Письмо к клиру о некоторых пресвитерах

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к клиру о некоторых пресвитерах, безрассудно даровавших мир падшим прежде окончания гонения и без согласия епископов

Киприан пресвитерам и диаконам братьям желает здоровья.

Долго терпел я, возлюбленнейшие братья, полагая, что скромное наше молчание послужит к миру. Но так как некоторые по неумеренной и опрометчивой надменности усиливаются безрассудством своим возмутить почтительность мучеников, скромность исповедников и спокойствие всего народа, то не следует далее молчать, чтобы излишнею молчаливостью не повредить и себе и народу. Ибо не должно ли всячески бояться за оскорбление Господа, когда некоторые из пресвитеров, забывшие не только о Евангелии и своем значении, но не помышляя даже о будущем суде Господнем, и о настоящем своем предстоятеле — епископе, — чего никогда не было при наших предшественниках, — присвояют себе все, с поруганием и презрением к предстоятелю? И пусть бы они присвояли себе все, только без вреда для спасения братьев наших! Я мог бы скрыть и перенесть, как и всегда скрывал и переносил, поругание епископского нашего звания; но не следует скрывать это теперь, когда некоторые из вас вводят в обман наше братство и, желая угодить безрассудною готовностию к дарованию мира падшим, только более вредят им. Те, которых гонение принудило к отпадению, сами знают, что они совершили величайшее преступление, потому что Господь и Судия наш сказал: иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех, а иже отвержется Мене, отвергуся его и Аз (Мф. 10, 32–33). Он же сказал: вся отпустятся согрешения сыном человеческим, и хуления; а иже восхулит на Духа Святаго, не имать отпущения, но повинен есть вечному суду (Мк. 3, 28–29). И блаженный Апостол говорит: не можете чашу Господню пити и чашу бесовскую, не можете трапезе Господней причащатися и трапезе бесовстей (1 Кор. 10, 21). Итак, кто разуверяет в этом братьев наших, тот обольщает несчастных, так что и те, которые, при истинном покаянии, могли бы молитвами и подвигами своими умилостивить Бога, Отца милосердого, увлекаются на горшую погибель, и те, которые могли бы восстать, падают глубже. Грешники и в меньших грехах должны приносить покаяние в продолжение постановленного времени, должны, по уставу благочиния, совершать исповедь и потом уже чрез возложение руки епископа и клира получать право общения; а теперь, в такое тяжкое время, когда свирепствует еще гонение, когда не восстановлен еще мир самой Церкви, их допускают к общению, возглашают в молитвах их имя, — и без принесения ими покаяния, без совершения исповеди, без возложения на них руки епископа и клира, — преподается им Евхаристия, между тем, как написано: иже аще яст хлеб и пиет чашу Господню недостойне, повинен будет Телу и Крови Господни (1 Кор. 11, 27). Но тут повинны не те, которые не соблюдают заповеди Писания: вина падает на предстоятелей, не внушающих братьям делать все, по их наставлению, со страхом Божиим и с осторожностию, заповеданною и предписанною Самим Богом.

Наконец, они же подвергают поношению блаженных мучеников и ссорят с Божиим священником славных рабов Божиих: сии, памятуя о нашем звании, просили меня своим письмом рассмотреть их желания и даровать мир падшим не прежде, как когда самой матери нашей Церкви, по милосердию Божию, будет дарован мир и когда Божественному промыслу угодно будет и нас возвратить к Церкви своей; — а те, отвергнув почтительность, оказываемую нам блаженными мучениками и исповедниками, презревши закон Господень и осторожность, которую советуют соблюсти те же мученики и исповедники, — прежде прекращения ужасов гонения, прежде возвращения нашего, почти пред самою кончиною мучеников, вступают в общение с падшими, возглашают их в молитвах и преподают им Евхаристию, тогда как пресвитеры и диаконы должны были — что прежде всегда исполнялось — вразумлять и руководить своими советами самих мучеников, если бы те, ревнуя о славе и не обратив внимания на Писание, пожелали чего-нибудь больше надлежащего. Между тем нас беспрестанно, и ночью и днем, поучает Божественное вразумление: у нас, кроме ночных видении, и среди дня невинные дети исполняются Духа Святого и в восхищении видят очами и слышат и говорят то, чему Господь благоволит научить и вразумить нас. Обо всем этом вы услышите, когда Господь, повелевший мне удалиться, возвратит меня к вам. А до того времени те из вас, которые по безрассудству, неосмотрительности и надменности не обращают внимания на человека, пусть хотя Бога убоятся — зная, что в случае дальнейшего упорства их в тех же делах я употреблю наказание, заповеданное мне Господом, именно: временное запрещение священнодействия, с тем чтобы впоследствии, когда, по изволению Божию, станем снова собираться вместе в недра матери нашей — Церкви, подвергнуть их дело исследованию пред нами, пред самими исповедниками и пред всем народом. Об этом я послал письма к мученикам и исповедникам и к народу, поручив прочитать те письма и вам.

Желаю вам, возлюбленнейшие и вожделеннейшие братья, всегда здравствовать о Господе и помнить о нас. Прощайте.