и отчасти Приказ Большой казны, а также с системой патриарших приказов22 и монастырским

23

управлением .

Архив Измайловской приказной избы, как и другие архивы местных приказных учреждений, хранил материалы только за период, начиная со времени составления предшествующей описи или очередной сдачи документов в центральный приказ24. Более ранние из них, не переданные в центральные приказы, чаще всего не описывались, а возможно, и уничтожались25.

В монастырском архиве, в отличие от архива приказной избы, хранились и текущая документация, и документы прошлых лет. Функции исторического архива монастыря выполняла казна. Она включала документы, подтверждающие его права и привилегии.

Отечественные архивы. 2007. № 4

2

Келарь имел право брать из казны документы под расписку и даже копировать их26. Текущая документация в монастырскую казну не поступала: подведомственные казне «денежные окладные всякие доходы» находились в руках двух должностных лиц (монастырских подьячих, дьяков или старцев), которые сдавали в казну только свои денежные приходо¬расходные книги за прошлые годы. Регулярно в казну поступали денежные и некоторые хлебные приходо-расходные книги приписных монастырей27, а также приходо-расходные книги монастырских промыслов. Вероятно, благодаря такому сложному внутреннему устройству монастырская казна в документации Приказа тайных дел была названа «Казенным приказом» Саввино-Сторожевского монастыря28.

Текущая документация, которая велась со времени назначения келаря на его должность, согласно описи 1677 г., хранилась только в келарской казне. По всей видимости, в монастырскую казну сдавались наиболее ценные документы за прошлые годы, а остальные, как и в приказной избе, не описывались и уничтожались. До царской грамоты 1673/74 г. келарь не вел собственной хозяйственной документации: она находилась в руках подчиненных ему лиц. Видимо, по этой причине, как сообщает келарь Вельямин Горсткин, «при ево, де, келарстве в Приказе келарских дел приходов и росходов и переписных книг ничему не бывало»29. Книги же, заведенные в келарской казне, не поступали в подчиненную ей монастырскую казну и поэтому практически не сохранились30. Примечательно, что даже государевы грамоты, присланные в монастырь из приказов, передавались в казну не в полном составе. Такое заключение можно сделать, если сравнить количество грамот из приказов за разные годы в монастырской казне (120) с теми, что поступили в келарскую казну с декабря 1673 по март 1677 г. (74)31. Плохая сохранность хозяйственной документации монастырей никак не связана со стремлением «не давать официальным властям сведений о своих действительных и весьма немалых доходах», как предполагает М.С. Черкасова . В действительности монастыри XVII в. регулярно отчитывались перед Приказом Большого дворца, посылая в него для ревизии свои приходо-расходные книги33. Тем не менее срок их хранения в монастырских архивах часто был ограничен.

Таким образом, большая самостоятельность монастыря способствовала созданию более сложной системы хранения его документов и образованию исторического архива. Однако последний хранил прежде всего «жалованные грамоты и крепости», документы же текущего делопроизводства поступали в него в очень ограниченном количестве, что в той или иной степени практиковалось в приказной избе.

Обратим внимание на особенности хранения документов монастырского и приказного архивов. В архиве Измайловской приказной избы существенно преобладали столбцы: из 1679 документов лишь 82 (4,88 %) хранились не подклеенными в столбцы. В то же время в архиве монастырской казны они почти отсутствуют (упомянуты лишь 11 документов, написанных «на столбцах»). В редких случаях они увязывались в связки (в описи упоминается 21 связка)34. Столбцы архива Измайловской приказной избы включали входящую и исходящую документацию, тогда как в келарской казне отмечено 58 столбцов, состоявших только из исходящих документов. Отсутствие столбцов с входящими документами, вероятно, обусловлено хранением здесь исключительно текущей документации, лишь часть которой затем поступала в монастырскую казну.

Сравнительный анализ архивов монастыря и приказной избы 1670-1680-х гг. позволяет говорить о сходстве их устройства, что обусловлено общими принципами организации делопроизводства (разграничение компетенции должностных лиц, связь делопроизводства с деятельностью конкретного должностного лица, хранение документов преимущественно за период его деятельности). Различия в принципах разделения полномочий, хранения документов, формирования состава архивов монастыря и приказной избы объясняются различной степенью самостоятельности этих учреждении в ведомстве приказов тайных дел и Большого дворца, о чем свидетельствует тот факт, что монастырь получал из приказов грамоты, а приказная изба - памяти.

Эти сходства и различия дают основания отметить в организации монастырского архива наличие двух традиций архивного дела допетровской России. Одна из них шла от великокняжеской канцелярии и имела продолжение в таких центральных государственных учреждениях, как Патриарший казенный приказ и Казенный приказ, хранивших весьма ограниченный круг земельно-иммунитетных, договорных и других актов вкупе с иными ценностями35. Вторая традиция характерна для приказных учреждений и, в частности, местных приказных изб, в которых текущая документация хранилась лишь за период деятельности конкретного должностного лица, передававшего в центральные приказы исключительно сводные приходо-расходные книги. Возможно, что царская грамота 1673/74 г. предписывала не только создание текущего архива (келарской казны), но и передачу денежных приходо-расходных книг в монастырскую казну, тем самым определив дальнейшее сближение монастырского и приказного архивов.

Ч. 295. № 10. С. 227-230; Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987. С.           56-75; Черкасова М.С. К изучению

монастырского дьячества в XV-XVII вв. (по архиву Троице-Сергиевой лавры) // Российское государство в XIV-XVII вв.:         Сб. ст.,

посвященный 75-летию со дня рождения Ю.Г. Алексеева. СПб., 2002. С. 242-260.

9 Опубл.: Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. М., 1994. С. 88-113, 147¬186. В этой публикации не учтен еще один зарученный список описи келарской казны монастыря 1677 г. (РГАДА. Ф. 137. Оп. 2. Д. 240).

0            Опубл.: Топычканов А.В. Повседневная жизнь дворцового села Измайлова в документах приказной избы последней четверти XVII века. М., 2004. С. 231-244.

11          См.: Акты юридического быта. СПб., 1864. Т. 2. Стб. 187-200. № 139.

12          Амосов А.А. О методике исследования

описей монастырских архивов (на примере анализа описей архива Антониево-Сийского монастыря XVII-XVIII вв.)       // Социально¬

политическая история СССР: Сб. ст. аспирантов и соискателей. М.; Л., 1974. Ч. 2. С. 75-78; Гальцов В.И. Указ соч. С. 14.

13          «Типовой» наказ приказчику дворцовых сел эпохи Алексея Михайловича / Подг. Н.В. Соколова // АЕ за 2002 год. М., 2004. С. 416.

14          Там же. С. 402-414.

15

См., напр., указные памяти, адресованные приказчикам села Коломенского (Отдел рукописей Российской национальной библиотеки. Ф. 532. Оп. 2. Ед. хр. 3791. Л. 1. Копия 19 декабря 1816 г. со списка конца XVII в.; Нефедова Е.С. Рыбный промысел в Коломенской дворцовой волости во второй

1

Гальцов В.И. Архивные описи в приказном делопроизводстве XVII в. // Историография и источниковедение архивного дела в СССР: Межвуз. сб. М., 1984. С. 5-15.

2            Оглоблин Н.Н. Провинциальные архивы в XVII в. (Очерк из истории архивного дела в России) // Сборник статей по архивоведению. СПб., 1910. Т. 1. Ч. 1. С. 91-223.

3            Черкасова М.С. Сравнительное изучение монастырских архивов: источники и проблемы // Кириллов: Краеведческий альманах. Вологда, 2001. Вып. IV. С. 290-310; Она же. К характеристике монастырских архивов XVI- XVII вв. // Археографический ежегодник (далее - АЕ) за 2003 год. М., 2004. С. 40-56; АЕ за 2004 год. М., 2005. С. 45.

4            Морозов Б.Н. К изучению описей частных

архивов XVI-XVII     вв.       // Вопросы

источниковедения и историографии истории СССР. Дооктябрьский период: Сб. ст. М., 1981. С.77-98.

5            Введение // Опись строений и имущества

Кирилло-Белозерского монастыря 1601 г.: Комментированное издание / Сост. З.В. Дмитриева, М.Н. Шаромазов. СПб., 1998. С. 9; Черкасова  М.С.    К характеристике

монастырских архивов XVI-XVII вв. // АЕ за 2004 год. С. 39-40.

6            Емченко Е.Б. Стоглав: исследование и текст. М., 2000. С. 333. Гл. 49.

7            О подсудности монастырей великому

князю см.: Каштанов  С.М. Церковная

юрисдикция в конце XIV - начале XVI в. // Церковь, общество и государство в феодальной России: Сб. ст. М., 1990. С. 151¬163.

8            Оглоблин      Н.Н.    Происхождение

провинциальных подьячих XVII в. // Журнал Министерства народного просвещения. 1894.

Отечественные архивы. 2007. № 4

4

25

Оглоблин Н.Н. Провинциальные архивы в XVII в. ... С. 138-144.

26          Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. С. 90, 160, 183-184.

27          Примечательно, что в наказах строителям

монастырей, приписных к Саввино- Сторожевскому монастырю, не сообщалось, в монастырскую или келарскую казну следует посылать описные, денежные и хлебные приходо-расходные    книги (см.:    Акты

исторические. СПб., 1842. Т. V. С. 94-97, 330¬334. № 65, 191).

28          Русская историческая библиотека. СПб., 1904. Т. 23. Дела Тайного приказа. Кн. 3. Стб. 303.

29

Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. С. 134-135.

30

Дементьев Е.И. Приходо-расходные книги Савво-Сторожевского монастыря как источник для изучения экономического положения центра России во второй половине XVII в. // АЕ за 1962 год. М., 1963. С. 184-191.

31          Возможно, что в казну наряду с грамотами, подтверждающими права и привилегии монастыря, поступали грамоты, которые предписано было хранить, напр.: «Сей наш, великого государя, указ записать во многих местех, чтоб он был сохранен» (Смирнов С.К. Историческое описание Савина Сторожевского монастыря. 2-е изд. М., 1860. С. XXXII).

32          Черкасова М.С. Крупная феодальная вотчина в России конца XVI-XVII в. (по архиву Троице-Сергиевой лавры). М., 2004. С. 70-71.

33 См., напр.: Черкасова М.С. Крупная феодальная вотчина в России. С. 70. Факт посылки в Приказ Большого дворца и возвращения приходо-расходных книг упоминается в описи Суздальского Покровского монастыря (Опись Покровского монастыря в г. Суздале 7159/1651 г. / Сообщ. В.Г. Георгиевский // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Владимир, 1903. Кн. V. Паг. 3. С. 123-124).

34          _

Только в описании одного приказного архива удалось обнаружить упоминания связок, в которых хранились документы, — это опись архива Приказа тайных дел, упраздненного в 1676 г. и описанного в 1710 г. (Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества. СПб., 1861. Т. 2. С. 1-43).

3 Водов В.А. Зарождение канцелярии московских великих князей (середина XIV в. - 1425 г.) // Исторические записки. М., 1979. Т. 103. С. 338-344; Шмидт С.О. Российское государство в середине XVI столетия. Царский архив и лицевые летописи времени Ивана

половине XVII в. // Коломенское: Материалы и исследования. М., 1995. Вып. 6. С. 54-56).

16 Ср.: Петров К.В. «Прецедент» в средневековом русском праве (XVI-XVII вв.) // Государство и право. 2005. № 4. С. 78-83.

17          Описи монастырского архива содержат несколько объединенных описаний без указания точного числа документов в составе судебного дела, связки или столбца, поэтому в данной статье суммируются только описанные акты.

18          Гальцов В.И. Архив Посольского приказа в 1673 г. // Опись архива Посольского приказа 1673 г. / Подгот. к печати В.И. Гальцов; под ред. С.О. Шмидта. М., 1990. Ч. 1. С. 8-9; Петров К.В. Об описях архива Разрядного приказа XVII в. // Описи архива Разрядного приказа XVII в. / Подгот. текста К.В. Петров. СПб., 2001. С. 31.

19          Топычканов А.В. Архив приказной избы подмосковного села Измайлова за 1676-1687 гг. и его документы // АЕ за 2001 год. М., 2002.

С. 336-343.

20

Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. С. 152. Грамоту, скорее всего, следует датировать декабрьским 1673     г.

«пришествием» царя Алексея Михайловича в Саввино-Сторожевский монастырь, во время которого в монастыре сменился келарь (Русская историческая библиотека. СПб., 1904. Т. 23. Дела Тайного приказа. Кн. 3. Стб. 165¬174, 176-178; Описи Саввина Сторожевского монастыря XVII в. С. 134-135).

21          Демидова Н.Ф. Указ. соч. С. 156, 172.

22

Шимко И.И. Патриарший казенный приказ. Его внешняя история, устройство и деятельность. М.,            1894; Володихин Д.М.

Патриаршие казначеи в XVII в. // Русь и южные славяне: Сб. ст. к 100-летию со дня рождения В.А. Мошина. СПб., 1998. С. 365.

23          Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедицию. СПб., 1836. Т. 3. С. 459-462. № 298; Веселовский С.Б. Крепостной архив Троице-Сергиевой лавры // Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978. С. 152-153; Черкасова М.С. К характеристике монастырских архивов XVI-XVII вв. // АЕ за 2003 год. С. 55-56.

24          Так, в 1682/83 г. была составлена опись документов и книг Измайловской приказной избы, переданных в Приказ Большого дворца: «Книга переписная 1 91-го в красной коже за руками путного ключника Устина Зеленого да измайловского подьячего Ивашка Ульянова приказным делам, книгам, которые посланы во дворец» (Топычканов А.В. Повседневная жизнь дворцового села Измайлова. С. 234).

Отечественные архивы. 2007. № 4

5

архивохранилище важнейших государственных документов    (см.:    Гальцов          В. И.

Государственный архив России в XVII в. // Источниковедение и краеведение в культуре России: Сб. к 50-летию служения С.О. Шмидта Историко-архивному институту. М., 2000. С. 112-114).

Грозного. М., 1984. С. 65-186; Каштанов С.М. Общие тенденции развития документирования в канцеляриях средневековой Руси // Восточная Европа в исторической ретроспективе: К 80-летию В.П. Пашуто. М., 1999. С. 100-102. Именно на Казенном дворе в 1635 г. предполагалось создать

Отечественные архивы. 2007. № 4