Письмо к Рогациану пресвитеру и прочим исповедникам

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к Рогациану пресвитеру и прочим исповедникам

Киприан Рогациану пресвитеру и прочим исповедникам братьям желает здравия.

И в прежнем письме к вам, возлюбленнейшие и мужественнейшие братья, я приветствовал радостными словами веру и доблесть вашу; и теперь слово наше прежде всего клонится к тому, чтобы радостным духом часто и всегда возглашать славу имени вашего. Ибо чего более, чего лучше я могу желать, как не того, чтобы видеть стадо Христово озаренным славою вашего исповедничества? Если о том должны радоваться все братья, то в общей радости наибольшее участие должен принимать епископ, потому что слава Церкви есть слава предстоятеля. Сколько скорбим мы о тех, коих низвергла враждебная буря, столько радуемся за вас, коих не мог победить диавол.

Но при этом умоляем вас общею верою, истинною и чистою любовию к вам нашего сердца, чтобы вы, победившие врага в этой первой борьбе, с твердым и неослабным мужеством хранили вашу славу. Мы еще в мире, еще на поприще брани, мы ежедневно сражаемся за жизнь нашу. Надобно стараться после этих начатков достигать большего и усовершить в себе то, чему положено счастливое начало. Мало того, чтобы получить что-нибудь; больше значит уметь сохранить полученное. Самая вера и спасительное возрождение животворны не потому, что мы их получили, а потому, что сохранили. И не мгновенное достижение, а усовершение сохраняет человека для Бога. Этому научает Господь, говоря: се, здрав еси, ктому не согрешай, да не горше ти что будет (Ин. 5, 14). Представь, что Он говорит то же самое и исповеднику Своему: «Вот ты сделался исповедником, отселе не согрешай, да не горше ти что будет». Соломон, Саул и многие другие, пока ходили в путях Господа, могли удержать данную себе благодать; но когда уклонились от учения Господня, от них отнята и благодать. Нам надобно держаться на узком и тесном пути похвалы и славы. И если всем христианам необходимы тихость, смирение и благонравие, по слову Господа, взирающего токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес (Ис. 66, 2), то тем более нужно хранить это и исполнять вам — исповедникам, которые соделались примером для прочих братьев и с нравами которых должны сообразоваться жизнь и действия всех. Ибо как Иудеи отвержены Богом за то, что чрез них имя Божие хулится во языцех, так, напротив, любезны Богу те, коих благочинием имя Божие хвалится. В Писании Господь наставляет нас следующими словами: тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16). И апостол Павел говорит: сияйте якоже светила в мире (Флп. 2, 15). Подобным образом и Петр убеждает: молю, говорит, яко пришельцев и странников огребаться от плотских похотей, яже воюют на душу, житие ваше имуще добро во языцех, да о нем же клевещут вас аки злодеев, от добрых дел видевше прославят Бога (1 Пет. 2, 11–12). К радости моей, большая часть из вас и заботится об этом — возвысившись честию своего исповедничества, она в тихости и добронравии блюдет и охраняет свою славу.

Между тем, я слышу, что некоторые заражают ваш сонм и уничижают похвалу высокого имени вашего худым поведением своим: таких вы сами, как любители и хранители похвалы вашей, должны обличать, обуздывать и исправлять. Ибо какой стыд для вашего имени, когда один кто-либо пребывает в пьянстве и распутстве, а другой возвращается в то отечество, из которого изгнан, — чтобы там быть ему схвачену и погибнуть уже не как христианину, а как преступнику? Слышу, что некоторые ведут себя заносчиво и надменно, тогда как написано: не высокомудрствуй, но бойся. Аще бо Бог естественных ветвей не пощаде, да не како и тебе не пощадит (Рим. 11, 21–22). Господь наш яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст Своих (Ис. 53, 7). Аз же не противлюся, говорит, не противоглаголю. Плещи Мои вдах на раны и ланите Мои на заушения, лица же Моего не отвратих от студа заплеваний (Ис. 50, 5–6). Кто же, живя ныне в Нем и чрез Него, дерзает возноситься и гордиться, забывая и дела, Им совершенные, и повеления, переданные нам Им Самим и Его апостолами? Если раб не больше господина своего, то идущие вслед Господа должны с кротостию, смирением и безмолвием последовать стопам Его, потому что кто более смиряется, тот более и возвышается, по словам Господа: иже бо меньший есть в вас, сей есть велик (Лк. 9, 48).

Наконец, что же и это? Как отвратительным должно казаться и для вас то, о чем узнали мы с величайшею болезнию и скорбию сердца, — именно, что есть такие, которые храмы Божии и члены освященные и прославленные исповедничеством много сквернят своим постыдным и бесчестным совозлежанием с женщинами, имея общие с ними постели! Если они в совести и непричастны любодеянию, то большое преступление уже в том одном, что другие, соблазняясь ими, могут увлекаться к падению. Также не должно быть между вами никаких споров и зависти, когда Господь оставил нам мир Свой, — и в Писании сказано: возлюбиши ближняго твоего якоже себе (Гал. 5, 14). Аще же друг друга угрызаете и снедаете, блюдитеся, да не друг от друга истреблени будете (Гал. 5, 15). Воздерживайтесь тоже, прошу вас, от ругательств и злоречия, потому что и злоречивые Царствия Божия не наследят, и язык, исповедавший Христа, надлежит сохранять непорочным и чистым, вместе с своею честью. — Ибо кто говорит мирная, благая и правая по заповеди Христовой, тот ежедневно исповедует Христа. Мы при крещении произносили обет отречения от мира. Но ныне мы, по истине, отреклись от мира, когда, испытанные Богом, оставляя все свое, последовали за Господом, — когда стоим и живем Его верою и страхом. Будем укреплять себя взаимными увещаниями, будем более и более преуспевать в Господе, чтобы нам, когда Он по милосердию своему пошлет обещанный Им мир, возвратиться в Церковь новыми и почти переменившимися, — чтобы и братья наши — язычники нашли нас во всем исправившимися и усовершившимися и чтобы те, которые прежде удивлялись славе подвигов, теперь удивились благочинию в нравах. Хотя и прежде, когда вы были еще в темнице, и теперь снова с большею подробностию я писал к нашему клиру, чтобы он доставлял вам все необходимое для вашего одеяния и содержания, однако и сам я из собственной небольшой суммы, какая была при мне, посылаю вам 250; а недавно я послал и других 250; — также и Виктор, из чтецов диакон, находящийся со мною, послал вам 175. Радуюсь, когда слышу, что весьма многие братья наши, по любви своей, соревнуя друг перед другом, помогают в нуждах ваших своими приношениями.

Желаю вам, возлюбленнейшие братья, всегда здравствовать и помнить о нас.