Письмо к Луцию, папе Римскому, по возвращении его из заточения

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к Луцию, папе Римскому, по возвращении его из заточения

Киприан с товарищами брату Луцию желает здоровья.

Недавно, когда Господь удостоил почтить тебя сугубою честию в деле служения Церкви Своей, соделав и исповедником и священником, мы приветствовали тебя, возлюбленнейший брат. И теперь приветствуем тебя, твоих спутников и все братство тем, что благое и неистощимое заступление Господне возвратило вас к своим с тою же славою и честию, дабы снова дать пастыря стаду, которое надлежит пасти, кормчего кораблю, которым надобно править, — правителя народу, который должно руководить, и дабы показать, что изгнание ваше устроено Промыслом не с тем, чтобы Церковь лишилась епископа чрез удаление и изгнание его, но чтобы он возвратился к Церкви еще с большими заслугами. Ибо и в трех отроках достоинство мученичества не сделалось меньше, когда они, избежав смерти, вышли из пещи огненной невредимыми; и Даниил не лишился заслуженных похвал, когда, отданный на снедение львам, под защитою Господа остался живым для славы (Дан. 6). Отсрочка мучения в исповедниках Христовых нисколько не уменьшает заслуги исповедничества их, но только показывает великие дела Божественного промышления. В вас, как мы видим, проявилось то, что высказали пред царем мужественные и славные отроки: они были готовы гореть в пламени, только бы не служить богам его и не поклоняться образу, который он поставил, — в уверенности, что Бог, почитаемый ими, равно как и нами, силен изъять их от пещи огненной и избавить их от рук царя и от предстоящих мучений (Дан. 3). Мы находим, что то же самое совершилось вам верою вашего исповедничества и Господним покровом над вами: в то время как вы приготовились и решились претерпеть всякое истязание, Господь избавил вас от мучения и сберег для Церкви. Вашим возвращением не только не умалилось в епископе достоинство его исповедничества, но еще более возросла важность священства: у алтаря Божия поставлен предстоятель, который убеждал бы народ к принятию оружия исповедания и к претерпению мученичества не словами, но делами, — который, за приближением антихриста, приготовлял бы воинов к сражению не одними ободрительными речами и голосом, но примером веры и доблести. Мы понимаем, возлюбленнейший брат, и очами сердца провидим спасительные и святые советы Божественного величия, по которым недавно произошло там внезапное гонение и мирская власть устремилась против Христовой Церкви, против епископа Корнелия, блаженного мученика, и против всех вас: для посрамления и обуздания еретиков Господь хотел показать, кто составляет Церковь, кто в ней истинный епископ, избранный по Божественному распоряжению, кто пресвитеры, соединенные с епископом честию священства, кто согласный и истинный народ Христов, связанный любовию стада Господня, кто те, коих враг вызывает на брань, и кто, напротив, те, коих диавол щадит как своих. Ибо противник Христа преследует, нападает только на стан Христов и Его воинов. Еретиков, поверженных им однажды и сделавшихся его собственными, он презирает и обходит и старается низложить тех, которых видит стоящими.

О, если бы, возлюбленнейший брат, могли и мы, соединенные с вами взаимною любовию, находиться там при вашем возвращении, чтобы вместе с прочими вкусить и нам лично сладостнейшего плода вашего пришествия! Какой там восторг всех братьев, какое стечение и обнимание каждого при встрече друг с другом! С трудом можно удовлетворить лобзаниям приходящих; самые лица и глаза народа едва могут насытиться видением от радости вашего возвращения. Теперь братья начали понимать, какова и сколь велика радость будет в пришествие Христово: оно наступит скоро и в вас предпослано уже некоторое изображение его; как Иоанн Предтеча возвестил, что Христос пришел, так теперь возвращение епископа, исповедника Господня и священника, показывает, что и Господь уже грядет.

Я, мои товарищи и все братство посылаем к вам, возлюбленнейший брат, это письмо вместо себя и, выражая письменно пред вами свою радость, изъявляем верную преданность любви, не переставая и здесь, при совершении жертвы и при наших молитвах, благодарить Бога Отца и Христа, Сына Его, Господа нашего, Которого молим и просим, чтобы Он, совершенный и совершающий, соблюл и совершил в вас славный венец вашего исповедничества. Он, может быть, для того и призвал вас снова, чтобы слава ваша не была сокрыта, если бы вы за свое исповедание претерпели мученичество вдали: жертва, представляющая братству пример доблести и веры, должна быть и заклана в присутствии братьев.

Желаем тебе, возлюбленнейший брат, всегда здравствовать.

Конец формы