Письмо к мучениками и исповедникам

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к мучениками и исповедникам

Киприан мученикам и исповедникам, в Иисусе Христе, Господе нашем, и в Боге Отце желает вечного спасения.

Восхищенный от радости, приветствую вас, мужественнейшие и блаженнейшие братья, которых испытанною верою и мужеством славится матерь наша Церковь. Недавно прославили ее исповедники Христовы, осужденные на изгнание за непоколебимость исповедания, но настоящее исповедание во столько же достославнее и почетнее, во сколько оно тверже в страдании. Сильнее разгорелась брань — более увеличилась и слава ратоборцев. Страх мучений не отклонил вас от брани, но самые мучения еще более устремили вас на брань: полные непоколебимого мужества, вы с решительным самопожертвованием вступили в самый жестокий бой. И я узнал, что некоторые из вас уже увенчаны, некоторые весьма близки к получению победного венца, и из знаменитого сонма заключенных в темницу все одинаковым воодушевлены мужеством, с равною горячностию стремятся на подвиг брани. Таковы и должны быть в Божественном стане воины Христовы; вера их должна быть непоколебимо тверда, чтобы ни лесть не могла уловить ее, ни угрозы — устрашить и мучения — препобедить: яко болий есть, Иже в вас, нежели иже в мире (1 Ин. 4, 4), и земные муки не столько сильны поколебать, сколько сильны поддержать Божественное защищение. Доказательством тому служит настоящий славный подвиг ваш, братья: сделавшись для прочих вождями в побеждении мучений, вы явили пример мужества и веры, устояв на брани, пока она не разрешилась для вас победою.

Какими похвалами превознесу вас, мужественнейшие братья? Каким словом прославлю твердость души вашей и непоколебимость веры? — Вы вытерпели с полною славою самую жестокую пытку, и не вы уступили мукам, но муки вам уступили. Не мучения положили конец вашим скорбям, но венцы. Долго продолжавшееся жестокое истязание не могло поколебать твердой веры, а только скорее препосылало рабов Божиих ко Господу. Предстоявший во множестве народ с удивлением взирал на сию небесную брань, брань Божию, духовную брань, брань Христа, на которой рабы Его, твердые в своем исповедании, чистые душою, полные Божественного мужества, подвизались без мирских стрел, с одним оружием веры. Мучимые были непоколебимее своих мучителей, терзаемые и раздираемые члены одерживали победу над орудиями истязания, терзавшими их и раздиравшими. Неоднократно, со всею яростию повторяемые удары, хотя по растерзании утроб, продолжали мучение уже не над членами рабов Божиих, но над ранами; однако ж не могли преодолеть непреоборимой веры их. Ручьями текла кровь, которая должна была погасить пламень гонения и огнь геенский. О, какое это было зрелище для Господа — сколь высокое, сколь величественное, сколь угодное пред очами Божиими, когда воины Его являлись сколько Ему преданными, столько верными своей клятве! — В псалмах, по внушению Святого Духа, так написано в наше наставление: честна пред Господем смерть преподобных Его (Пс. 115, 9). Честна смерть тех, которые ценою крови своей приобретают бессмертие, которые получают венец за свое мужество. Какая здесь бывает радость для Христа! С каким благоволением в лице таковых рабов Своих и поборал и побеждал сей Хранитель веры, подающий верующим столько, сколько кто по своей вере принять может! Сам Он присутствовал на Своей брани — сражающихся и подвизающихся за Его имя Сам ободрял, укреплял, воодушевлял. И Он, однажды победивший за нас смерть, всегда побеждает в нас. Егда же предают вы, говорит Он, не пецытеся, како или что возглаголете: дастбося вам в той час, что возглаголете: не вы бо будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас (Мф. 10, 19). Доказательство тому представила настоящая брань. — Слово, полное Духа Святого, излилось из уст мученика: блаженнейший Маппалик, среди мучений своих, сказал проконсулу: «Увидишь — завтра будет пройдено поприще» . И Господь исполнил слово его, сказанное с верою и мужеством. Поприще для небесного подвига открылось, и раб Божий, подвизавшийся на нем, увенчан. Это — то поприще, которое предвозвестил пророк Исаия, говоря: не маловажная будет вам борьба с людьми, потому что Бог готовит для нея поприще (Ис. 7, 13)1. И чтобы показать, какое это будет поприще, присовокупляет следующие слова: се Дева во чреве зачнет и родит Сына и наречеши имя Ему Еммануил (Ис. 7, 14). Вот поприще веры нашей, которою мы побораем и которою венчаемся! Вот поприще, которое указывает нам блаженный ап. Павел и на котором мы должны подвизаться, чтобы достигнуть венца славы! — Не весте ли, говорит он, яко текущии в позорищи, вси убо текут, един же приемлет почесть? Тако тецыте, да постигнете: всяк же подвизайся, от всех воздержится: и они убо да истленен венец приимут, мы же не истленен (1 Кор. 9, 24–25). Также указывая на свою борьбу и предсказывая о себе, что он уже скоро соделается жертвою Господу, говорит: аз бо уже жрен бываю, и время моего отшествия наста: подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох; прочее убо соблюдается мне венец правды, егоже воздаст ми Господь в день он, праведный Судия, не токмо же мне, но и всем возлюбльшим явление Его (2 Тим. 4, 6).

Это же подвижническое поприще, пророками предвозвещенное, Господом определенное, апостолами пройденное, обещал проконсулу пройти и Маппалик от своего имени и от имени своих сподвижников, и — верный в своем слове, не обманул обещанием. Обещанное зрелище борьбы открыл и заслуженную награду получил. О, если бы (таково мое желание и увещание к вам, братья), о, если бы и прочие последовали сему, блаженнейшему ныне, мученику и другим его общникам и участникам в том же подвиге, непоколебимым в вере, терпеливым в скорби, непобедимым в пытке! Пусть тех, кого союз исповедания и темничное сожительство соединила вместе, соединит и доблестная кончина и венец небесный! Радостию о вас отрите слезы Матери-Церкви, оплакивающей падение и погибель многих, и примерам своим утвердите прочих, еще не падших. Если вас вызовут на брань, если настанет для вас день вашего ратования — сражайтесь мужественно, но поборайте неослабно, зная, что вы сражаетесь пред очами присущего вам Господа, что исповеданием имени Его вы достигнете славы Его. Он не только взирает на рабов Своих, но и Сам в лице нашем поборает, Сам с нами сражается, Сам и подвизающихся венчает и венчается.

Если же по благословению Господа наступит мир, прежде дня вашей брани, — то да пребудет в вас полная готовность к ней и достославное сознание. И пусть никто из вас не сокрушается о том, будто он менее достоин, нежели те, которые прежде всего претерпели мучения и, победив и поправ мир, сим славным путем пришли ко Господу. Господь испытует сердца и утробы (Апок. 2, 23), видит тайное и зрит сокровенное. Для получения венца от Него довольно и одного свидетельства Его — будущего Судии. И тот и другой путь, возлюбленнейшие братья, равно высок и славен: и если один из них, скоро чрез победу приводящий к Господу, безопаснее, то другой, позволяющий после славных подвигов еще жить для славы Церкви, приятнее.

О, сколь блаженна Церковь наша, которую Господь, по Своему благоволению, толикою славою осиявает, — которую в наши времена кровь мучеников столь благолепно украшает! Прежде братья убелили ее чистыми делами, ныне мученики своею кровию соделали ее червленою: у нее нет недостатка ни в лилиях, ни в розах.

Итак, да стремится теперь каждый к той или другой, равно высокой славе! да восприимут венец или убеленные делами, или червленные от мученических страданий. В небесном стане для мира и брани есть свои цветы; ими да увенчивается воин Христов за славные свои подвиги!

Желаю вам, мужественнейшие и блаженнейшие братья, всегда здравствовать о Господе и помнить о нас. Прощайте.


1 Non pusillum vobis certamen cum hominibus, quoniam Deus praestat agonem. В нашем славянском тексте этот текст читается так: еда мало вам есть труд даяти человеком, и како даете Господеви труд?