Письмо к народу о пяти пресвитерах, приставших к возмущению Фелициссима

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к народу о пяти пресвитерах, приставших к возмущению Фелициссима

Киприан всему народу желает здоровья.

Возлюбленнейшие братья! Хотя Вриций, вернейший и пречестный пресвитер, также Рогациан и Нумидик, пресвитеры-исповедники, прославившиеся по удостоению Господа, равно и диаконы — мужи добрые и от всего сердца преданные церковному служению, с прочими сослужителями лично заботятся о вас с полным усердием и не престают постоянными увещаниями укреплять каждого и спасительными советами наставлять и вразумлять падших, однако и я, сколько могу, даю вам советы и, как могу, навещаю вас письменно. Да, возлюбленнейшие братья, письменно: потому что зложелательство некоторых пресвитеров соделало то, что до Пасхи мне нельзя было и прийти к вам, так как они, помня свои замыслы и сохраняя прежнюю злобу не только против моего епископства, но даже против вашего выбора и суда Божия, возобновляют свои прежние нападки на нас и при обычных ухищрениях снова строят святотатственные ковы. Впрочем, когда мы и не хотели и не желали, когда прощали и молчали, они, по Божественному промыслу, понесли заслуженное ими наказание, так что, не быв извержены нами, сами себя извергли, сами в собственном сознании произнесли приговор против себя, вашим и Божественным судом изобличенные в заговоре и нечестии, сами себя добровольно изгнали из Церкви. Теперь стало явно, откуда получило начало злоумышление Фелициссима и при каких пособиях укоренялось. Эти-то пресвитеры давно соблазняли и побуждали некоторых исповедников не быть в согласии со своим епископом, не придерживаться церковного благочиния с верою и в мире, по заповедям Господним, не сохранять славы своего исповедничества чистым и непорочным житием. Как будто им было мало расстроить умы некоторых исповедников и вооружить против священства Божия часть увлеченного братства: теперь они обратились с тлетворным своим обольщением к падшим, чтобы больных, уязвленных и по тяжести своего падения всего менее способных к принятию здравых советов и всего менее твердых отвратить от лечения своей болезни и чтобы оставлением молитв и прошений, которыми надлежало долго и постоянно умилостивлять Господа, привесть их к пагубной беспечности ложным обещанием обманчивого мира. Но умоляю вас, братья, — бодрствуйте против ухищрений диавола и, заботясь о своем спасении, как можно усерднее противодействуйте смертоносному обману. Это другое гонение, другое преследование. Пять этих пресвитеров не иное что, как пять тех зачинщиков, которые недавно соединились было с правителями — в подписи повеления, имевшего целью поколебать веру нашу и извращением истины опутать смертоносными ковами доверчивые сердца братьев. И теперь тоже, и теперь злоумышление пяти пресвитеров, соединенных с Фелициссимом, опять направлено к пагубе спасения — к тому, чтобы не обращаться с молитвою к Богу, чтобы отвергший Христа не умолял Того, Кого отверг, чтобы виновный в преступлении не приносил покаяния, чтобы не умилостивлять Господа чрез епископов и священников, — но по оставлении священников Господа, вопреки евангельскому благочинию, постановить новое предание святотатственного устава; чтобы, тогда как мы, а равно исповедники, и римские клирики, и все епископы, поставленные в нашей области и за морем, однажды согласились не поставлять ничего нового по делу о падших, доколе не соберемся вместе и, по взаимном совещании, не произнесем суда, с одной стороны, согласного с благочинием, а с другой — растворенного милосердием, — чтобы и тут противодействовать нашему решению и возмутительными замыслами ниспровергнуть все священническое достоинство и власть. Как для меня мучительно, возлюбленнейшие братья, что я не могу лично сам находиться при вас, сам посетить каждого, сам предложить вам слова ободрения, по учению Господа и Его Евангелия! Не довольно было двухлетнего уже моего изгнания и прискорбного отлучения от лиц и взоров ваших, — непрерывной скорби и стенаний, которые при постоянном моем сетовании терзают меня одинокого; недостаточно было дневных и ночных слез о том, что священнику, избранному вами с такою пламенною любовию, нельзя ни приветствовать, ни обнять вас. Здесь к томлению нашего духа прибавилась большая скорбь оттого, что, несмотря на крайнюю необходимость, не могу поспешить к вам из опасения, чтобы чрез козни и ухищрения вероломных приход наш не произвел там большого смятения, — и чтобы епископ, обязанный заботиться о мире и спокойствии всех, сам не подал видимого повода к возмущению и снова не усилил преследования. Но и отсюда, возлюбленнейшие братья, и отсюда предостерегаю и советую: не давайте безрассудно веры пагубным словам, не соглашайтесь скоро на льстивые речи, чтобы не принять вам тьмы вместо света, ночи вместо дня, глада вместо пищи, жажды вместо пития, яда вместо лекарства, смерти вместо жизни. Да не соблазняют вас ни лета их, ни достоинство: они, подражая древнему распутству двух старцев, которые старались обольстить и обесчестить целомудренную Сусанну (Дан. 13, 20), также стараются нарушить чистоту Церкви прелюбодейным учением и исказить евангельскую истину. Господь взывает к нам, говоря: не слушайте словес пророков, иже пророчествуют вам и прельщают вас: видение от сердца своего глаголют, а не от уст Господних; глаголют отвергающим Мя: «Глаголя Господь: мир будет вам» (Иер. 23, 16–17). Но мира не приносят те, кои сами не имеют мира. Обещают возвратить и снова призвать в Церковь падших те, кои сами отпали от Церкви.

Один есть Бог и один Христос, и Церковь одна, и кафедра, основанная по слову Господа на камне, одна (Мф. 16, 18). Нельзя ставить другого алтаря и нового священства там, где есть один алтарь и одно священство. Кто инуду собирает — расточает (Лк. 11, 23). Прелюбодейно, нечестиво, святотатственно основывать что-либо на человеческом буйстве, чтобы ниспровергнуть порядок Божественный. Следуя предостережению и наставлению Господа: вожди суть слепи слепцем: слепец же слепца аще водит, оба в яму впадетася (Мф. 15, 14), удаляйтесь от общения с подобными людьми и избегайте речей их, как рака и заразы (2 Тим. 2, 17). Они препятствуют молитвам вашим, которые вы с нами денно и нощно изливаете пред Господом, чтобы умилостивить Его правосудие; препятствуют слезам вашим, которыми вы омываете содеянное прегрешение; препятствуют миру, которого вы с верою и упованием испрашиваете у милосердого Бога, и не знают, что в Писании сказано: и пророк той или видяй сон, да умрет, глагола бо, еже прельстити тя от Господа Бога твоего (Втор. 13, 5). Никто, возлюбленнейшие братья, да не совратит вас с пути Господня. Никто вас — христиан да не отторгнет от Евангелия Христова. Никто сынов Церкви да не похитит у Церкви. Пусть погибнут одни они, захотевшие погибнуть. Пусть пребудут вне Церкви одни они, отпадшие от Церкви. Одни они, восставшие на епископов, да не будут с епископами. Пусть одни они потерпят наказание, которое прежде по нашему приговору, а ныне по суду Божественному заслужили своим злоумышлением и злобою. Господь предостерегает нас в Евангелии Своем, говоря: отметаете заповедь Божию, да предание ваше соблюдете (Мк. 7, 9). Те, кои отметают заповедь Божию и стараются утвердить свое предание, да будут смело и решительно отвергнуты вами. Для падших довольно одного падения. Пусть никто своим обманом не препятствует желающим востать. Никто да не повергает еще глубже и да не угнетает лежащих, за которых мы молимся, чтобы они воздвигнуты были рукою и мышцею Божиею. Никто полуживых и умоляющих о даровании им прежнего здоровья да не лишает надежды на совершенное выздоровление. Никто да не погашает совершенно света спасительного пути у тех, которые блуждают во мраке своего падения! Апостол научает, говоря: аще ли кто инако учит, и не преступает к здравым словесем Господа нашего Иисуса Христа и учению... разгордевся, ... отступай от таковаго (1 Тим. 6, 3–5). Опять же он говорит: никтоже вас да льстит суетными словесы, сих бо ради грядет гнев Божий на сыны непокоривыя: не бывайте убо сопричастницы сим (Еф. 5, 6–7). Да не будет того, чтобы вы, обольщенные пустыми словами, сделались участниками в их нечестии. Прошу вас, удаляйтесь от таковых и полагайтесь на советы наши, так как мы желаем, чтобы вы, по милосердию Божию, снова возвратились в недра Церкви, и испрашиваем у Бога мира прежде матери, а потом и детям ее. С молитвами и прошениями нашими соединяйте и свои прошения и молитвы; к слезам нашим прилагайте свои слезы. Бегайте волков, которые отлучают овец от пастыря. Избегайте ядовитых речей диавола, который от начала мира был всегда лукав и лжив: он лжет, чтобы обольстить, — льстит, чтобы вредить, — предлагает блага, чтобы причинить зло, — обещает жизнь, чтобы умертвить. Теперь ясны его речи и явны злоухищрения: он обещает мир, чтобы нельзя было получить мира, — предлагает спасение, чтобы согрешившему заградить путь к спасению, — обещает Церковь, а действует так, чтобы поверивший словам его вовсе погиб для Церкви. Теперь-то надобно, возлюбленнейшие братья, и тем из вас, кои устояли, пребыть мужественными и с постоянною твердостию хранить славную непоколебимость свою, оказанную вами во время преследования, и тем, кои, будучи уловлены врагом, пали, верно заботиться, при этом вторичном испытании, о своем уповании и мире, — и чтобы Господь простил вас, не отступать от священников Господних, потому что в Писании сказано: и человек, иже сотворит в гордости, еже не послушати священника или судии, иже в тыя дни будет, да умрет человек той (Втор. 17, 12). Это уже самое последнее испытание при настоящем преследовании: при покровительстве Божием, оно скоро пройдет, так что после Пасхи и я явлюсь к вам с моими товарищами; в их присутствии, как на то мы однажды согласились, можно будет, и по вашему усмотрению, и по общему нашему совещанию, определить и постановить, что нужно делать. Между тем всякий, кто, не желая принести покаяния и умилостивить Бога, принял сторону Фелициссима и его сообщников и сделался соучастником в еретическом замысле, пусть знает, что после для него невозможно будет ни возвратиться в недра Церкви, ни иметь общение с епископами и народом Христовым.

Желаю вам, возлюбленнейшие братья, всегда здравствовать и постоянно, вместе с нами, пребывать в молитвах для испрошения милосердия Божия.