Русская земля.

Белозеров С. Русская земля. Журнал "Новый Град" №11

Не поймет и не оценит

Гордый взор иноплеменный,

Что сквозит и тайно светит

В наготе твоей смиренной…

Тютчев.

В нашем интеллигентском сознании прочно укоренилось представление о природе России под влиянием поэзии, философии и т. д. Наше интеллигентское представление основывается скорее на эстетическом созерцании красот природы, чем на практическом знакомстве с особенностями нашей страны или на деятельном участии в повседневной борьбе народа за его существование. Отсюда высокая оценка природы России, которую мы находим, как в своей душе, так и в высказываниях наших соотечественников. Но, если обратиться к самому русскому народу и выслушать его мнение по данному вопросу, то оценка природы России будет отнюдь не положительной. Напротив, в народной душе мы уловим глубокое недовольство своей родной страной. В народном представлении страна эта является уделом каторжного, плохо вознаграждаемого труда, страной

46

голода, холода, людской неправды, государственного и общественного непорядка. Русский народ считает, что судьба обошла его, наделив огромной, но суровой и холодной страной. Как контраст народному сознанию мерещатся какие-то другие благодатные края. В душе народа живет смутное воспоминание о какой то другой первоначальной и счастливой родине, быть может о той родине, из которой он вышел. За горами, за долами, за широкими морями, текут медовые реки в кисельных берегах, жизнь легка и приятна и нет там ни плача, ни воздыхания…

История жизни русского народа показывает, что русский человек на протяжении веков ищет другого простора и других земель.

На своем длинном историческом пути русский человек, недовольный своей родиной (и причиною тому не только непорядки и человеческая неправда) стремится во все стороны и ищет свободных, новых земель, удовлетворяющих его естественным привычкам и идеалам. Для русского человека, когда он вступил на обширную русскую равнину, почти все пути были открыты; и на юг, и на север, и на восток, и только одна дорога была наглухо закрыта для него — это дорога на запад. Что же он встретил на пути заселения великой русской равнины? Во всех свободных направлениях он наталкивался на рост тех неблагоприятных природных тенденций, которые наметились уже на первоначально обжитых местах: на севере — усиление холода, на востоке — увеличение сухости и холода, на юго-востоке — знойные, сухие лета и холодные, мертвящие зимы. Чем дальше отрывался русский человек от своего европейского корня, тем во все более чуждую природную обстановку он попадал. Такова первая своеобразная трагедия русского человека, определяемая непреодолимыми и неустранимыми основными географическими факторами.

Но прежде, чем согласиться с народом в его оценке природы своей страны, рассмотрим ее географические особенности более подробно.

Пора нам русским понять, что нет и не может быть у нас никакой другой родины, что Россия, плоха ли она или хороша,

47

наша обетованная земля, что у нас нет никакой другой надежды. Тысячью органических связей, телесных и душевных, мы прикреплены к ней, в ней наше будущее, наше упование… В момент величайшей трагедии, переживаемой нашей родиной, трагедии, в которой слышатся какие-то основные и стихийные отзвуки, мы не можем ограничиваться только эстетическим восприятием России. Мы должны со всею глубиной научного анализа все вновь и вновь передумывать с самого начала вечные данности России, чтобы хоть отчасти разгадать ее будущую судьбу.

Особенности климата России. Вместе с Менделеевым, мы можем определить Россию, как страну, лежащую на берегах Ледовитого океана. Климатические особенности России определяются в первую очередь таковым ее положением. От северной границы — берегов Ледовитого океана — заходящей почти повсеместно далеко за пределы полярного круга, Россия простирается на юг до пояса гор и нигде не выходит к открытым берегам Индийского океана. Везде на юге она отделена от теплых стран высочайшими горными хребтами, а от теплых южных морей кроме того непреодолимыми пустынными пространствами. По своему положению Россия совершенно открыта холодам севера и наглухо отрезана от теплого юга. На огромном протяжении с запада на восток, от Балтийского моря до берегов морей Тихого океана Россия представляет своеобразную климатически замкнутую страну, где природные условия не остаются неизменными, как с продвижением с запада на восток, так и в направлении с юго на север. В обоих этих направлениях они становятся все более суровыми. Сравнение России с Северо-Американскими Соединенными Штатами в корне неверно. Одного беглого взгляда на географическое положение обеих стран достаточно, чтобы убедиться в этом. Владения заатлантической республики на севере кончаются на той широте, с которой начинаются владения России на юге.

Одаренность страны естественной теплотой и определенное распределение ее является основным фактором, от которого зависит богатство и разнообразие форм жизни. Солнечная

48

теплота и свет являются основными условиями возможности существования растений и связанных с ними животных. От всех этих факторов зависит, наконец, существование человека, его хозяйство, культура и история. Природа не представляет собою беспорядочного и случайного нагромождения различных предметов, а представляется нам, в свете современных знании, в виде упорядоченного единства, где каждый предмет занимает свое закономерное место, а каждое явление включено в великую цепь взаимообусловленностей.

По отношение к основному климатическому фактору Россия представляет своеобразную страну, не похожую ни на какую другую; в ней уживаются крайние климатические контрасты, а переходы между ними образуют богатую гамму различных климатических оттенков. Чтобы понять это своеобразие и оценить влияние климатических условий на жизнь страны, необходимо нисколько подробнее остановиться на них.

Классическое учебники метеорологии начинаются обычно с выяснения основных и так сказать первозданных климатических закономерностей, которые нигде на земном шаре в чистом виде не осуществляются, а проявляются только в виде тенденций. От них наука переходит к общим и местным нарушениям. Первозданная закономерность распределения теплоты на земном шаре очень проста и вытекает из положения земли по отношению к солнцу. Это закономерное убывание теплоты от экватора к обоим полюсам, определяющее климатические зоны земного шара. Распределение теплоты в юго-северном направлении в России только отчасти следует первозданной закономерности. Яснее всего ее можно видеть в летние месяцы и особенно в самом жарком месяце года — июле. На климатологических картах распределение теплоты изображается при помощи линий, называемых изотермами, т.-е. линии, соединяющих точки на земной поверхности, показывающие одинаковые средние температуры для одного и того же времени. Мы ограничимся рассмотрением только двух изотерм июля +20° и +10° по Цельсию. Первая пролегает в России приблизительно по границе между лесной и степной полосой, вторая — между лесом и тундрой. Обе изотермы показывают, что убывании тепло-

49

ты от юга к северу в летние месяцы идет почти правильно по параллельным кругам географической сетки. Но нельзя уже здесь не отметить очень характерного отклонения всех изотерм июля к северу, если рассматривать их пролегание с запада на восток. Иначе говоря, чем восточнее расположена та или другая местность в России, тем более высокой средней летней температурой она обладает. Благодаря этому средняя летняя температура в Москве выше, чем в Париж-в или в Лондоне, а температура июля в Якутске очень мало отличается от температуры Лиссабона. Уклонение летних изотерм к северу при продвижении с запада на восток, вызывается, как известно, повышающейся континентальностью климата в западно-восточном направлении с удалением от Атлантического океана к центру материка.

Распределение теплоты в летние месяцы представляет однообразную закономерность почти на всем огромном пространстве евразийского мира, т.-е. во всей западной Европе, России и Сибири. При этом весь евразийский материк представляет в летние месяцы никое климато-температурное единство, а отсюда и биологическое однообразие, наглядно выражающееся в одинаковости растительных и животных форм, как культурных, так и диких. Это биологическое однообразие дало основание к выделению Европы и Сибири в одну зоо- и фитогеографическую область, носящую научное название Евразии.

Совершенно по другому происходит распределение теплоты в Евразии в зимние месяцы, когда наблюдается кардинальнейшее нарушение первозданной закономерности убывания теплоты от юга к северу. Здесь ясно выступает другая закономерность: убывание теплоты от запада к востоку. Все изотермы января месяца являются очень характерными в этом отношении. Мы рассмотрим несколько январских изотерм, причем выберем из них такие, которые как бы намечают границы отдельных областей Евразии. Особенно характерными изотермами января являются: +4°, 0°, — 4°, — 16° и т. д. Изотерма +4° лежит у берегов Европы далеко на севере Атлантического океана, затем она круто опускается к югу, рассекает острова Великобритании на две части, на Ир-

50

ландию и на Англию собственно. Далее на материке она пролегает приблизительно по границе между Францией и Испанией. На юге Европы она отграничивает далеко вдающееся в Средиземное пюре полуострова Апенинский и Балканский и является, таким образом, границей между средиземноморской областью и Европой собственно. В России эта изотерма захватывает лишь южный берег Крыма и часть Закавказья, Рион и Ленкорань. Исключая Ирландию, обладающую очень прохладным летом (около +15°) изотермой +4° отграничивается субтропическая область Европы, характеризующаяся вечнозеленой растительностью. В историческом аспекте эта изотерма является рубежом между античным греко-римским миром и миром средневековым и современным европейских народностей.

Вторая климатическая область лежит между изотермами +4° и 0°. Нулевая изотерма начинается еще дальше на севере, около полярного круга; резко загибаясь по меридиану к югу, она разрезает материк Европы по границе между Францией и Германией почти вертикально на две части. Эта область характеризуется отсутствием зимы в нашем русском смысле слова. Земля круглый год, как правило, свободна от снега, текучие воды обычно не замерзают и т. п. Это мир Франции и Англии и близких к ним стран.

Третья область переходная; она характеризуется непостоянной зимой и отграничена на востоке изотермой января в — 4°. Она обнимает мир германских и западно-славянских народностей. На востоке от этой изотермы лежит другой мир, качественно отличный от всех вышеописанных.

Средняя изотерма января — 4° имеет для нас особенное и принципиальное значение. B странах, характеризующихся средней температурой самого холодного месяца года в — 4° и ниже, термометр почти никогда или очень редко, несмотря на ежедневные колебания температуры, поднимается выше нуля. Поэтому в этих странах устанавливается в определенный сезон года на более или менее длительное время зимний режим с замерзанием вод, со снежным покровом и т. д. Изотерма — 4°, если проследить ее пролегшие, является климатическою границею России, она отграничивает Росою от всего остального ми-

51

pa на западе, на юге, за немногими исключениями, и на востоке. У берегов Европы изотерма января — 4° начинается далеко на севере, за полярным кругом. На долготе примерно западного берега Скандинавии она резко опускается вниз почти параллельно меридиану и доходит почти до северо-западного угла Черного моря. Отсюда она делает резкий поворот на восток, и проходит не в далеком расстоянии от Черного моря. Средняя температура зимних месяцев на долготе западной границы России остается, таким образом, неизменной в направлении с юга на север почти от Одессы до самого полярного круга. Россия отгорожена от Западной Европы невидимой, но хорошо ощутимой климатической стеной. На запад от этой стены тёплые, бесснежные зимы, на восток — холода и морозы. Разница в климатах между западной Европой и Россией не только количественная, но и качественная. Наглядно эта разница выражается в том, что в России ясно представлены все четыре сезона года: осень, зима, весна и лето. Тогда как вся западная Европа за малыми исключениями (горные области, Скандинавия) представлены только 3-мя сезонами: осенью, весной и летом. Зима в буквальном смысле слова для всей западной Европы выпадает. В западной Европе круг сезонных явлений с нашей русской точки зрения как бы не замкнут.

Причина вышеописанного распределения температур в зимние месяцы, нарушающая первозданную закономерность, лежит, как известно, в теплом морском течении Гольфстриме, который из экваториальных областей Атлантического океана несет к берегам Европы мощный поток нагретой тропическим солнцем воды. Влияние этого теплого течения медленно убывает с запада на восток и обуславливает вышеописанное распределение температур. Влияние Гольфстрима простирается на всю европейскую Россию до Уральских гор, и где оно кончается, зимняя средняя температура опять резко падает вниз. Дальше на восток убывание тепла идет прогрессивно и достигает своего максимума в Верхоянской котловине. Пролегание январских изотерм в Сибири определяется одним в высшей степени своеобразным явлением, а именно тем, что самая

52

холодная точка северного полушария не совпадает, как бы то полагалось по первозданной закономерности, с северным полюсом, а сдвинута к югу от него и помещается в Верхоянской котловине. От этого пункта температура января повышается во все стороны, на юг, на север, на запад и на восток, а изотермы описывают своеобразные концентрическое круги вокруг полюса холода. Эта местность характеризуется самой низкой средней температурой января — 48°. Здесь же наблюдались и самые низкие температуры вообще на всем земном шаре — 70°. Таким образом на далекой окраине нашей родины, в Верхоянской низменности, в действительности помещается мировой полюс стужи, настоящее заколдованное царство зимы.

На восток от полюса холода температура довольно быстро повышается до самых берегов морей Берингова, Охотского и Японского, где наступает опять резкая перемена в распределены температур и в пролегании изотерм. Здесь изотермы января следуют опять не по направлению земной сетки, а резко поднимаются кверху почти по меридианам. Здесь восстанавливается как бы новая климатическая стена, напоминающая таковую на западе. Это последнее нарушение вызывается теплым морским течением в Тихом океане.

Таким образом Сибирь представляет собою вторую климатически обособленную и замкнутую область в пределах России. Хотя разница между Сибирью и Европейской Россией казалась бы только количественной, она принимает на самом деле и чисто качественный оттенок. А именно, вся Европейская Россия, за исключением далекого севера, лежит в области с положительной средней годовой температурой. Сибирь же почти вся характеризуется отрицательной годовой температурой. Во всей Сибири в годовом балансе тепла наблюдается постоянный дефицит. Холод превалирует над теплом, и это превалировав особенно сильно в Восточной Сибири. В связи с этим стоит второе качественное отличие Сибири от Европейской России это вечная мерзлота почвы. В Европейской России это явление встречается только в крайнем северо-восточном углу, но в Сибири линия вечной мерзлоты охватывает огромную площадь.

53

Вся Восточная Сибирь, начиная от Енисея, лежит на вечном, никогда не тающем леднике, вся эта страна представляет собою, таким образом, огромнейший погреб с никогда не тающим льдом. Но, несмотря на это, на крыше этого погреба, на поверхности земли, развивается своеобразная жизнь: шумит девственная сибирская тайга, изобилующая многочисленным и разнообразным животным населением; на пустых степных пространствах, превращающихся летом в прекрасные пастбища, пасутся стада домашних животных, под Якутском возможно своеобразное полеводство и огородничество.

Факты, описанные выше, позволяют в пределах так называемой Евразии (не в евразийском смысле слова) выделить три большие климатические области, которые отличаются между собой не только количественными показателями, но и весьма существенными качественными признаками. Первая область, западная Европа, характеризуется средней годовой температурой выше нуля, средней январской выше нуля или около нуля, отсутствием зимнего сезона года, отсутствием вечной мерзлоты почвы. Вторая область, европейская Россия, имеет среднюю годовую температуру выше нуля, среднюю январскую — ниже нуля, ясно выраженный зимний сезон; вечная мерзлота почвы — отсутствует. Третья область, Сибирь, характеризуется целый рядом отрицательных показателей, в ней средняя январская и средняя годовая температура ниже нуля, зимний сезон превалирует над летним, вечная мерзлота почвы захватывает огромную площадь.

После этой краткой характеристики мы можем с полным правом назвать нашу родину страной зимних холодов. Она отделена от теплых стран юга высокими горными хребтами, а от более умеренных стран запада и дальнего востока непроницательными климатическими стенами. Она является страной открытой для северных холодов, в то-же время замкнутой в холоде, с мировым полюсом холода внутри себя. Россия равнинная страна в смысле ее геологического рельефа и в этом отношении Западная Европа имеет все преимущества перед ней. Но Россия одна из самых горных стран, выражаясь фигурально, в смысле ее климатического рельефа. Быстрая смена климати-

54

ческих контрастов обуславливает живописную последовательность ее сезонных ландшафтов, сезонных метаморфоз природы. Две основные закономерности, наложенные крестом на тело России, каждый год ритмически сменяют друг друга и перестраивают страну каждый на свой лад. Моментами перестройки являются осень и весна, эти наиболее динамические сезоны русской природы. Летом Россия очень мало отличается в температурном отношении от сопредельных с ней стран запада и востока, но когда лето кончается, быстро наступает грандиозная перемена. С запада и востока, на границах России воздвигаются высокие климатические стены, а страна затопляется великим, холодным воздушным океаном. Дно этого океана медленно понижается с запада на восток и на северо-востоке Сибири достигает самой глубокой точки. В северо-южном направлении волны этого океана почти с одинаковой силой бушуют как около полярного круга, так и на южных гранях, у подножия гор юга России. Иногда, когда океан этот приходит в сильное волнение, отдельный волны его перекатываются через высокий западный барьер и достигают Парижа и Средиземного моря. И чувствуют тогда европейцы нашу исключительность, нашу обособленность от ихнего мира…

Закономерность распределения влажности и атмосферных осадков в России. Вторым важнейшим климатическим фактором является влажность и количество атмосферных осадков. Закономерное распределение теплоты в летние месяцы предопределяет до некоторой степени относительную влажность воздуха, т.-е. насыщенность воздуха водяным газом и готовность его выпадать в виде различных осадков. Относительная влажность воздуха зависит от двух первоначальных и основных величин, от абсолютного содержания газов воды в воздухе (от абсолютной влажности) и от температуры воздуха. Относительная влажность имеет огромное значение для органического мира: растение питается минеральными солями, находящимися в почве в слабых растворах. Потребность растений в солях может удовлетворяться только при условии поглощения огромного количества воды, выходящего далеко за пределы потребности расте-

55

ния в самой воде. Для каждого растения важно, как правильное протекание процесса испарения, так и регулярное снабжение почвы влагой в виде атмосферных осадков.

Распределение относительной влажности в России и ее связь с другими климатическими факторами, а также ее влияние на растительный покров страны выяснено в русской науке с исчерпывающей полнотой. В частности П. Н. Савицкий данные русской метеорологии кладет в основу понимания «евразийского мира», главной особенностью которого он считает его зональное климатическое и географическое строение. В связи с распределением относительной влажности и температуры, на севере России холодно и сыро. Влага, выпадающая в виде различных осадков, не успевает ни просачиваться в землю, ни высыхать. Воздух почти на 100% насыщен влагой. В связи с этим — образование огромных болот и тундровой растительности. На юге же России недостаток влаги — постоянное и типичное явление. Этот недостаток все резче сказывается по мере продвижения на юг. В Туркестане огромные пространства превращены в пустыни. Распределение атмосферной влажности в общем следует юго-северной закономерности, подобно распределение тепла в летние месяцы. Относительная влажность, по мнению П. Н. Савицкого играет такую большую роль в создании своеобразия «евразийского мира». Но П. Н. Савицким оставлен, к сожалению без рассмотрения другой климатический фактор, не следующий юго-северной закономерности — распределение количества атмосферных осадков. Этот недосмотр роковым образом повлиял на всю евразийскую концепцию, придав ей ущербный и искажающий действительность характер. Мы уверены, что не будь этой, допущенной в самом начале евразийского построения, ошибки, все это новое и интересное учение вылилось бы в другую форму, более приемлемую для русского национального сознания.

Европейская Россия лежит в области влияния Атлантического океана. Господствующими ветрами на большой части территории являются ветры, дующие с запада, приносящие воздух, богато насыщенный водяными парами. Наибольшее количество осадков выпадает па Западную Европу, но еще значительное

56

количество их достигает предков России. Влияние западных ветров, приносящих эти осадки, можно проследить в России до Уральских гор. С удалением от берегов Атлантического океана количество осадков заметно уменьшается. Наибольшим количеством осадков в Европейской России характеризуется огромный треугольник, основанием которому служит наша западная граница, а вершина которого упирается в уральское горы около гор. Перми. Внутри этого треугольника среднее количество годовых осадков равно от 500 до 600 куб. мм., т.-е. приближается к западно-европейскому уровню.

Вне этого треугольника количество осадков заметно и прогрессивно падает в направлены на юг, на север и на восток. Убывание количества осадков идет особенно прогрессивно в направлены к Туркестану. Здесь обе закономерности, убывания относительной влажности воздуха и уменьшения количества осадков встречаются как бы вместе и обуславливают возникновение второго полюса и пределах России, полюса сухости. В этом отношении Туркестан можно сравнить с Верхоянской котловиной.

Зональное строение России. Выяснение зонального строения России есть блестящая страница русской национальной науки. Выводы, достигнутые трудами целого ряда знаменитых русских ученых, работавших в самую бурную эпоху русской истории, были заслонены от глаз русских людей политическими событиями. Но эти выводы и далеко идущие синтезы являются основоположными не только в специальных областях знания, но и для общего миросозерцания. Они являются определяющими моментами в понимании нашей истории, ведущими и указующими для нашей практической деятельности.

Основоположником этого научного направления был замечательный русский натурфилософ, почвовед Докучаев (род. в 1846 г. , умер в 1903 г. ). До Докучаева почвоведение рассматривалось как специальный отдел минералогии и петрографии. Докучаев доказал, что почва не есть только продукт распада горных пород и их случайное механическое соединение. Почва есть определенная биологическая среда. Она до краев переполнена живыми существами или их органами: корнями и клубнями ра-

57

стении, многочисленными и многообразными животными и бактериями; с гораздо большим правом можно почву назвать биологической средой, чем воду или воздух. В своем «Учении о зонах земного шара» Докучаев дал новую классификацию почв и показал, что образование почв и их залегание подчинено строгой закономерности. Называвши себя «докучаевцем» — Г. Ф. Морозов (ум. в 1920 г. ) создал своеобразное учение о лесе, целиком построенное на синтетическом методе. Лес рассматривается Морозовым не как случайная смесь различных древесных пород, но как органическое сообщество определенных видов растении и животных. «Лес, по словам Морозова, есть общежитие более широкого порядка: в нем не только растения приспособлены друг к другу, но и животные к растениям и растения к животным… Широкое общежитие живых существ, взаимно приспособленных друг к другу и к окружающей среде, получило в науке название биоценозы — и лес есть ничто иное, как один из видов такой биоценозы»…

Идеи и методы Докучаева и Морозова вызвали очень интересную попытку русского ученого Берга. В своей замечательной книге: «Ландшафтно-географические зоны» (СССР, 1930) Берг пытается выделить географически ландшафт как некую простейшую индивидуальную единицу для географической систематики. «Географический ландшафт есть такая совокупность или группировка предметов и явлений, в которой особенности рельефа, климата, вод, почвенного и растительного покрова, животного мира, а также деятельности человека, сливаются в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли»… Бергу не удалось до конца разрешить поставленную задачу, т.-е. с полной убедительностью показать реальность существования ландшафта как географического индивидуума. Но труд его плодотворен для познания России.

Работы русских ученых дают нам в данный момент довольно полную картину зонального строения нашей родины. Оно сводится, в очень краткой схематической форме, к следующему. Если мысленно сделать два разреза поперек географических зон, то в Западной Сибири разрез пройдет через четыре

58

хорошо развитых зоны: тундру, тайгу, степь и пустыню. В Европейской России мы встречаем несколько серьезных отклонений. Пустынная зона выклинивается у северных берегов Каспийского моря. Тундровая полоса суживается и отступает на север. Лесная зона к Западу делается шире и наконец, у самой западной границы вытесняет и степную зону на юге и тундровую на севере. На пространствах Европейской России как бы встроились два чуждых растительных мира: степная полоса России и таежная часть лесной являются как бы авангардами, азиатского растительного мира, наступающего на Европу, а полоса слушанных лесом есть далеко выдвинувшийся на восток форпост европейской лесной стихии. Замечательно то, что представители европейской флоры заселили в России именно тот климатический треугольник, который по своим метеорологическим свойствам, именно по количеству выпадающих за год осадков, наиболее приближается к западно европейским климатическим условиям. Таким образом, в климатическом и фитогеографическом отношении Европейская Россия только в своей средней части относится к Западной Европе, ее степная полоса и ее север ближе по своему зональному строению к Азии. На распределение растительного покрова России влияют те две основные закономерности распределения тепла и влажности, которые были описаны выше.

Попытки дальнейшего проведения синтеза, начатого Докучаевым и Морозовым, в настоящее время там, в коммунистической России, оборвались. Этот перерыв кажется нам не случайным; он обусловлен тяжелым духовным и политическим кризисом, переживаемым нашей родиной. Грандиозный научный синтез должен был, по замыслу его творцов, охватить не только неодушевленную природу, растительный и животный мир, но и человека с его "хозяйством, бытом, историей и культурой. Само собою понятно, что грубо-материалистическая догма, воцарившаяся в России, не могла допустить свободного развития этого нового учения. В России столкнулись, если можно так выразиться, два материализма. Один, описанный выше, является удивительным и редко достижимым в науке синтезом, создаваемым на основании глубокого и детального изучения природы.

59

Он строго научно обоснован, лишен каких-либо спекуляций. Свои общие утверждения он строит на наблюдении, опыте, на современном научном фундаменте.

Совершенно другое представляет собой марксистский, так называемый диалектический материализм, созданный людьми, не имевшими никогда никакого отношения к научному естествознанию. Диалектический материализм, в отличие от докучаевского является отвлеченным, рационалистическим и насильственным по отношению к реальному миру кабинетным измышлением. Он является следствием своеобразной мозговой аберрации, при которой гегелевский отвлеченный идеализм обернулся материализмом.

В столкновении этих двух учений вся правда, а, если правда есть сила, то и сила, а с ней и надежда на победу, были на стороне первого учения. Устарелый, ортодоксальный диалектический материализм должен был уступить место молодой обоснованной захватывающей науке. В изучении и познании России, в выработке нового миросозерцания Докучаев и Морозов должны победить Маркса и Ленина.

Здесь в изгнании мы должны поднять знамя новой русской науки; это знамя жизни, знамя борьбы за будущую России, залог нашей победы.

Крестьянское хозяйство в России. Путь к дальнейшему синтезу, к включению человеческого общества в кругооборот жизни природы, лежит, по нашему мнению, через сельское хозяйство. Для этого включения, необходимо, во-первых, применение докучаевского метода, т.-е. нахождение такой элементарной, даже механически неделимой единицы хозяйства, все части и отдельные компоненты которой были бы связаны между собой органическим единством и смогли бы быть в тесной органической связи с географическим ландшафтом. Во-вторых, необходимо найти в этом элементарном индивидууме его, так сказать, душу, которая сдерживает это единство и дает ему направляющее, целесообразное движете.

Ясно, что ни чисто юридическое определение, основанное на человеческой семье и отношениях между людьми, ни чисто экономическое, разбирающее хозяйство только с экономиче-

60

ской точки зрения, не могут нас удовлетворить. Эти определения заставили бы нас вращаться в сфере только лишь человеческих отношений и, таким образом, изолировали бы крестьянское хозяйство от единства природы. Чтобы понять истинную сущность крестьянского хозяйства, необходимо усвоить синтетический взгляд на вещи, как это сделал впервые Докучаев с почвой, а Морозов с лесом. Нужно научиться сразу одним взглядом видеть и человеческую семью и домашних животных, находящихся на услужении у человека, и культурные растения, которые человек выращивает и от которых зависит его существование, и наконец, почву, которую он обрабатывает. Поэтому мы даем следующее, может быть, необычное определение крестьянскому хозяйству, которое должно служить предварительной рабочей гипотезой, требующей научной проверки.

Крестьянское хозяйство представляет собою элементарную экономическую единицу — индивидуум, в котором все отдельные компоненты, человеческая семья, различные виды домашних животных и культурных растений находятся в состояли симбиотического сожительства; в это сожительство мы должны включить и почву, как определенную биологическую среду, по выше приведенным соображениям. Короче говоря, крестьянское хозяйство есть своеобразное симбиотическое сообщество между человеком, животными, растениями и почвой. Через почву, растения и животных оно включается в мир природы, а через крестьянскую семью в человеческое общество, в его культурную и государственную жизнь.

Понятие «симбиотическое сообщество» взято нами из биологии. Под симбиозом понимается в биологии такая форма сожительства между живыми существами, обычно принадлежащими к различным систематическим категориям, при котором два или несколько симбионтов пользуются в своей жизнедеятельности взаимно услугами друг друга.

Анализ крестьянского хозяйства, анализ отношений между его отдельными членами показывает, что симбиоз между человеком, домашними животными и растениями проявляется настолько сильно, что жизни, каждого из них невозможна вне крестьянского хозяйства. Последнее представляет собой настоль-

61

ко крепко и органически сросшееся сообщество, что мы можем его сравнить в некотором отношений с живой «леткой, в которой человек играет роль ядра, регулирующего жизнь клетки. Наблюдения за жизнью крестьянского хозяйства показывают, что даже возникновение нового крестьянского двора происходит аналогичным биологическому размножению путем. Каждое новое крестьянское хозяйство как бы рождается из недр материнского организма в целом виде и только, как таковое, может правильно функционировать.

Вышеприведенное определение дает возможность по новому классифицировать крестьянские хозяйства, а именно, пользоваться при определении различных типов хозяйства двумя основными признаками, по составу входящих в него животных и растительных видов (морфологический признак) и по характеру отношений между отдельными членами сообщества (физиологический признак). Мы дадим здесь краткое описание основных типов хозяйства в России, причем будем пользоваться при определении этих типов обоими признаками.

На севере России, в зоне тундры, крестьянское хозяйство представлено в форме пара биотического хозяйства тундро-кочевнического типа. Комитентами его являются три существа: 1) олений мох или правильнее лишайник ягел, 2) северный олень и 3) человек, — это самоедское оленеводческое хозяйство. Анализ этого сообщества показывает, что симбиотическое моменты выступают здесь в очень слабой степени, пара биотическое же превалируют. Здесь дело идет в общем об очень простых взаимоотношениях: северный олень питается ягелом и только там может существовать, где этот ягел имеется в достаточном количестве. Человек существует от северного оленя, но не несет почти никаких забот по уходу за этим животным. Северный олень парабиотирует, так сказать, на ягеле, а человек на олене.

Дальше на юг, в таежной полосе, мы встречаемся с несколькими типами хозяйства. У различных лесных охотничьих племен выработался примитивный, смешанный тип хозяйства, где еще сильны элементы парабиоза, но уже ясно намечаются симбиотические тенденции. В таежной же полосе Европейской

62

России возникает настоящее полеводческое хозяйство, в котором ясно выступают симбиотические отношения. Это хозяйство мы называем примитивным симбиотическим хозяйством таежного типа. Оно характеризуется экстенсивной подсечной или вой системой земледелия, малым количеством видов домашних животных и культурных растении, входящих в симбиоз. Из домашних животных здесь выступает характерная пара: лошадь и корова, которые играют определяющую роль в симбиотическом хозяйстве. Из полеводческих культур уже здесь наметилась; менее характерная стройка: рожь, овес и ячмень. Очень характерной особенностью этого хозяйства является отсутствие заботы человека о почве. Именно это последнее обстоятельств заставляет это хозяйство отнести к смешанному, переходному между пара биотическим и симбиотическим.

В подзоне смешанных лесов и в лесостепной полосе создаются, наконец, вполне благоприятные климатические, почвенные и биосоциологические условия для возникновения высшего типа симбиотического хозяйства, которое характеризуется, в совершенных своих выражениях, многопольной системой полеводства, правильным плодосменом, тщательным уходом за почвой. Количество видов домашних животных и культурных растений, входящих в симбиоз достигает здесь очень большой величины и все хозяйство отличается большой сложностью и разнообразием. К сожалению, мы не можем в краткой журнальной статье описать подробнее этот высший тип крестьянского хозяйства.

В более южной, степной полосе казалось бы должно развиться симбиотическое хозяйство еще более сложное, еще более совершенное. Но здесь с сельским хозяйством повторяется совершенно то же явление, что с растительным миром. Несмотря на значительное увеличение годовой суммы теплоты, несмотря на лучшие и более плодородные почвы, как растительный мир, так и сельское хозяйство претерпевают обратную эволюцию, они заметно редуцируются. Причиной этому является выступление нового неблагоприятного климатическая фактора — уменьшение относительной влажности и воздуха и количества атмосферных осадков.

В распределении типов сельского хозяйства проявляется северо-южная закономерность. Как проявляется другая основная географическая закономерность — западо-восточная по отношению к сельскому хозяйству? Этот вопрос сводится фактически к проблеме, как возникло в Восточной Европе симбиотическое крестьянское хозяйство; но проблема эта является частью еще более широкой проблемы — возникновения русского государства.

Тип хозяйства восточного славянина был типом, выработавшимся в Западной Европе. С этим типом хозяйства и вступило славянское племя на русскую равнину. Но здесь оно встретило непреодолимую преграду: оно натолкнулось на климатическую стену, нами выше описанную. На восток от этой стены примитивно-парабиотическое хозяйство, сформировавшееся на Западе, существовать не могло. Оно должно было перестроиться, переродиться, чтобы иметь шансы выжить в более тяжелой климатической обстановке. Крестьянское хозяйство должно было поневоле превратиться в симбиотическое хозяйство, в котором выражалась бы забота человека о пропитании домашних животных во время продолжительной и холодной зимы, когда земля покрыта снегом, а реки и озера замерзают на долгое время. Необходимо было укрытие для скота от холода, снежных бурь и нападений хищников. При введении этих новых симбиотических элементов в хозяйство сделался иным весь его экономически баланс. Прежде, чем осуществить эту сложную перестройку, восточные славяне пытались идти по линии наименьшего сопротивления. Первые поселения восточных славян находились на берегу Черного моря, по нижнему течению Дуная, Днестра, южного Буга и Днепра. Самым восточным пределом славянской экспансии служил северо-западный узел кавказских гор, т.-е. все области по климату близкие Западной Европе.

Эти первоначальные попытки заселения русской равнины не могли однако привести к образованию устойчивых государственных организаций, так как натолкнулись на серьезные препятствия в лице встречного потока различных кочевых народностей, двигавшихся в обратном направлены из Азии. Славян-

64

ское земледельческое население было оттеснено обратно на заплад или на север.

Вторая попытка была сделана в более северном направлении, она была более удачна и привела к возникновению первого русского государства на среднем Днепре, Киевской Руси. Возникновение и длительное существование этого государства стало, вероятно, возможно потому, что крестьянин уже выработал в главных чертах новый тип хозяйства, т.-е. к моменту возникновения Киевского государства крестьянское хозяйство сделалось, вероятно, симбиотическим.

Дальнейшая эволюция и усовершенствование этого типа дало возможность русскому крестьянину быстро в исторической смысле слова двинуться на север и на восток.

В русской литературе распространено мнение, что заселению русским народом степной полосы препятствовал встречный поток кочевых азиатских народностей; не отвергая этого факта, мы должны к этому прибавить еще и то, что русский крестьянин сам с большей охотой селился в лесной полосе по целому ряду весьма существенных хозяйственных соображений: его хозяйство возникло в Западной Европе, в стране, изобилующей лесами, с которыми всегда было связано самыми теснейшими узами его существование.

На востоке эта зависимость от леса сделалась еще сильнее, еще настоятельнее, благодаря суровому климату этой страны. Крестьянин нуждался в дереве для постройки жилых и служилых помещений, для отопления и варки привычной пищи; всего сельско-хозяйственные орудия, начиная с грабель и кончая сохой и телегой были сделаны из дерева.

Сельско-хозяйственное освоение земель, лежащих между Окой и Волгой, дало возможность возникнуть и развиться здесь второму варианту восточно-славянского государства, Московской Руси, которая, несомненно, как вначале своего существования, так и во все время своего исторического роста опиралась на крестьянское хозяйство и, как сельско-хозяйственная держава, победила кочевую степь и тайгу и превратилась в величайшую империю.

Освоение огромным пустующих и первобытных земельных

65

пространств не закончено еще русским народом не только в азиатской части, но и в европейской. Заселение идет в послед­нее время ускоренным темпом. Но еще и в настоящее время можно наблюдать ряд явлений, которые служат яркими иллю­страциями к тому, что было сказано выше. Еще до сих пор на территории Европейской России уживаются представители двух различных миров, азиатского и европейского. Эти две враждеб­ный стихии как бы примирились и распределили зоны своего влияния.

Европейский человек со своим определенным европейским типом хозяйства до сих пор еще занимает более или менее сплошной массой пока только среднюю полосу России, тот огромный треугольник, который отличается наиболее европей­ским климатом и западно-европейским, растительным и животным миром. До сих пор западно-европейский человек только с боль­шим трудом усваивает чуждую ему азиатскую стихию степи и тайги. Густота населения различных областей России показыва­ет, какое огромное значение для хозяйственной деятельности человека, а, следовательно, и для его истории и культуры име­ют вышеописанный климатическая условия. До сих пор наиболее густо населенной областью России является юго-западная пра­вобережная Малороссия. Отсюда густота населения падает во всех направлениях, на юг, на север и на восток, но она удер­живается все время на довольно высоком уровне во всей поло­се смешанных лесов и в подзоне лесостепи.

В самое последнее время русский народ перешагнул и через следующую климатическую стену и появился, как сельский хо­зяин в Сибири. Но здесь, кажется нам, он еще не успел выра­ботать нового типа хозяйства, приспособленного к еще более суровым условиям природы.

Путь России. Русское государство началось, как западно-европейское государство. В своем росте оно встрети­лось с другим, чуждым, азиатским миром и вступило с ним в мно­говековую борьбу. Основную разницу между двумя столкнув­шими мирами мы пытались показать на элементарнейших про­явлениях климата, растительного, животного мира и на основной хозяйственной деятельности человека, на сельском хозяйстве.

66

Эту разницу можно, по желанию, усмотреть в истории, в куль­турном облике и т. д. двух миров. Эта разница зависит от основ­ных и противоположных начал, определяющих жизнь запада и востока. Это динамическое начало Запада и статика Востока. Русская история представляется нам процессом вторжения западно-европейского динамического начала в азиатскую статику и постепенного преобразования азиатского мира. Динамическая сила Западной Европы и социальная энергия давно переросли границы Европы и расплескались по всем материкам, по все­му земному шару. Но эта энергия большей частью проявляется не как созидающая сила, а как сила порабощающая, грабящая, оголяющая землю. И только в одном месте европейское ди­намическое начало проявляется в виде органического роста, врастания в чужую стихию. В этом росте, пусть искаженно и не­полно, все-таки проявляется забота человека о земле, о процветании жизни... Поэтому путь России иной, чем путь Запад­ной Европы. В своем движении на восток она должна все вновь и вновь пересматривать и переделывать основные устои своего существования, свою государственность и свой общественный и хозяйственный строй. Только при условии какой то высшей ор­ганизованности, при неустанном труде и неисчерпаемом терпении могут быть преодолены стихийные препятствия. Истори­ческое существование России представляется нам подобным вхождению на высокую гору, одна вершина которой лежит на Яне, а другая па берегах Аральского моря. Вхождение это толь­ко еще началось, несмотря на тысячелетнее существование России. Конечный этап еще далеко впереди. Исторический процесс России еще далек до своего завершения, а культура до своего окончательного раскрытия и оформления. Русская жизнь нахо­дится в перманентном становлении. Этот процесс, чуждый за­паду, дает надежду, что в результате неустанных трудов, неиссякаемого терпения, ясного сознания наших обязанностей, — на просторах России возникнет новое человеческое общество, новый мир и новая культура. Но история России показывает, что русский человек (разумеем под «русским человеком» и прави­тельство, и общественность, и все слои населения) часто не вы­держивает своего тяжелого назначения, теряет историческую

67

перспективу, впадает в своеволие и растрачивает в несколько лет накопленные веками богатство и опыт. В недалеком прошлом мы были свидетелями буйного припадка этого своеволия… В настоящее время, когда один за другим сходят с исторической и жизненной сцены люди прошлой эпохи с разбитыми надеждами и отчаянием в сердце, на смену им идет новое поколение. По всему широкому зарубежному фронту раздаются молодые новые голоса. В этом нестройном хоре можно уловить по крайней мере один общий мотив, одно общее требование: «Дайте нам новую идею России, укажите нам программу живой и захватывающей деятельности!»… Милые юноши, изучайте России, ее природу, историю, быт народа, ее культуру, и если вы не слепы от рождения, то перед вашими глазами восстанет новая идея России и конкретная программа вашей работы на нее.

Белозеров С. Русская земля. Журнал "Новый Град" №11