Общее дело.

1. Обреченность эмиграции

Когда среди нас возникает вопрос о смысле нашего эмигрантского существования, о возможностях преодоления отрицательных и тягостных явлений эмигрантской жизни, о нашем отношении к событиям, совершающимся на родине, и возможности нашего участия и влияния на ход событий в России, эти законные и животрепещущие вопросы постоянно наталкиваются на пессимистический и авторитетный ответ: эмиграция по сути своей обречена на полное бессилие, на духовное разложение и, в конечном итоге, на полнейшее рассеяние и исчезновение в пустом пространстве. Все усилия эмиграции отстоять свое физическое и духовное существование бесплодны и напрасны. Этот жестокий приговор подкрепляется многочисленными примерами из истории различных народов, эпох и революций и обосновывается более или менее объективными доказательствами, что эмиграция есть оторванность от родной почвы, выключенность из родной стихии языка, быта, верований, привычек, климата, ландшафта и т. д. Выключенность из родной стихии обрекает людей, находящихся в эмиграции, на ирреальное существование или на денационализацию. Таким образом, банкротство эмиграции есть печальный результат объективного положения вещей. На этот жестокий и авторитетный ответ, как будто нечего возразить. Он принимает в устах утверждающих его оттенок непреложного социологического закона, которому приходится только подчиниться, как печальной и неизбежной необходимости.

И вот когда вновь и вновь обдумываешь все pro и contra, все тезы и антитезы, связанные с этим проклятым вопросом, в душе поднимается бунт против этой жестокой и несправедливой необходимости, против этого неправедного приговора. Наше моральное «я» не мирится с этой научной и объективно доказанной предопределенностью. Я уверен, что и большинство русских, в особенности молодых русских людей, жаждущих живой, осмысленной деятельности, не может примириться с мыслью о моральной и духовной смерти. Кто хочет жить и свою жизнь сделать осмысленной, будет искать других решений. Так мы и видим на самом деле. Несмотря на ясно и определенно высказанный тезис, который всем известен, люди не успокаиваются, продолжают искать, на что-то надеяться, что-то строить, опять разочаровываются и все вновь и вновь с новыми надеждами и верой продолжают свой скорбный эмигрантский путь. Этот объективно обоснованный тезис вступает в конфликт с нашей совестью, в конфликт с жизнью. Правилен ли он? Если бессмысленность существования эмиграции, ее духовное банкротство предопределены, поищем причин этой предопределенности. Найти истинную причину

116

явления, значит во многих случаях овладеть ключом, который отпирает и запирает замок предрешенности событий. Анализ предрешенности нашего существования сам по себе задача достойная и неотложная. Разрешение этой задачи есть наше первое «общее дело».

2. Общее дело

Представление об отрицательной предопределенности эмиграции вытекает, мне кажется, из укоренившегося в нашем сознании общего представления о человеческом обществе, государстве и человеческой деятельности, на основании чисто формального определения государства, как территории, населенной определенным народом (нацией), объединенным определенным законом и правительством, короче, как территории, народа и правительства. Для нормативного юридического сознания наличность этих трех данностей достаточна, чтобы то или другое общественное образование признать за государство. На этом определении основано признание СССР, как государства. Великое общественное движение конца 18-го века искало другого, менее формального принципа государственности, и увидело его в «общественном договоре». Эти два определения, два понимания государства и человеческого общества до сих пор живут в нашем сознании и формируют наши представления. Они кажутся мне неполными, а потому неверными. Юридическое определение трехчленно, причем является непонятным, что связывает в одно целое три основные стороны государственности: территорию, народ и правительство. Определение государства, как общественный договор, одночленно, но и оно слишком отвлеченно и формально, направлено явно не на суть, не на первоначальное, а зависимое. Мы понимаем государство и человеческое общество, как «Общее Дело», принципы которого намереваемся вкратце развить в нижеследующей главе, и даем государству новое определение, основанное на философии общего дела: «Государство есть человеческое общество, объединенное общим делом, направленным к утверждению жизни на определенной территории и осуществляемым особенной государственной и общественной организацией, правительством и другими учреждениями». Определение государства, как общего дела, устраняет недостатки юридического и политического понимания и указывает на первостепенную и основную сущность государственного существования людей. Общее дело определяет каждую из трех государственных стихий: и территорию, и народ, и правительство и объединяет их в органическое единство. Там, где возникло общее человеческое дело, там уже есть все элементы нарождающейся государственности, начинающегося общественного единства. Муравьиное сообщество, которое справедливо понимается как прообраз человеческого государства, является таковым не потому, что не-

117

сколько тысяч особей живут в одной куче и обладают определенным распорядком жизни, а потому, что у каждой муравьиной семьи имеется общее дело, которое и заключается в первую очередь в создании муравьиной кучи, в отстаивании определенной территории для своего существования, в защите своего дома и дела от нападений и т. д.

Общее дело, а с ним и государство возникнет для удовлетворения простейших потребностей человеческого существования и укоренено на первоначальных ступенях развития в биологии: необходимость в защите от холода и голода, борьба с дикими зверями, защита от нападения враждебных племен. Постепенно общее дело расширяется и разветвляется. В него входит все больше духовных, культурных моментов, которые органически срастаются с главным стволом общего дела. Современное государство подобно могучему многовековому дереву, которое сохраняет все существенное, выращенное в прежние юные годы и каждый год дает все новые почки, ветки и цветы, новые корневые побеги и новые отложения на своем стволе. Государственная жизнь народов проявляется в многоразличных формах, зависящих от организации общего дела. Окидывая беглым взглядом известный нам отрезок исторического существования, можно заметить некоторую эволюцию, или восходящую линию развития общего дела: от маленьких государств-республик Эллады до современных сложных государств-империй.

Устойчивость этих образований зависит от двух условий: от действительного осуществления общего дела внутри государства и от столкновения с другими государствами.

Россия является государством еще становящимся, еще не развернувшим во всю ширину своих возможностей. Поэтому она предстоит нам как некий еще неясный в своих деталях замысел о каком-то новом и грандиозном общем деле. В настоящей статье нет возможности развернуть в полной мере этот взгляд на Россию, как на потенциальное государство какого-то нового еще не бывшего типа, которое является преодолением всех до сих пор достигнутых ступеней государственного развития и синтезом всех бывших до сих пор состояний. В России прошлой, дореволюционной мы видим только отдельные неясные намеки на это грандиозное становление. Трагедия России заключается в том, что ни власть, ни общество, ни народ в целом не поняли великих исторических задач своего времени, не могли обосновать и сорганизовать нового общего дела, — и в результате русская государственность сорвалась в пропасть. В недалеком будущем мы постараемся раскрыть эту проблему полнее. В настоящем достаточно указать, что новое русское общее дело, намечавшееся ходом русского исторического процесса, но не осуществившееся бла-

118

годаря срыву в революцию, ставит к разрешению кардинальнейшие вопросы нашего земного существования.

В силу вышеизложенного современное состояние русского государства СССР, ни в коем случае нельзя признать за настоящее государственное состояние, несмотря на то, что и территория, и народ, и правительство в нем представлены. В современной России отсутствует главный стержень государственности: общее дело. СССР есть состояние, при котором отдельные стихии государственности восстали одна против другой, власть против народа и народ против власти. То общее дело, которое власть навязывает силой русскому народу, воспринимается последним, как рабство, как враждебное и чуждое дело. СССР есть безумная попытка организовать государство против общего дела.

Заключаем. Государство есть прежде всего общее, всенародное дело. Всякое государство существует, пока каждый член его так или иначе признает это общее дело. Революция есть отказ народа от общего дела, которое перестает его удовлетворять. Революция есть развал общего дела. Кризис сознания, перерыв традиции суть только спутники разрушающегося общего дела, спутники и тревожные симптомы, сигналы. Наша величайшая из всех революций дает этому яркое доказательство. Тщетно искать причин революции в кризисе религиозного, нравственного, правового и т. п. сознания. Все эти кризисы мы можем во всякой революции легко обнаружить, но все эти явления ни в коем случае не указывают на главное, на основную причину революции. Основная причина глубочайшей русской революции заключается в утере основной массой русского народа, крестьянством и, отраженно, интеллигенцией, смысла их повседневного труда, в неоправданности общего дела, бесперспективности существования. Эта революционная ситуация создалась благодаря далеко зашедшему процессу аграрного перенаселения страны, связанного с ним обнищания, разложения народного трудового быта, утери надежды на целесообразность дальнейшего хозяйствования. Только этим можно объяснить длительность, болезненность и глубину революционного взрыва.

Революция есть отказ народа от неудовлетворяющего народ общего дела и развал этого общего дела. Эмиграция есть сознательная или насильственная выключенность из общего дела и невключенность ни в какое другое общее дело. Эмиграция, как правило, защищает себя от включения в другое чуждое общее дело, т. е. от денационализации. Она не может также согласиться на то общее дело, которое возникает после революции на родине. Эмиграция противостоит таким образом и тем государствам, в которых она временно находит прибежище, и новой пореволюционной государственности, создающейся на родине. Оправданность и смысл эмиграции всецело опреде-

119

ляется тем, какая у нее есть возможность для нового общего дела, как зародыш или как закваска новой государственности.

Мы думаем, что такое общее дело для русской эмиграции есть. Прежде чем приступить к раскрытию его, необходимо еще подробнее проанализировать понятие и содержание, идеальную сущность «общего дела».

3. Основные принципы общего дела

Чтобы избежать недоразумений, выясним прежде всего наше отношение к знаменитому русскому философу Федорову и к его труду «Философия общего дела». Автор ни в коем случае не согласен с основной идеей Федорова, идеей воскрешения трупов. Воскрешение мертвых есть дело Божие, а не человеческое. Вместе с тем автор признает за Федоровым его огромное значение, как первого мыслителя и обоснователя общего дела. В нижеизложенном найдется много общего с философией Федорова.

Философия общего дела есть попытка синтеза между идеей и бытием. И идеализм, и материализм, в отдельности взятые, суть разрыв с жизнью. Доведенные до крайности, они всегда в том или другом пункте вступают в конфликт с реальной жизнью. Философия общего дела есть попытка утверждения жизни. Если идеализм есть отрыв в высь, а материализм закапывание вниз, то общее дело должно представлять собой воссоединение этих начал, выражающееся в духо- и волеустремлении к устроению жизни через человеческую практику. Общее дело утверждает таким образом одухотворение материи и воплощение духа. Этот синтез не возможен ни в отвлеченном мышлении, ни в мертвой материальности, представляющих как бы статическое начало бытия. Он возможен в движении, в энергии, в деятельности одухотворенных существ: людей. Таким образом общее дело всецело утверждается в православном религиозном сознании на догмате воплощения духа и воскрешения плоти, на сознании утверждающем, что вера без дел мертва.

Общее дело в своей духовной и материальной стороне не может обойтись без определенного представления о свободе воли. Для общего дела является одинаково неприемлемым признание как абсолютной свободы воли, так и абсолютной детерминированности. Бесплодный философский спор между сторонниками свободоволия и предопределенности общее дело устраняет совсем, вводя понятие доброволия и зловолия. В этом пункте абстрактные добро и зло связываются с живой практикой борений и побед в человеческой душе. Общее дело отсюда должно быть морально обосновано. Понятие доброволия спасает общее дело от своеволия и произвола, в которые впадают защитники абсолютной свободы воли, спасает и от рабства слепым за-

120

конам природы, от рабства железной необходимости. Но доброволие не отменяет этих антиномичных категорий, а синтезирует их, приводит в определенную координированность и утверждает, что в общем деле произвол и своеволие ограничены жизненной необходимостью, добровольно признаваемой, а подчинение слепой необходимости преодолевается свободными и разумными усилиями человеческих воль, управляющими, благодаря знанию законов природы, процессами естества.

Понятие общего дела обладает некоторыми свойствами, необходимыми для утверждения общности человеческих интересов, деятельности и судьбы людей. Во-первых, общее дело имеет тенденцию включать в себя все разнообразие различных человеческих деятельностей, как бы сильно ни разнились отдельные человеческие поприща. Во-вторых, идея общего дела укоренена в человеческой душе религиозным основанием и душа человеческая, как многострунный музыкальный инструмент, отзывается на общее дело, различает общее от частного, доброволие, с которым оно консонирует, от диссонирующего ей зловолия. Таким образом, общее дело не только определяет всякую человеческую деятельность, как общую, но и обладает некоторой вовлекающей, притягивающей, в некоторых случаях принуждающей, силой, стремящейся индивидуальные и разрозненные человеческие воли и действия включить в электромагнитное поле общего дела. Практически, в общем деле могут и должны объединяться люди самых различных профессий, умственных уровней, степеней развития, наклонностей и вкусов, крестьянин и рабочий, сапожник и художник, политический деятель и кабинетный ученый, воин и монах. Для этого необходимо только наличие общего дела и добровольного его признания.

Теория общего дела утверждает, что государственно-политическая жизнь людей является следствием органически возникающего и развивающегося общего дела. Человеческое общество не есть следствие общественного договора, борьбы классов и т. п., а следствие общего дела людей. Поэтому даваемое современным государственным правом определение государства, как территории, народа и правительства, неполно, статично и неправильно. Государство есть, с точки зрения философии общего дела, человеческое общество, объединенное общим делом, направленным к утверждению жизни на определенной территории и организованным как определенная власть. Теория общего дела не только указывает на главную сущность общественной и государственной жизни, но и решительным образом охраняет человечество от стихии анархии, очень сильной в хаотической душе русского человека. Она представляет государственную жизнь не как идеал, но как вечно меняющееся, облагораживающееся и не-

121

обходимое дело, противление которому является своеволием и грехом против морального закона и жизненных велений.

В каком-то отдаленном и идеальном будущем общее дело представляется как объединение усилий всех людей, населяющих земной шар, усилий направленных к преображению жизни. Общее дело утверждает причастность каждого человека, каждой нации, любой человеческой группировки к общему вселенскому человеческому делу. С точки зрения общего дела, европейские государства переросли в настоящее время рамки национального общего дела, но не осознали еще насущной необходимости нового общего дела в европейском масштабе.

Общее дело утверждает, что исторический процесс не случаен и не бессмыслен (утверждения, к которым приводит современная наука, не служащая общему делу), а является процессом, направленным доброй волей к преображению жизни. Трагичность истории человечества зависит от борьбы доброволия со зловолием.

Современное состояние и жизнь государств должны быть подвергнуты более глубокому анализу с точки зрения общего дела. Даже при поверхностном взгляде на современную политическую жизнь становится ясным глубочайший кризис, переживаемый современным человечеством, — болезнь общего дела. Эту болезнь замечаем мы как во внутренней жизни каждого государства, так и во внешней, мировой политике. Во внутренней жизни многих государств мы наблюдаем распад общего дела, выражающийся в утверждении зловольного, индивидуалистического, зоодарвинистического примата частного над общим (после нас хоть потоп; на наш век хватит, и т. д.). Во внешней политике государства выступают как злые воли, не преображающие землю и жизнь на ней, а искажающие ее. Таков современный империализм, стремящийся к ограблению мира в пользу дарвинистического человека. Общее дело отнюдь не против империализма, если он является следствием органически развивающегося общего дела, если он направлен доброй волей к утверждению и преображению жизни, если он стремится не к оголению жизни, а к ее обогащению.

Общее дело утверждено в религии. Оно опирается на моральный принцип доброволия. Человеческий разум и физические способности человека, как разумно действующего в материальном мире существа, утверждающего жизнь и преодолевающего разложение жизни — смерть, их общее дело рассматривает как орудие доброй воли. Поэтому для философии общего дела важна не гносеология, а общая методология мышления и действия. Эта методология ясна и вытекает из понятия общего дела. Мышление ни трансцендентно, ни имманентно, ни тем более не материально, оно проективно. (Утверждение Федорова). Оно должно создавать идеальные образы космоса, жизни, от-

122

дельных предметов. Это дело — общее дело науки, искусства и философии. Таким образом мышление и вытекающая из него разумная человеческая деятельность по принципам общего дела являются соучастием разумных существ в замысле Бога о мире. Идеальные образы преображенной действительности не должны быть пустыми фантазиями, но проектами, планами, подлежащими немедленному осуществлению общими усилиями людей. Всякое научное мышление поэтому направлено с одной стороны на познание естественных, органических отношений между явлениями и предметами природы и живых существ (естествознание и обществоведение), а с другой на изыскание возможностей преодоления, при помощи познания природы, слепых ее сил.

Пропаганда общего дела существеннейшим образом отличается от других пропаганд, например, партийных, тем, что она обращается к каждому человеку и считает каждого человека принципиально необходимым для общего дела. В этом большое преимущество идеи общего дела перед всеми другими. С самого начала она стремится объединять людей, а не разделять.

Мы утверждаем, что для эмиграции существует большое и захватывающее общее дело, которое является предпосылкой осмысления нашего существования, предпосылкой для включения эмиграции в будущее общее русское народное дело. Трудность осуществления общего дела эмиграции заключается в сложности самого дела, в сложности духовной и политической обстановки. Проведение общего дела в эмиграции требует повышенной гражданской добродетели. Оно не налаживается благодаря своеволию и безответственности отдельных лиц, перед которыми находится слишком много соблазнов и возможностей отказаться от своих трудных обязанностей, уклониться от категорического императива доброволия.

4. Общее эмигрантское дело

Эмиграция противостоит двум чуждым стихиям, от растворения в которых она должна себя ограждать. Первая и основная — это враждебная стихия ложного и извращенного общего дела, создаваемого на родине коммунистической партией, неприемлемого для нас. Вторая — стихия чужого общего дела, в которую поневоле окунается каждый эмигрант благодаря своему временному существованию. С этой последней стихией у каждого русского человека, кроме чуждых сторон, есть много общего, так как каждое отдельное национальное общее дело содержит элементы всемирности. Таким образом общее эмигрантское дело одной стороной соприкасается со своей родиной, другой со странами нашего рассеяния, со всем земным миром. Третья сторона эмигрантского дела заключается в отстаивании своего права на существование, в отстаивании своей духовной свободы.

123

Задача эмигрантской деятельности по отношению к родине двоякая — положительная и отрицательная. Обратимся сначала к положительной задаче. Для общего дела необходимо добровольное и свободное признание каждой личностью неизбежности своего трудного и ответственного эмигрантского состояния и своего героического служения. Наша душа должна обретаться в постоянной и бодрствующей устремленности к родине. Во всех наших делах и мыслях нам должен предстоять образ России. Наши труды должны быть направлены на служение родине. Это возможно только тогда, когда родина предстоит нам очищенной от всех временных искажений, как некий идеальный образ. Для создания этого образа требуется огромнейшее духовное усилие. Необходим острый синтетический взгляд на родину, на ее прошлое и настоящее, провидение возможностей ее будущего развития. Этот образ не может быть фантастическим, он должен органически восстать на путях синтеза как материальных, так и духовных сторон жизни России. Каждый русский человек носит в своей душе этот идеальный образ России, как зачаток или семя. Оно заложено в его душе с момента появления его на свет, оно возникает вместе с таинственнейшим из чудес в жизни, а именно с чудеснейшим рождением его сознания из мрака и пустоты. Оно укоренено в его сознании вместе с первым ощущением луча солнца и радостью бытия, в первом слове на родном языке. Этот образ растет и осмысляется во всей последующей жизни. Здесь в эмиграции мы должны заняться тщательным уходом за ним, развить неясный и недифференцированный намек в сознательное, наполненное конкретным содержанием представление. Создание этого образа-идеала есть первая и необходимая задача общего дела. Вот этому то очищенному от искажений образу России мы должны служить.

Могучий вихрь разбросал русских людей по всему миру. В свете индивидуального и обособленного человеческого сознания этот факт является печальной и бессмысленной случайностью, но с точки зрения общего дела рассеяние русских людей по всему свету имеет глубокий смысл и огромное значение. Впервые в истории большое количество русских людей принуждено жить продолжительное время в различных климатах, среди различных народностей, бытовых и трудовых условий. Принуждено не только наблюдать чужую жизнь подобно праздным туристам, но и бороться за свое существование, за свою духовную свободу, внося в эту чужую жизнь свое неотъемлемое от нашей души трагическое сознание. Русская коллективная душа накапливает грандиознейший опыт жизни всего человечества, который не может быть получен никаким изучением, никакими командировками. Не подлежит никакому сомнению, что этот опыт будет иметь колоссальнейшую ценность для России. Но этот опыт может пропасть, не будучи своевременно упорядочен.

124

Две положительные задачи стоят перед эмиграцией и ждут своего разрешения: познание России и использование опыта жизни людей всего земного шара для применения его к России. Обе эти задачи служения России можно объединить в одном организационном начинании. Практически можно связать эту деятельность с уже возникшими в различных местах рассеяния курсами познания России, кружками родиноведения. Эти выдвинутые самой жизнью организации нужно переорганизовать по принципам общего дела. Задачу близкую к принципам общего дела ставит себе, насколько мне известно, берлинский кружок родиноведения организованный «Объединением русских окончивших высшие учебные заведения за границей», ОРОВУЗ-ом.

Берлинский кружок родиноведения возник с самого начала в виде двух связанных общей целью и устремлением образований, разделенных только организационно. Первая организация состоит из специалистов самых различных направлений, работающих научно в своей области. Дадим от себя этой организации на первый взгляд громкое, но по существу правильное название «академия». Вторая организация по замыслу организаторов должна явиться свободной и более или менее открытой кафедрой для проповеди выработанных в академии идей и решений, для подготовки научных и практических работников в деле служения России. Это второе учреждение назовем «университетом». Дело, конечно, не в названиях, а в той сущности, которая за ним скрывается. Сущность же этого начинания, организационные начала, постановка вопросов, методология и вся устремленность в работе весьма близко совпадает с нашим пониманием служения России в эмигрантском положении. Пожелаем же берлинскому начинанию дальнейших успехов, преодоления всех трудностей, которых так много в эмигрантских условиях, преодоления специфической эмигрантской болезни разложения и т. д. и примем берлинский опыт, как пример для организации подобных начинаний в других странах. Организационный принцип берлинского кружка примем за исходный пункт дальнейших рассуждений.

Академия состоит из различных специалистов, работающих активно и научно в своей области. Круг лиц, отобранный по этому признаку, сам собой ограничен. Это ограничение, как ограничение чисто организационное, не противоречит идее общего дела. Для успешности работы в академическом плане ограничение должно быть еще более узким. От каждого члена академии требуется добровольная и бескорыстная готовность работать на Россию, жертвовать частью своего времени на изучение России в определенном направлении, быть руководителем и организатором коллективной, семинарской, исследовательской работы в той или другой области. От него требуется далее сделать еще одно усилие над собой, а именно так изменить метод и постановку изучаемого вопроса, чтобы этот вопрос был определенной проблемой по отношению к России, чтобы научная разработка вопро-

125

са давала то или другое решение этой русской проблемы. Разберем какой-нибудь конкретный вопрос. Перед нами, предположим, вопрос шоссейного строительства. Специалист разрабатывающий этот вопрос в духе «общего дела» должен не только научно и объективно разобрать его, как он решается современной наукой дорожного строительства, но должен поставить этот вопрос, как проблему для России. Он должен быть ответствен в этом вопросе перед Россией. При такой постановке сам собой выясняется истинный метод решения этой проблемы: 1) точное изучение искусства строительства; 2) опыт строительства за границей; 3) изучение возможностей и условий строительства дорог в России (знакомство с геологией, географией и экономикой России); 4) деловая и конкретная критика советского строительства; 5) создание оправданного и ответственного плана дорожного строительства для России. Для выполнения работы по этой программе требуется специальное заграничное (и русское) образование, практическое знакомство со строительством, изучение России и совместная дружная работа с другими специалистами, знание современного положения вопроса в Советской России, умение составить обоснованный научно, практически, экономически, конкретный план.

Можно насчитать несколько десятков таких вопросов, которые являются в то же время проблемами по отношению к России. Вся жизнь в России требовала и сейчас требует пересмотра и перестройки сверху до низу на началах нового общего дела: государственное устройство, местное самоуправление, коммунальное хозяйство, организация сельского хозяйства, проблема заселения Сибири, тайги и Туркестана, переселенческое дело, строительное дело, перестройка народного быта и т. д., и т. п. К решению всех этих проблем нужно привлечь опыт всего человечества. Этот опыт мы сейчас уже можем мысленно прикладывать к нашим русским условиям.

Постепенно в академии будет накопляться конкретный материал, облекающий живой плотью наше слишком общее и потускневшее в изгнании представление о реальной России. Постепенно будет создаваться общий, широко разветвленный и в идеале всеобъемлющий план будущей нашей деятельности в России. Ведь старая Россия лежит в развалинах, а новую, коммунистическую, мы не можем принять. Строить третью Россию мы можем только в том случае, если к этому подготовимся, если мы сумеем из огромной, рассеянной и разложившейся эмиграции составить сплоченную армию будущих работников России.

Всеобщая эмигрантская «академия», если таковая появится в результате отдельных начинаний, должна охватить для своего изучения все области русской жизни. Она должна через «университет» призвать русскую молодежь к сознательному, положительному и твор-

126

ческому познанию России, выработать для нее методы работы на принципах общего дела и руководить ее работой.

В результате этой работы будет возможно беспощадное разоблачение советской извращенности, основанное не только на политическом отталкивании, но и на глубоком понимании конкретной действительности. Только такая критика коммунизма будет губительна для советской власти.

Для русского же народа, обманутого и обольщенного коммунизмом, коммунизмом, очень сильно похожим на давно уже бывшее в истории и носившее тогда другое название — рабство, мы должны выставить новый идеал, новое более справедливое, более естественное общее дело. Мы должны показать ему, что мы не растратили наших талантов, не даром страдали и трудились все эти долгие годы, что мы принесем ему опыт всего человечества, необходимый ему для жизни и борьбы в огромной стране с суровой природой.

Наша надежда на победу должна опираться не на какую-то случайную, внешнюю политическую ситуацию, а всецело на то, сумеем ли мы возбудить новую веру, зажечь сердца русских людей новым, высоким идеалом, доказать советской молодежи, очарованной (дьявольским) видением земного коммунистического «рая», что перед Россией лежит другой светлый и свободный путь, без застенков, тюрем, концентрационных лагерей, без рабских колхозов и крепостных фабрик, и что вступить на этот путь зависит только от нашей доброй воли.

Поэтому последней задачей общего эмигрантского дела является изучение условий и возможностей свержения советской власти, выработка плана всенародной организации для преодоления коммунизма и устроения России на новых началах, на принципах общего дела.

В заключение я хотел бы выразить пожелание, чтобы план общего эмигрантского дела не остался еще одним лишним эмигрантским предложением. Поэтому я призываю всех русских людей и в первую очередь русских специалистов, ученых, политиков, философов, художников, писателей и поэтов, музыкантов и русскую учащуюся молодежь немедленно приступить к обсуждению общего дела; там, где есть возможность, начать организацию курсов родиноведения на принципах общего дела.

Русских специалистов, работающих активно, научно и практически, призываю устроить всемирную перекличку для выяснения наших сил, для выяснения того, кто, где и что делает. Эту перекличку организовать не в виде анкеты, а в виде живого общего дела, а именно в виде издания сборника саморефератов, кратких докладов о своих научных трудах. Издание этого сборника явилось бы первым пробным шаром для нашего объединения, которое необходимо для общего дела.

127

5. Лицо эмиграции

Не по одежде и не по языку узнается современный русский человек, а по особенному выражению его лица, выражению безнадежности и растерянности, в которых пребывает его душа. Всмотритесь в лица окружающей нас людской толпы, все равно в какой стране, в каком городе. В любой стране нашего рассеяния, в любой момент жизни, в день ли новогоднего торжества или в день будничных забот, вы сейчас же отметите среди многочисленных и разнообразных выражений, улыбок, слез, восторга и печали одно незабываемое выражение, присущее только современному русскому человеку, эмигранту, — это застывшее выражение безнадежности, недоумения, отчаяния и тоски. Среди равнодушных, самодовольных, возбужденных, радостных, печальных и озабоченных лиц, мелькает наше русское лицо с типичным всюду и везде ясно отличимым выражением…

…Кому дорого свободное развитие русского народа, кто верит в великое будущее России, кто носит в себе великие замыслы и свой идеал ищет претворить в жизни, кто видит, как лучшие силы нации молча гибнут в дикой современной обстановке, всех тех, в ком жива ненависть к поработителям русского народа, в ком зреет готовность на великое и святое дело освобождение русского народа, готовность служить России, всех призываем мы к «общему делу».

С. Белозеров.

22-го октября 1935 года.

Белозеров С. Общее дело. Журнал "Новый Град" №10