ДОЖДЬ



повесть-притча

1

…А дождь всё шёл и шёл. Пёс лежал в своей конуре и смотрел на мокрый сад, на серое небо и на закрытую калитку. Сколько дней он так лежал, Пёс не помнил. Может быть — всегда… Псу не было скучно, ведь он был занят: он охранял Дом. Дом стоял в глубине сада, такой же тихий, серый и мокрый, как всё вокруг.

На жизнь Пёс не жаловался: Дом заботился о нём. У Пса в конуре всегда лежала чистая сухая солома, а в миске — вкусная косточка. У него был красивый прочный ошейник и цепь, которая громко бренчала, когда Пёс устраивался в конуре поудобнее. По этому бренчанию кто угодно мог бы догадаться, что Пёс — собака серьёзная и в случае чего никому не даст спуска. Впрочем, случая доказать это пока не представлялось. Днями напролёт Пёс лежал в своей конуре, и ни разу на его памяти дождь не прекратился, сад не зацвёл и в окнах Дома не загорелся свет. Но Пёс всё равно ждал. Ждал, как собака: преданно и верно. И вот однажды…

Однажды поздним вечером калитка тихонько скрипнула. Пёс лениво повёл ухом.

«Ветер», — подумал он.

Калитка заскрипела сильнее. Пёс насторожился и поднял голову.

«Что бы это могло быть?»

И тотчас услышал, как щёлкнула щеколда. Пёс выскочил из конуры. Его сердце забилось быстро-быстро. Он подумал, что бесконечному ожиданию пришёл конец!..

Ведь Пёс давным-давно знал, что однажды во двор войдёт тот, кто даст жизнь Дому и саду, кто потреплет Пса по загривку и похвалит за верную службу. Хозяин. Самая заветная мечта любой собаки. Он пришёл, пришёл! И сейчас Пёс его увидит!..

Калитка отворилась, и… Пёс даже заскулил от разочарования. Во двор вошёл толстый кот с большим лопухом на голове и аккуратным узелком в лапах.

— Здравствуйте, — вежливо промолвил кот, приподняв лопух, словно шляпу.

— Тебе чего надо? — спросил Пёс. — Кто ты такой?

Он был ужасно расстроен — и поэтому вёл себя не очень учтиво.

— Позвольте представиться: Кот, — поклонился Кот.

— Очень приятно, — проворчал Пёс. — Ты чего пришёл?

Кот смутился и прижал к себе узелок, словно боялся, что его отнимут.

— Понимаете, я ищу Хозяина, — застенчиво проговорил Кот. — А этот Дом я нашёл на карте в моей Книге…

— В какой ещё Книге? — спросил Пёс.

— В Книге, где написано, как найти Хозяина, — отвечал Кот.

— Нет тут никакого Хозяина, — горько вздохнул Пёс и полез в конуру.

Кот сделал несколько несмелых шажков, подходя поближе.

— Но Хозяин обязательно тут появится! — сказал он. — В Книге даже написано — когда!..

— Когда? — встрепенулся Пёс.

— О, я вам скажу! — обрадовался Кот. — Может быть, не так красиво, как написано в Книге, но, в общем… Хозяин появится, когда дождь прекратится, тучи разойдутся и над Домом взойдёт Звезда! — торжественно проговорил он.

Пёс вздохнул опять. На этот раз — устало.

— Всё-таки кошки — глупые создания, — сказал он, уныло кладя голову на лапы. — Ты подумай головой: разве дождь может прекратиться?! Дождь — это то, что никогда не кончается. А звёзд вообще не бывает.

— Однажды мне сказали, что домов не бывает тоже, — возразил Кот, — но теперь я убедился, что это не так!..

Пёс не ответил. Разговор с глупым Котом его очень утомил. Ему хотелось, чтобы бестолковый собеседник поскорее куда-нибудь делся. Но Кот продолжал стоять посреди двора, вцепившись в свой узелок. Дождь весело барабанил по листу лопуха, и бедный путешественник робко переступал на месте грязными озябшими лапами, подвернув под себя мокрый обвисший хвост.

— Извините, — промолвил он наконец. — А вы не могли бы пустить меня в Дом? Конечно, я понимаю, что с моей стороны такая просьба может показаться слишком смелой…

— Ты хотел сказать — «наглой»! — уточнил Пёс. — С какой радости я должен тебя пустить?

— Но мне больше некуда идти! — взмолился несчастный Кот. — Кругом дождь и дождь, а я так не люблю мокнуть!..

— Хорошо, — промолвил Пёс. — Допустим, я тебя пущу. И что дальше? В смысле на кой ты тут сдался? Я — понятное дело, я Дом сторожу. А что будешь делать ты?

— О! — оживился Кот. — Я тоже буду делать что-нибудь полезное! В моей Книге есть целая глава об обязанностях домашних котов! Только я ещё до неё не дошёл…

— Вот когда дойдёшь, тогда и приходи, — сказал Пёс.

— Но я не могу читать Книгу под дождём! — Кот совсем сник. — В ваших краях нет ни единого сухого местечка, даже под большими деревьями!.. Я совсем промок и замёрз, наверно, я скоро заболею и умру!..

Пёс с сомнением поглядел на Кота. В собачьей душе шевельнулась жалость.

— Ладно, проходи, — решил Пёс. — Но учти: если Хозяин явится и спросит, кто ты такой и откуда взялся, я скажу, что я тебя не знаю. Сам будешь разбираться!

— Конечно-конечно! — возликовал Кот. — Спасибо вам огромное!..

Он заторопился к Дому. На крыльце он долго вытирал грязные лапы, потом снял с головы лист лопуха и вошёл внутрь.

А дождь всё лил и лил.

2

Дом был большой, двухэтажный, деревянный и очень старый. Дом стоял посреди сада уже очень давно. Может быть — всегда…

Дом не помнил, кто, когда и для кого построил его. Дом тихо дремал под струями вечного дождя, и ему снились длинные, бесконечные, спокойные сны.

Что обычно снится старым домам? Тиканье часов, которые наяву давным-давно остановились. Дыхание спящих детей, хотя спальни пусты и в постелях поселился холод. Скрип половиц под осторожными ногами привидений…

Иногда в этих снах появляются наряженные к Новому году ёлки, звуки пианино, запах горячего хлеба…

И тогда старые дома просыпаются. Они думают, что снова нужны кому-то, кто хочет укрыться от непогоды, греться у горячего очага, зажигать свечи и читать в постели на ночь сказки со счастливым концом… Но печально их пробуждение. Потому что, проснувшись, дома понимают, что сны их обманули и они по-прежнему никому не нужны.

Но этот Дом не ведал разочарований. Праздники не снились ему никогда. Всё, что он видел за свою долгую-долгую жизнь во сне и наяву, был дождь. Однако Дом знал, что так будет не всегда. Он ждал. Ждал ещё терпеливее, чем Пёс, сидевший на цепи около крыльца, и никогда не сомневался, что дождётся. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Дома гораздо мудрее собак.

И его ожидания начали потихонечку сбываться. Однажды Дом почувствовал, как кто-то тихонько отворяет входную дверь…

Кот с узелком стоял в тёмной прихожей и осматривался. Коты ведь достаточно хорошо видят в темноте. Поэтому Кот разглядел пустую вешалку для одежды, полочку для обуви, пуфик, обои в цветочек, лесенку на второй этаж и дверь. Кот осторожно открыл её и заглянул в комнату. Там стоял большой стол, несколько стульев, диван у стены и большое кресло перед камином. На полу лежал толстый ковёр. Внутри дома-сироты было холодно и неуютно. Из холодного камина тянуло сыростью. Ковёр, кажется, слегка тронуло плесенью.

Кот разочарованно вздохнул. В мечтах Дом представлялся ему тёплым и уютным… Кот положил свой узелок на стул и подошёл к окну. На окне стояла керосиновая лампа и лежал коробок спичек. Кот решил зажечь свет.

Кот перепортил кучу спичек, пытаясь поджечь фитиль, но в конце концов его труды увенчались успехом. Лампа загорелась. И угрюмая комната озарилась тихим приятным светом. И хотя запах сырости никуда не делся, Дом теперь показался куда более приветливым.

И тут Кота осенило.

«Ведь для этого я и пришёл сюда! — подумал он. — Чтобы зажечь свет и огонь в камине, чтобы сырость постепенно ушла; чтобы лежать в креслах и греть их, чтобы Хозяину, когда он придёт, было здесь тепло и мило!»

Кот взял лампу и отправился осматривать Дом.

Первым делом он поднялся на второй этаж; лесенка запела под его тяжёлыми лапами. Наверху оказалась спальня. В ней стояла большая кровать. Кот поставил лампу на пол, вспрыгнул на покрывало, потоптался на нём и мурлыкнул. Пожалуй, ему будет приятно дремать здесь, если, конечно, Хозяин позволит…

Потом Кот спустился вниз и направился на кухню: там что-то тихо шуршало. Подняв лампу повыше, Кот увидел на полу мышь.

— Э… здравствуйте, — сказал он, кланяясь, — позвольте представиться: Кот…

Мышь не ответила. Она посмотрела на Кота глазками-бусинками, отвернулась и убежала в угол.

«Уж не обидел ли я её чем-нибудь?» — встревожился было Кот, но тут увидел на столе кувшин.

Забыв про мышь, Кот вскочил на лавку и сунул в него нос. В кувшине было чудесное, свежее, жирное молоко. Кот налил себе блюдечко и с удовольствием поужинал. Вернувшись в гостиную, он поставил лампу на стол и принялся устраиваться на ночлег.

Решив, что спать он будет в кресле перед камином, Кот развязал свой узелок и достал из него два своих сокровища.

Первым сокровищем была Книга. Кот путешествовал по миру давным-давно. Может быть — всегда…

Но лишь когда у него появилась Книга, его странствие обрело цель. Лишь начав читать её, Кот понял, чего ему не хватает, и твёрдо вознамерился найти Хозяина.

Путь его не был лёгким и приятным, но в самые тяжёлые времена Книга утешала его и придавала сил.

Кот бережно взял Книгу и положил на стол. Потом достал из узелка маленькое, как раз своего размера, пуховое Одеяльце.

Книга была для Кота учителем, а Одеяльце — лучшим другом. Мягкое, тёплое и лёгкое, оно надёжно согревало в непогоду, под ним снились самые сладкие сны.

Кот погладил Одеяльце лапой, благодарно потёрся ухом и аккуратно постелил на кресло. Так и Одеяльце нашло своё место в Доме, и Кот был несказанно этому рад.

Перед тем как лечь спать, Кот долго и старательно умывался. Ещё у него была привычка читать перед сном Книгу. Кот забрался на стул и открыл её на том месте, где остановился накануне. Вынув закладку — сухую травинку, — Кот сосредоточился и прочёл:

«Глава 9. Имена».

«О, это должно быть очень интересно!» — подумал Кот.

Читал он медленно, с большим трудом подбирая буковку к буковке. Коты вообще не очень способны к чтению. Просидев без малого полчаса, Кот наконец разобрал:

«Все домашние животные должны иметь имена».

На этом страница заканчивалась.

Кот закрыл Книгу, зевнул и потянулся. Перебравшись в кресло, он лёг под Одеяльце и свернулся клубком. Сонно жмурясь, он глядел на лампу.

«Вот и оживает Дом, — думал Кот, — Псу, наверно, приятно смотреть на огонёк в окне… Это я хорошо придумал… Спокойной ночи!»

И Кот уснул.

А дождь всё шёл и шёл.

3

А Пёс лежал в своей конуре и маялся бессонницей. Он никак не мог заснуть, потому что сердился. Сердился он на всех подряд: на Хозяина, который никак не придёт, на дождь, который никогда не перестанет, и, разумеется, на Кота.

«Ишь ведь шустрый какой! — думал Пёс. — Уболтал-таки меня! И с чего это я вдруг его в Дом пустил? Эх, сердце у меня доброе! А он и рад воспользоваться! Дрянная, толстая, глупая кошка! Свет зажёг… Это он нарочно, чтобы меня позлить! Видишь, мол, как я хорошо устроился! А ты сиди себе на цепи в своей конуре и завидуй!» И Пёс завидовал.

«Я так долго, так преданно сторожил Дом! — с горечью думал он. — И ни разу, ни единого разочка не заглянул внутрь! А этот побродяжка вошёл как к себе домой, словно так и надо! Вау-у-у! Как несправедливо!..»

Пёс завозился, укладываясь поудобнее. Цепь загремела, но теперь этот звук уже не казался Псу приятным.

«Я раб! — подумал Пёс. — Вечный раб! И никто не избавит меня от этой низкой доли! Даже если Хозяин придёт, он не позовёт меня в Дом, не разрешит лежать у камина и не станет чесать меня за ухом! Всё это получит Кот. А что останется мне? Охапка соломы и жалкая кость на обед!.. Кстати, в теперешних обстоятельствах кость лучше спрятать!»

Пёс вылез из конуры. В миске с косточкой вовсю плясал дождь. Пёс выловил кость из миски, забежал за конуру и, воровато оглядываясь на светящееся окно, принялся рыть яму.

Земля была мягкая, и яма вышла замечательная. Пёс положил в неё кость и быстренько зарыл. Теперь можно было не волноваться. Пёс вернулся в конуру.

Там Пёс долго ворочался с боку на бок, потом наконец улёгся и закрыл глаза… И вдруг услыхал громкое злобное мяуканье: к нему в конуру лез Кот! Он был огромный, как кабан.

— А ну, вылезай! — шипел он, сверкая страшными глазищами и выпуская здоровенные когти. — Здесь теперь всё моё! Ты больше не нужен! Выметайся подобру-поздорову!

И вот несчастный Пёс стоит в грязи за калиткой. Ошейника на нём нет, нет ни мягкой соломы, ни миски с косточкой. Дождь лупит его по ушам, а у грязной дороги не видно ни начала, ни конца. От горя Пёс завыл и… проснулся.

Дождь привычно стучал по крыше конуры, внутри было тепло и уютно, и цепь по-прежнему гремела, стоило Псу пошевелиться. Однако сон представал перед ним во всех своих ужасных подробностях.

«Безобразие! — расстроился Пёс, так толком и не опомнившись. — Последнего лишают! Неужели этому наглому котяре мало Дома? Так он ещё и конуру мою хочет заграбастать! Ну уж дудки! В конуру я его не пущу, хоть убейте! Никогда, никогда, никогда!..»

Пёс посокрушался ещё некоторое время, а потом снова уснул и спал до утра без задних ног.

А Коту той ночью снились удивительные, сказочные сны.

Сначала ему приснилась дорога, сухая и ровная, и идти по ней было очень удобно и гораздо приятнее, чем шлёпать по грязи под дождём. К тому же Кот был обут. У него на задних лапах красовались щёгольские сапожки. Сбоку на толстом ремешке висела шпага, а на голове, на тулье широкополой шляпы, колыхались перья.

Кот весело шагал куда глаза глядят, и на душе у него пели птички. По дороге ему то и дело встречались люди, которые пасли коров или косили сено. Кот повелевал им говорить всем прохожим, что стада и покосы принадлежат какому-то маркизу Карабасу (интересно, кто это?), после чего, довольный собой, шёл дальше.

Потом поля кончились, и начался лес. Навстречу Коту откуда ни возьмись вышла девочка с корзинкой. На голове у девочки была красная шапочка. Девочка рассказала Коту, что идёт проведать больную бабушку и несёт ей пирожки.

— А с чем пирожки? — спросил Кот.

— Вот, попробуйте, — сказала девочка, протянув Коту один.

На том они расстались, и Кот отправился дальше, жуя пирожок (с повидлом, очень вкусный). Некоторое время спустя он встретил волка, который спросил, не видал ли Кот девочку в красной шапочке. Кот вежливо показал волку дорогу. Потом Коту повстречались охотники, которые спросили, не видал ли он волка…

За лесом оказался город. Кот услыхал весёлую музыку и пошёл было туда, откуда она доносилась, но к нему подскочил деревянный мальчишка с длинным носом.

— Представление скоро начнётся, а мне не на что купить билет! — заныл мальчишка. — Купите мой букварь, господин Кот! Всего пять золотых монет!

«Это же моя Книга!» — удивился Кот и торопливо достал деньги.

Не успел мальчишка скрыться, как на город начал, медленно кружась, падать снег. Он становился всё гуще и гуще.

— Тётушка Вьюга выбивает свои перины, — сказал кто-то.

Вокруг в два счёта намело высокие сугробы. Кот потрогал снег. Снег оказался пушистым и тёплым, как пух из подушки. Кот захватил целую охапку и подумал, что из этого снега может получиться хорошая начинка для Одеяльца… И оно тотчас появилось из ниоткуда, легло Коту прямо в подставленные лапы…

…Старый Дом всю ночь рассказывал Коту сказки, но к рассвету устал и заснул сам. Поэтому последний сон Кота оказался уже не таким хорошим.

Коту приснилось, что к нему подбежал Пёс с оскаленными зубами и начал отбирать у него Одеяльце.

— Моё Одеяльце! Отпусти! — заверещал Кот и проснулся.

В Доме было тихо, лампа по-прежнему горела на столе. Кот некоторое время таращился на неё широко раскрытыми глазами. Потом немного успокоился и перевёл дух.

— Никому тебя не отдам, — пообещал он Одеяльцу. — Никогда, никогда, никогда! — и уснул снова.

А дождь всё лил и лил.

4

Настало утро. Проснувшись в кресле у камина, Кот ещё некоторое время нежился под Одеяльцем, вспоминая чудесные сны (последний, плохой, вспоминать не хотелось). Потом Кот встал и отправился готовить завтрак.

Угрюмая кухня встретила Кота холодно и неприветливо. Однако молоко было на месте, такое же свежее и вкусное, как вчера. Пытаясь растопить очаг, Кот порядком извозился в саже, но в конце концов поленья занялись. На кухне стало тепло и уютно.

Кот отряхнул лапы и внимательно осмотрелся. В углу кухни он увидел большой мешок. Сунув туда голову, Кот чихнул: в мешке была мука. Кот обрадовался и решил испечь себе на завтрак булочку.

В глиняной миске он замесил тесто и сел ждать, когда оно поднимется. Тесто бродило и вкусно пахло. Время от времени Кот заглядывал в миску и ласково трогал тесто лапой. Наконец булочка была готова. Кот заварил чай — с молоком, разумеется. Принёс из комнаты Книгу и сел за стол завтракать. Аккуратно лакая чай из блюдечка, Кот перечитывал начало главы об именах.

«Все домашние животные должны иметь имена…»

«А у меня нет имени, — огорчился Кот. — Значит, я не домашний? Это плохо, надо что-нибудь придумать…»

А вот Псу утро вовсе не показалось добрым. Ночные кошмары минули, но обида осталась. Она засела где-то глубоко внутри и грызла Пса, как червяк — яблоко, хотя Пёс изо всех сил старался не поддаваться.

«Порядочная собака не должна роптать на судьбу! — убеждал он себя. — Подумаешь, я никогда не был в Доме! Не собачье это дело — по коврам валяться. И чесанье за ухом — фу, какая гадость! Я — воин, мне не к лицу телячьи нежности. Моя служба сурова и почётна, моя конура скромна, но удобна. Моя пища груба, но я к ней привык… кстати, надо проверить, как там моя косточка!»

Пёс выбрался наружу, и ему на нос упали дождевые капли. Пёс чихнул и побежал за конуру. Раскопав ямку, Пёс достал косточку, вернулся в будку, чтобы лишнее время не мокнуть под дождём, и принялся за завтрак. Есть ему не хотелось, но так было положено, а Пёс очень серьёзно относился к порядку. После завтрака Пёс скрепя сердце приступил к своим утренним делам.

Утром он обычно занимался тем, что готовился к торжественной встрече Хозяина.

«Нельзя поддаваться унынию, — говорил он себе, бегая для разминки взад-вперёд по садовой дорожке. — Хозяин обязательно придёт, надо только подождать! Я не имею никакого права сердиться на него за то, что он медлит. А тем не менее я сердился. Как нехорошо с моей стороны! Всё из-за кота этого дурацкого!..»

Размявшись, Пёс принялся старательно вилять хвостом. Это занятие всегда поднимало ему настроение. Вот и сейчас, спустя всего пару минут, обида и грусть начали отступать. Вскоре Пёс почувствовал себя легко и бодро, а ещё чуть позже был уже счастлив, как щенок. Настал черёд переходить к радостному лаю, что Пёс и сделал.

Заключительным упражнением было высокое подпрыгивание и восторженный визг. Пёс вложил в него всю душу. Когда он остановился, вывалив язык, дверь Дома чуть-чуть приоткрылась.

Сначала в щёлке показались только усы, а потом Кот осторожно вышел на крыльцо целиком, сжимая в дрожащих лапах скалку.

— Извините, — испуганно проговорил он. — Вы так жалобно визжали, господин Пёс, я подумал, что вас кто-то бьёт…

«Тьфу, пропасть!» — подумал Пёс.

Хорошего настроения как не бывало.

— С вами точно всё в порядке? — всё ещё настороженно спросил Кот.

— Лучше не бывает, — проворчал Пёс.

— Это хорошо. — Кот с облегчением вздохнул, опуская скалку. — Вы знаете, я хотел с вами поговорить…

— О чём? — без охоты поинтересовался Пёс.

— Видите ли, — начал Кот, отложив скалку и присев на крыльцо, — я хотел узнать… Как вас зовут?

— То есть как это — как зовут? — не понял Пёс. — Кто зовёт? Куда зовёт?

— Ну… у вас есть имя?

— А зачем мне имя? — удивился Пёс.

— В Книге написано, что так надо, — объяснил Кот, — вот я и подумал… может, мы придумаем имена друг другу?..

— Хорошо, выдумывай, — устало проговорил Пёс: ему лень было спорить.

Кот повеселел и задумался.

— Вас можно назвать Дружок! — торжественно произнёс он после долгого размышления. — Очень хорошее имя!

Пёс зарычал.

— Никакой я тебе не дружок! — гавкнул он. — Без году неделя как знакомы, а он уже в друзья набивается! Нахал!.. Кстати, подходящее имечко! Будешь у нас кот Нахал!

— Это как-то не по-доброму, — огорчился Кот.

— Ах, не по-доброму? Тогда будешь Мурзик! Вон какой замурзанный!

— А это не от души, — вздохнул Кот, поглядев на свой запачканный сажей живот.

— Хочешь от души — будешь Дурак! — огрызнулся Пёс, забираясь в конуру. — И книжка твоя дурацкая. В ней одна глупость написана!

Совершенно расстроенный, Кот подобрал скалку и вернулся в Дом. На кухне он печально помыл посуду, сел на лавку и пригорюнился. И случайно взглянул на Книгу, которая всё ещё лежала на кухонном столе. Неужели Пёс прав и Книга — глупая?.. Потом Кот всё-таки догадался перевернуть страницу, и долго-долго смотрел он на первую строку…

«…Но настоящее имя вам может дать только Хозяин», — прочитал он.

На душе у Кота тотчас стало радостно и спокойно. Получить имя от самого Хозяина! Что может быть прекраснее? Кот зажмурился и замурлыкал.

А дождь всё шёл и шёл.

5

Дождь всё шёл, день за днём, неделя за неделей. Но бывали дни, когда серые тучи светлели и казалось, что из-за них вот-вот выглянет солнце. Воздух теплел, и струи дождя становились редкими и золотистыми. В такие дни Кот открывал окна и проветривал Дом, а Пёс занимался своими тренировками в два раза дольше. Переделав домашние дела, Кот любил присесть на крыльце и смотреть по сторонам, разглядывая двор, голые яблони в саду, большие деревья за оградой и дорогу, которая бежала вдоль забора и терялась среди дальних холмов, серых от дождя. Кот вспоминал своё путешествие, но с каждым днём его воспоминания тускнели и таяли, так что Коту начинало казаться, что он жил в Доме давным-давно. Может быть — всегда…

А Псу понравилось разговаривать. Раньше-то не с кем было. Говорить он мог обо всём на свете: о дальних странах, морях и пустынях, лесах и болотах, городах и сёлах, о зверях и людях, лишь бы его слушали…

— И неважно, что я ничего этого не видел, — говорил Пёс, — о том, что видел, может рассказать любой дурак. А вот поди-ка расскажи о том, чего не знаешь!..

— О да! — соглашался Кот. — Это трудно! Для этого надо быть очень умным!..

— Да, тут ты прав, — с удовольствием кивал Пёс; и поскольку Пёс редко признавал его правоту, Кот очень радовался такой похвале.

Коту нравилось слушать пёсьи небылицы, но ему, конечно, хотелось, чтобы его тоже назвали умным. Он всячески старался намекнуть на это. Однажды он даже принёс на крыльцо Книгу и решил почитать её вслух. Для этого случая Кот выбрал свою любимую главу про конец дождя, Дом и Звезду, но читал он всё равно так медленно, что Пёс чуть не уснул.

— Послушай, — зевнул Пёс, — чем ерундой заниматься, ты бы лучше дело себе нашёл… Вон пошёл бы мышей половил!..

— Половил мышей? — с интересом переспросил Кот.

— Кошки должны ловить мышей, — наставительно произнёс Пёс.

— А зачем? — поинтересовался Кот.

— Чтоб хозяйское добро не грызли, дуралей!

Кот задумался.

— А что мне с ними делать, когда я их поймаю? — спросил он.

— Кто у нас кот, ты или я? — снова зевнул Пёс. — Тебе виднее, что с ними делать!

Кот размышлял над его словами целый день, задумчиво бродя по Дому. За этими размышлениями Кот и не заметил, как вылакал целый кувшин молока. Лишь когда стемнело, он зажёг лампу и отправился в кладовку.

В кладовке было тесно и пыльно. И ещё там царил ужасный беспорядок. Только некоторые вещи вроде самовара и швейной машинки стояли на полках, остальные бесформенной грудой были свалены на полу. Тут были и старые половички, и чугунные утюги, и веник, и медный таз, и дырявый чайник… Кот поставил лампу, вздохнул и храбро полез в недра этой страшной горы. Полчаса спустя Кот, грязный, как щётка для обуви, торжественно вышел из кладовки. В лапах он держал старую птичью клетку. До глубокой ночи Кот приводил её в порядок: чистил, чинил и благоустраивал. Кот привесил обратно отвалившиеся качельки и постелил на дно клетки вату, наполнил поилку водой, а кормушку — зерном.

Приготовив клетку, Кот поставил её на стол, а сам притаился под лавкой… За час Кот поймал десяток мышей. Он поймал бы больше, если бы не боялся из-за спешки кого-нибудь покалечить. Решив, что для начала хватит, и закрыв дверцу клетки за последней пленницей, Кот строго проговорил:

— Господа мыши! Я поймал вас для того, чтобы вы подумали над своим поведением! Грызть тайком хозяйское добро — нечестно! Вам бы и так дали поесть, если бы вы попросили по-хорошему! В общем, я надеюсь, что до завтрашнего утра вы одумаетесь и пообещаете мне больше так не делать. — И Кот отправился спать.

Спал он плохо. Ему всё казалось, что мышам в клетке скучно, и он чувствовал себя ужасным злодеем. Кот несколько раз вскакивал и бегал на кухню, чтобы проверить, всё ли в порядке с его узницами.

— Вы уж потерпите до утра, — уговаривал он, — вот и на качельках можете покачаться…

Утром невыспавшийся и замученный Кот вышел на кухню, чтобы приготовить себе завтрак. Он разжёг очаг, замесил тесто, испёк булочку и вскипятил чайник. Взяв Книгу, Кот сел завтракать, однако ему кусок в горло не шёл, и Книга никак не могла привлечь его внимание: мешали мыши.

Они столпились у прутьев клетки и смотрели на Кота своими чёрными блестящими глазками. Кот вздохнул. Он прекрасно понимал, что тёплая аппетитная булочка с хрустящей корочкой вкуснее, чем простое зерно. Коту ужасно не хотелось делиться с мышами, но он укорил себя за жадность и разломил булочку пополам.

Мыши, отпихивая друг друга, с писком набросились на угощение. Кот, глядя на них, укоризненно покачал головой… Когда булочка была съедена, он поставил клетку с мышами на пол и сказал:

— Надеюсь, что вы искренне раскаялись и больше не будете воровать. Передайте остальным, чтобы они тоже перестали плохо себя вести, а не то я их тоже поймаю… И ещё… — Кот сконфузился и закончил уже далеко не так строго: — Простите, если кого обидел… Я не виноват: служба!..

С этими словами Кот открыл дверцу клетки и с лёгким сердцем отправился обратно под Одеяльце.

А дождь всё лил и лил.

6

А потом наступили холода. Под серым небом стало совсем неуютно. Трава пожухла и побурела, деревья за оградой печально роняли на стылую землю жёлтые листья. Калитка скрипела от злого северного ветра.

Однажды Кот вышел на крыльцо, обмотавшись найденным в кладовке рваным красным шарфом. Пёс поглядел на Кота из своей конуры и нашёл, что Кот в этом шарфе выглядит исключительно глупо.

— Э… господин Пёс! — позвал Кот.

— Чего тебе? — отозвался Пёс.

— Я хотел посоветоваться, — сказал Кот, поёживаясь. — Дело в том, что вчера мыши украли мою булочку…

— Мыши? — переспросил Пёс. — Украли?

— Я сделал, как вы говорили, — заторопился Кот, — я поймал несколько мышей, велел им больше не безобразничать, а потом, разумеется, отпустил… Но они вернулись!

— Как вернулись? — удивился Пёс.

— Вот так, вернулись в клетку, — вздохнул Кот. — И привели с собой других. И заперли клетку изнутри. И не хотят уходить. Теперь мне приходится печь на завтрак две булочки: одну себе, одну им…

— Ну и что? — спросил Пёс. — Тебе жалко?

— Конечно, нет! — Кот всплеснул лапами. — Но вчера я испёк ещё одну булочку — на ужин, а мыши, пока я топил камин в комнате, взяли и съели её! И я остался без ужина…

— Ты что, прямо вот так и оставил свою булку на столе? — насмешливо проговорил Пёс. — Ну ты и глупый! Еду надо прятать!

— Куда прятать? — спросил Кот.

— Еду, чтобы её не украли, надо зарывать в землю, — произнёс Пёс нравоучительным тоном. — Я, например, всегда так делаю.

— Ой, надо же! — обрадовался Кот. — А я и не догадался! Значит, если я сейчас зарою булочку в землю, то к ужину я её откопаю и съем! Как хорошо, что я у вас спросил!..

Кот достал из-под шарфа булочку и спустился с крыльца под дождь.

— Зайди за Дом, — посоветовал Пёс, — чтобы никто, даже я, не видел, где ты её закопаешь. Это такое правило!

Кот кивнул и поспешил за Дом. Некоторое время спустя он вернулся и долго отмывал лапы в бочке с дождевой водой. Потом поблагодарил Пса и скрылся в Доме. Пёс, вольготно растянувшись на соломе, принялся размышлять о том, какой хороший совет он дал Коту и что бы этот чудак без него делал.

«Пропал бы без меня! — думал Пёс. — Он ведь совсем глупый!»

А довольный Кот весь день просидел у камина, глядел на огонь, слушал треск пламени. На кухне мыши, не найдя булочки, возмущённо пищали, а Кот жмурился от удовольствия, думая, как он ловко их обманул.

Наконец настало время ужина. Кот растопил очаг, повесил над огнём чайник, приготовил чашку и блюдце, намотал на себя старый шарф и пошёл откапывать булочку.

Холодный дождь злобно лупил его по спине, когда Кот раскапывал ямку… Вместо булочки Кот обнаружил в ней комочек размокшей грязи чуть посветлее, чем остальная грязь. Кот растерянно замер над ямкой. Ему стало горько и обидно. Ему было нестерпимо жаль пропавшей булочки.

«Пёс посмеялся надо мной! — подумал Кот. — Это он нарочно, чтобы мне было плохо!»

«Нет, нельзя так думать! — тотчас спохватился он. — Пёс просто не подумал хорошенько… Нет, я не должен обижаться! Мы должны дружить!..»

И грустный Кот пошёл домой.

Едва он ступил на крыльцо, как из конуры высунулся Пёс.

— Ну, откопал? — спросил он.

— Да, спасибо, — соврал Кот. — Вы мне очень помогли!..

— То-то же! — удовлетворённо промолвил Пёс. — Кстати, между прочим, завтра у меня День Рождения!

— Ой, правда? — сказал Кот. — Значит, я должен подарить вам подарок?..

— Ну, это уж как тебе заблагорассудится, — скромно проговорил Пёс и скрылся в конуре.

Той ночью Коту опять не спалось. Во-первых, он был голоден, а во-вторых, думал, что бы такое подарить Псу на День Рождения. Кот искренне хотел обрадовать приятеля. К утру идея у него всё-таки созрела. Вскочив ни свет ни заря, Кот отправился в кладовку.

Пёс тоже проснулся рано: ему не терпелось узнать, какой подарок преподнесёт ему Кот. И вот наконец дверь Дома открылась, и заляпанный краской Кот неуклюже выбрался на крыльцо, держа в лапах большой лист фанеры.

— С Днём Рождения! — радостно провозгласил он. На фанере было что-то написано большими кривоватыми буквами.

— И что же это такое? — в недоумении спросил Пёс.

— Это мой подарок, — доложил донельзя довольный собою Кот. — Я сейчас повешу его на калитку. Тут написано: «Осторожно, злая собака!»

— Что?! — изумился Пёс. — Я?! Злая собака?!

— Это чтобы все поняли, как хорошо вы охраняете Дом, — объяснил Кот. — И к тому же теперь к нам во двор не зайдёт никто, кроме Хозяина! Остальные просто испугаются!.. Ну как, хорошо я придумал?

— Лучше некуда, — проворчал Пёс и скрылся в конуре, а окрылённый вдохновением Кот поспешил к калитке.

Провозившись до обеда, Кот кое-как присобачил вывеску на калитку, вернулся в Дом и попытался смыть с себя краску. Но не тут-то было! Краска была масляная и не смывалась, а только размазалась по всему котовьему брюху. Пришлось Коту взять ножницы и остричь себе почти всю шерсть на животе. Животу стало холодно.

«Чего только не сделаешь ради дружбы!» — вздохнув, подумал Кот.

Пёс сидел в конуре и злился.

А дождь всё шёл и шёл…

7

На свете есть такие чудаки, которых радует плохая погода. Как правило, это те, кто больше всего в жизни любит сидеть дома, пить горячий чай и, закутавшись в плед, размышлять о жизни в кресле-качалке. Когда за окном шумит дождь и воет холодный ветер, эти маленькие радости становятся вдвойне желанными. Однако большинству обитателей этого мира непогода не доставляет никакого удовольствия. Особенно достаётся путешественникам. Непогода рвёт с их плеч плащи и ломает зонтики, забирается за пазуху струями холодного ливня, бросается под ноги грязными лужами. Горе тем, у кого нет своего угла: они становятся вдвойне несчастными.

Старые дома тоже боятся непогоды. Она проникает в них сыростью, заполняет сумраком пустые комнаты, заставляет слепые окна плакать холодными слезами… и некому пожалеть их, давно покинутых, никому не нужных!.. Впрочем, речь сейчас не о них. Тот Дом, о котором мы говорим, не чувствовал себя покинутым.

Он как мог хранил своего единственного обитателя. Коту приходилось топить очаг с утра до ночи. Благо дрова, как и молоко в кувшине, появлялись на кухне сами собой каждый день. Кот сидел на полу у огня и распускал рваный шарф на нитки. Сматывая их в клубок, Кот мечтал, как он свяжет себе фуфайку, чтобы согреть голый живот.

Вокруг Кота резвились мыши. Они играли в салочки, кувыркались, качались на качельках в своей любимой клетке, весело пищали, радуясь теплу и сытости. Кот внимательно следил за тем, чтобы они не ссорились и не дрались, а если такое случалось, он разнимал драчунов и строго пенял им на их поведение.

Однажды утром, после завтрака, Кот закончил сматывать клубок и подумывал пойти в кладовку поискать спицы. Но тут со двора донёсся громкий лай. В этом не было ничего необычного: Кот уже привык, что по утрам Пёс громко лает и даже визжит. Кот никогда не спрашивал, зачем он так делает, но тут ему вдруг стало любопытно.

Кот отложил клубок и вышел на крыльцо.

Пёс стоял под дождём на садовой дорожке и рьяно крутил хвостом, вследствие чего настроение у него было просто прекрасное.

— Привет! — гавкнул он, увидав Кота. — Как дела?

— Э… спасибо, хорошо, — вежливо отвечал Кот, поёживаясь и прикрывая лапами голое брюшко. — Извините, я хотел узнать, зачем вы это делаете…

— Что я делаю? — не понял Пёс.

— Ну, — замялся Кот, — например, вот хвостом вертите…

— Это для поднятия настроения, — объяснил Пёс. — Попробуй! Знаешь, как весело станет! Давай, не боись! Присоединяйся!

Кот неуверенно повёл хвостом туда-сюда.

— Не так, — сказал Пёс, — шире и веселей! Ну же! Маши как следует!

Кот старательно заработал хвостом. Как ни странно, настроение у него не улучшилось, а вроде бы даже наоборот…

— Что-то мне как-то не по себе, — признался он.

— Это потому что надо лучше махать, — объяснил Пёс. — Давай, смелее! Ещё! Ещё!

Добросовестный Кот старался как мог. Но с каждой минутой он чувствовал себя всё хуже и хуже. И внезапно его охватила ужасная злость на всё вокруг: на серое небо, на дождь, на Хозяина, который никак не приходит, на обнаглевших мышей, а главное — на этого гадкого Пса! Кот прищурил глаза и… зашипел!

— Э, ты чего? — удивился Пёс.

— Это ты нарочно устроил! — прошипел Кот; хвост хлестал его по бокам уже совершенно самостоятельно. — Нарочно, чтобы меня разозлить!

— Ты что, сдурел? — опешил Пёс.

— И булочку нарочно велел закопать! — продолжал Кот, встав на четыре лапы и выгибая спину дугой. — Нарочно, чтобы посмеяться!

— Нет, ты точно чокнулся! — сказал Пёс.

Кот вздыбил шерсть.

— И мышей нарочно велел ловить! — продолжал он. — И в дом не хотел пускать! И Книгу ругал! И Одеяльце хотел забрать!..

Тут уж и Пёс начал выходить из терпения.

— А ты лампу зажигал нарочно! — зарычал он. — И злой собакой меня обозвал! И конуру мою хотел заграбастать!

В этот момент злобный шипящий Кот и впрямь очень походил на того страшного кота, который однажды привиделся Псу в ночном кошмаре и выгнал его из конуры! Пёс не выдержал. Вывернувшись из ошейника, он бросился на Кота. А Кот, растопырив когти, кинулся на Пса, норовя вцепиться ему в нос. Они схватились прямо посреди большой и грязной лужи. Во все стороны полетели брызги и клочья шерсти.

Пёс был определённо сильнее своего противника, и очень скоро Кот обратился в бегство. С громким лаем Пёс начал гонять Кота вокруг Дома. Кот истошно вопил и в конце концов сиганул на дерево. Пёс остановился под ним, вывалив язык. Некоторое время Пёс и Кот тяжело дышали, молча глядя друг на друга.

А дождь всё лил и лил…

8

Первым молчание нарушил Кот. Он сидел на толстой ветке, прижимаясь к ней голым пузом. Его хвост всё ещё подёргивался.

— Что это с нами случилось? — жалобно спросил Кот.

— Случилось то, что ты свинья неблагодарная, — отвечал Пёс. — Я так о тебе заботился, воспитывал, а ты!..

— Но булочка тогда действительно размокла! — пожаловался Кот. — И я остался голодным!..

— Правда? — растерялся Пёс. — Я не знал… А зачем ты обозвал меня злой собакой?

— Я не обзывал! — сказал Кот. — Я думал, что злая собака — это значит хорошая собака… Я вас похвалить хотел!

— Ничего себе «похвалить»! А… О! Ты зачем лампу зажигал? Чтобы похвастаться, как ты хорошо в Доме устроился?

— Я думал, вам будет приятно смотреть на огонёк, — печально промолвил Кот. — А вы моё Одеяльце забрать хотели…

— Какое одеяльце? — удивился Пёс.

— Моё Одеяльце… Ой, извините, это, кажется, было во сне…

— Вот-вот, ты сначала думай, а потом обвиняй!.. А вот ты мечтал о моей конуре! Мечтал ведь? Признайся!

— Зачем мне ваша конура? — удивился Кот. — Коты не живут в конуре…

Противники немного помолчали.

— Ладно, — решил Пёс. — Давай мириться!

— Давайте! — обрадовался Кот. — Простите меня, пожалуйста!

— Ты меня тоже… прости, — проворчал Пёс. — И давай уже слезай оттуда!

Кот посмотрел вниз и задрожал.

— Я… кажется… не могу, — пролепетал он, зажмуриваясь.

— Что за чушь! — удивился Пёс. — Туда смог, а обратно не можешь?

— Не могу, — повторил несчастный Кот, вцепляясь в сук мёртвой хваткой. — У меня когти не в ту сторону загнуты!..

— А ты задом наперёд!

— Я так не умею! May!

— Ну тогда прыгай, — посоветовал Пёс.

— May! Я боюсь! Тут высоко! May! May! Спасите!

— Как же я тебя спасу? — спросил Пёс. — Я по деревьям лазить не умею!..

— Мне страшно! — орал Кот. — Я упаду! Я разобьюсь! May! May!

— Знаешь что, — Пёс уже снова начал сердиться, — всё это чушь! Тут совсем не высоко! Ты просто не хочешь слезать! Ничего, когда тебе надоест там сидеть, слезешь как миленький!..

И Пёс ушёл в конуру. Зализывая расцарапанный нос, он некоторое время старался не слушать отчаянные вопли Кота, который орал благим матом на всю округу. Однако это было не так-то просто. Пёс начинал беспокоиться.

— Мне холодно! — вопил несчастный Кот. — May! Живот совсем замёрз! Я заболею и умру! May!

«А вдруг и впрямь простудится и помрёт? — подумал Пёс. — Что я тогда делать буду?»

Он выполз из конуры и вернулся под дерево.

— Эй, там, наверху! — прогавкал Пёс. — Кончай орать! Ты лучше подумай, как я могу тебе помочь!

— Да чем тут поможешь?! — трясся Кот. — May! Всё, смерть моя пришла!

— Глупости какие! — совсем перепугался Пёс. — Быть такого не может!

— May! May!

Пёс в страшном волнении принялся бегать вокруг дерева.

— Надо что-то делать! Надо что-то делать! — повторял он.

— Хоть бы соломки подстелить! — без надежды мяукнул Кот, косясь вниз одним глазом.

Пёс остановился.

— Соломки? — обрадовался он. — Это мы сейчас!..

Пёс бросился в конуру. Недолго думая, он выгреб из неё всю солому и вернулся под дерево.

— Теперь ты можешь прыгать, — сказал он Коту, сваливая солому на землю. — Давай, не бойся, тебе будет мягко!..

Замёрзший Кот с трудом разжал одеревеневшие лапы и грузно шмякнулся наземь. На солому он не попал, а шлёпнулся в лужу под деревом и щедро окатил пёсью подстилку грязной водой. Кое-как поднявшись, Кот подошёл к своему товарищу.

— Э… спасибо вам большое, господин Пёс, — промолвил Кот дрожащим голосом.

— Да не за что, — вздохнул Пёс. — Эх, пропала моя соломка! На чём же я теперь спать буду?..

Кот пошевелил ушами и дёрнул кончиком хвоста.

— Я знаю, как вам помочь, — проговорил он. — Я сейчас!

И Кот устремился в Дом. Забежав в комнату с камином, он остановился у кресла, на котором спал, и посмотрел на своё Одеяльце… Он промедлил лишь одну секундочку. У Кота было благородное сердце. Схватив с кресла Одеяльце, Кот поспешил обратно во двор.

— Вот, господин Пёс! — радостно кричал он. — Вам будет мягко… и удобно… и… Ой!

Кот нёс Одеяльце на вытянутых лапах, чтобы ненароком не запачкать (ведь он был грязный с головы до ног). Под ноги он не смотрел. И надо же было такому случиться, что Кот нечаянно наступил на край Одеяльца, споткнулся и… бултыхнулся в самую большую лужу перед крыльцом!

Кот, конечно, выбрался из неё, но… Одеяльце погибло. Кот растерянно стоял на краю лужи, в отчаянии глядя на грязную мокрую тряпку, в которую безвозвратно превратилось его бедное Одеяльце… На глаза у Кота навернулись мелкие котовьи слёзки.

К нему подошёл Пёс.

— Эх! — сказала собака. — Жалко!.. Но всё равно спасибо. Мне было приятно… Ты настоящий друг!

Кот тяжело вздохнул. Ему было мокро, холодно и грустно. Псу тоже. И мысли в голову лезли всё больше невесёлые.

— Как ты думаешь, — спросил Пёс, — а Хозяин вообще-то придёт?..

— Не знаю, — отвечал Кот. — Мы всё-таки очень плохие!.. Может быть, Хозяин уже приходил, посмотрел на нас и не остался!..

Так они и стояли, потерянные, посреди двора, и дождь постепенно смывал с них грязь и обиды. Холодный ветер прохватывал промокших приятелей насквозь. Кот мелко дрожал.

— Да ты совсем замёрз, — сказал Пёс. — Так и заболеть недолго!.. А ну, пошли!

И Пёс пошёл к своей конуре.

— Залезай, — пригласил он Кота.

Без соломы в конуре было голо и неуютно. Но Кот и Пёс прижались друг к другу, пригрелись и заснули…

Они проспали остаток дня и вечер. Наступила ночь, а они всё продолжали спать и на сей раз никаких снов не видели.

А дождь…

А дождь вдруг перестал. Стало тихо-тихо. Только слышалось, как с яблонь в саду падают на землю тяжёлые капли. Тучи разошлись. Ветер утих. И над Домом взошла Звезда.