Слово на Вознесение Господа нашего Иисуса Христа

1.* Ныне – ко мне иудейских священников: ибо время победных слов; сюда – и ты, проповедник и вестник Христов, говори и живопиши мощно твоею правдивостию, как они уплатили воинам серебро своего злонамерения, думая ложью покрывать необозримую истину, но как ныне мы, служители Христовы, встречаем Господа, в третий день воскресшего из мертвых и восшедшего на небеса, непрестанно хвалясь тем Спасителем, которого приняли небеса явившимся пред ними боголепным чудом, а земля, как держимая волею Его, не в силах была держать, сносить [Его], которого явно подъяло светлое облако, исполнив образ пророчества, ангелы же гимнами проводили до отеческих престолов, непрестанно вопия: «Господь сил, Той есть Царь славы» (Пс.23:10), возвращение которого с земли на небо Псалмопевец, предзревая во Святом Духе, воспевал: «взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне» (Пс.46:6); ибо божественный предвидел и пение святых евангелий.

2. Но гордящиеся наиверующим отцом – Авраамом1) не хотят, чтобы Спаситель всех нас воскрес из мертвых, думая, жалкие, неосновательною молвою ежедневно пятнать красоту столь великой истины (ибо «промчеся, – говорит, – слово сие во иудеех даже до сего дне» (Мф.28:15), которую даже демоны признали, a утверждавшие, что приняли заповеди Божии, не решаются даже словом почтить [ee] и в то время, когда сам пророк говорит: «Господи Господь наш, яко чудно имя Твое пo всей земли, яко взятся великолепие Твое превыше небес» (Пс.8:2). И опять: «вознесися на небеса Боже, и пo всей земли слава Твоя» (Пс.56:6). Чтó именно злобные софисты не найдут средств как извратить, хотя бы в любомудрии они дошли даже до лжи отца своего (Ин.8:44); ибо подъятый и вознесшийся превыше небес есть подлинно Господь, потому что, сначала нисшедши на землю, Он взошел на небеса. Потому-то пророк предвозгласил в другом месте, говоря: «Господи, преклони небеса, и сниди, коснися горам, и воздымятся. Блесни молнию и разженеши я» (Пс.143:5–6). Сие же он говорил, предблаговествуя еще сидящим под сению смерти сокрушение сил ада; что оно осуществляется со времени погребения и воскресения Господа, – мы многим удостоверены. Почему в другой опять главе мы имеем Псалмопевца говорящим: «возшед на высоту пленил ecи плен, и даде даяния человеком» (Еф.4:8; Пс.67:19). Ибо Единородный Сын Божий, воскресением своим исхитив человечество из плена смерти и восшедши превыше небес, уготовал для желающих правды оружие (Ибо Он есть Царь славы), разумными бронями ежедневно укрепляя набираемым Им печатию смиренномудрия. Ему именно подобало «из уст младенец и ссущих совершить... хвалу» (Пс.8:3), [и] окончательно отвергнуть думающих, что усовершаются гордостию; ибо подлинно печать благочестия есть смирение. Почему именно они, отвергая обитание, по пророчеству, чрез воскресение Христово во свете живых, получат плоды своего неразумия.

3. Мы же, братие, и паки будем любомудрствовать о речениях Псалмопевца, дабы нам и паки увидеть очами разума Господа, восшедшего на облаке на небеса; ибо настоящее слово побуждает меня умалчивать пока о свидетельстве апостолов, чтобы не показался я у неразумных защищающим самого себя, тогда как всякое апостольское слово свидетельствуется пророческою истиною, поелику слова их познаются порождением пророческих речений. Ибо на чтó пророки намекали по предведению и вочеловечении Господа, то самое апостолы, вдохновленные тем же самым Святым Духом, сделали ясным по познанию. Ибо, говорит, «внегда приближитися летом, познаешися: внегда приити времени, явишися» (Авв.3:2). Поэтому скажем опять: «Господи Господь наш, яко чудно имя Твое пo всей земли, яко взятся великолепие Твое превыше небес» (Пс.8:2), дабы мы ясно познали, что вочеловечение Господа и возвращение Его с земли на небеса, память которого мы празднуем сегодня, наполнило мир знанием о Боге. Ибо пока Он был на земле, многие мало думали о величии славы Его, но после того как Он явно восшел на небеса, исполнив, как подобало, всю волю Отца, вся тварь наполнилась знанием и удивлением, созерцая Господа всех восходящим, т. е возносимым. «Взятся», т. е. вознесен был «превыше всех небес» (Пс.8:2), по пророчеству, как человек; «взыде» же, как Бог; ибо, говорит, «взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне» (Пс.46:6).

4. Пророк не употребил бы сии речения, если бы он очами предведения безошибочно не предзрел нисшествие Его. Ибо как он мог сказать последовательно: «вознесися на небеса Боже, и пo всей земли слава Твоя» (Пс.56:6); или опять: «взыде Бог в воскликновении» (Пс.46:6), если бы Богослов предведением Духа не созерцал и нисхождение Его и восхождение? Посему, как я сказал прежде, в одном месте он называет Его вознесенным, а в другом восшедшим, дабы мы уверовали, что Господь есть Бог и человек в единой ипостаси; ибо по божеству Он «взыде» говорится, a по телу Он «взятся», т. е. был вознесен. Поэтому из всего должно разуметь, что «сшедый Той есть и возшедый превыше всех небес, да исполнит всяческая» (Еф.4:10) благостию своею [и], нисшествием Святаго Духа сначала освободив апостолов от греховных страстей, наконец вознесет (их). Ибо чтó Он сказал? «Вознесися на небеса Боже, и пo всей земли слава Твоя» (Пс.107:6), «яко да избавятся возлюбленнии Твои» (Пс.59:7). Ибо подлинно приобщившиеся во всем страданию Его и соделавшиеся самовидцами и вестниками Его величия, преимущественно суть возлюбленные Его.

5. Следовательно, пророки возвещали единого и того же Господа, но образа воплощения Его они не сливали в одно естество2), как ныне учат некоторые. Но они избирали боголепно речения, относящияся к божеству, а [относящияся] к телу – человеколепно 3), дабы научить ясно, что восшедший, т. е. вознесенный на небеса Господь, что Он по сущности, – от Отца имеет бытие, a чтó произошло от Девы, – пребывает человеком, будучи единым по виду и единым по ипостаси; ибо бестелесный, принятием плоти дав себе вид, явно посему восшел [туда], откуда невидимо нисшедши воплотился. Потому Он «вознесся во славе», (1Тим.3:16) уверовали же в Него в силе, a ожидается в страхе, будучи ожидаем имеющим в возвращении своем опять пророческое облако служителем. Ибо пророки предсказали, что и тогда облако будет находиться в услужении Его, дабы некая теловидная и легкая сущность явилась опять держащею Господа. Ибо Он, как я оказал, держит все волею своею, как Бог, а облаком Он будет держим, как и человек, чтобы Он, душелюбивый, не отрекся и тогда от законов естества, которое Он воспринял.

6. Почему божественный Павел научил нас еще, что и святые «будут восхищены на облаках» (1Сол.4:17), когда ожидаемый приити Господь приидет. Ибо что приличествует воплотившемуся Богу по телу, то – и имеющим соделаться богами по богатству благодати Его, так как Бог благоволит соделать людей богами. Поэтому пусть никто не думает, братие, что плотность человеческого естества, коего существенно приобщившимся познавалось святое Слово Божие, сияниями Его божественного существа изменилась, – истинность одного из двух (сущих) в Нем нераздельно естеств; ибо Славный воплотился не для того, чтобы показать призрак свой, но чтобы общением своим окончательно уничтожить всеянный в него [человечеческое естество] змием навык. Следовательно, навык, а не естество изменило воплощение Слова, дабы мы совлекли с себя памятование о зле, но облеклись любовию к Богу, не изменяясь в то, чем мы не были, но изменением обновляясь со славою в то, чем мы были. И так, слава и держава Ему, нисшедшему с небес невидимо, восшедшему же на небеса видимо, сущему прежде веков, и ныне, и присно и во веки веков. Аминь.

1) Bo второй главе слова на вознесение Господа изложены некоторые мысли и употреблены выражения, встречающиеся и в аскетическом творении бл. Диадоха. В означенной главе автор проводит параллель между неверующими во Христа иудеями и христианами, дающую ему повод говорить о гордости первых и смирении вторых. Первые, гордясь верующим отцем своим Авраамом (II, 559, 12–13) и соблюдением заповедей Божиих, не желают признать воскресение Христово и почтить истину даже словом; наоборот, вторые желают правды Божией и защищают ее, получая от Христа оружие и укрепляясь разумными бронями. В своем аскетическом творении бл. Диадох поучает, что любящий Бога желает, чтобы почтена была правда (Бога), почтившего его, вечною честию (ХСИ, 485, 1–4; 486, 1–2), борется со грехом и демонами оружием правды (435, 20–21) и облекаясь в броню правды (452, 5). Первые усматривают совершенство в гордости своими делами, а вторые носят на себе печать смиренномудрия или смирения. Подобные же мысли и выражения находим и в аскетическом слове бл. Диадоха; в этом творении говорится о совершающих дела правды в духе смирения (142, 1–3), утверждающихся «смирением в образе совершенства» (498, 13–15), пребывающих вне всякого тщеславия, превозвошения, и вмещающих, посредством многого смирения, в своих сердцах печать красоты Божией (499, 11–16).

2) Под некоторыми, сливавшими божественную и человеческую природы в Иисусе Христе в одно естество, разумеются монофизиты.

3) Подобные слова о божественной и человеческой природах Иисуса Христа употреблял Кирилл Александрийский.

* В Cod. Vatican. Слово на Вознесение Господа не делится на главы; разделение его на шесть глав сделано Mai – первым издателем этого творения.

Источник: Блаженный Диадох (V-го века), епископ Фотики Древнего Эпира, и его творения. Том I: Творения бл. Диадоха. / Греческий текст, редактированный по древним греческим рукописям, с предисловием, русским переводом, разночтениями, примечаниями и приложениями К. Попова. Киев: Типография И. И. Горбунова, 1903. – С. 555–569.