Sunday, 03 November 2019 14:48

Голубцов А. П. Пятидесятилетие епископства папы Льва XIII.

Нашего 19-го февраля текущего года глава римско-католической церкви, папа Лев XIII1, праздновал пятидесятилетие своего епископства. Принимая во внимание высокое положение юбиляра в христианском мире вообще, в римско-католическом в особенности, необходимость для православного человека юбилейных подарков и празднеств, до сих пор не закончившихся, и, наконец, относительную редкость пятидесятилетних епископских юбилеев, считаем не лишним хотя кратко познакомить читателей «Богословского Вестника» с этим крупным церковно-политическим событием в современной жизни западного христианства.

Западно-европейская, преимущественно итальянская, печать и многочисленые почитатели папы Льва XIII заговорили об юбилее весьма задолго до дня празднования его. Конец 1891-го года, весь 1892-й и особенно начало 1893 года прошли в самых деятельных к юбилею приготовлениях и, как всегда в подобных случаях бывает, в тревожных ожиданиях. Верные и горячо преданные папскому престолу католики опасались за жизнь юбиляра, которому 2 марта 1892 года исполнилось 82 года и который неоднократно в течении прошлого года подвергался приступам инфлюэнцы. Но папа всякий раз оправлялся от болезни и полагал конец подобного рода тревогам. Не были уверены затем в горячем сочувствии римско-католического мира торжественному празднованию папского юбилея. Предполагали, что участие в последнем католических мирян и особенно французских аристократов, оскорбленных тем, что папа Лев XIII признал законным существующий во Франции республиканский образ правления, будет весьма незначительное. В предупреждение такого нежелательного явления и для возбуждения должного внимания в католиках всего земного шара к пятидесятилетнему епископскому юбилею верховного вождя католицизма разными учреждениями и лицами были приняты различные меры.

В самом начале 1892 года в Риме, под председательством папского тайного камергера Радини Тедески, составился комитет, который заблаговременно постарался наметить главные стороны предстоявшего юбилейного празднства. Пятидесятилетие епископства Льва XIII, по предположению комитета, должно было ознаменоваться обильным сбором динария или лепты св. Петра в качастве стипендии за юбилейную обедню папы, чрезвычайным приливом ко времени празднования юбилея паломников в Рим для поклонения святому отцу, получения от него благословения и отпущения грехов и устройством в каждом диоцезе или церковной провинции разных благотворительных заведений, которые бы носили имя Льва XIII. В самом Риме решено было учредить общежитие для студентов римско-католического исповедания, основать особый патронат для девочек, предназначающих себя на педагогическую деятельность, и закончить в новой части города построение церкви св. Иоакима, которая в виде необычного юбилейного дара и должна быть передана юбиляру, носившему от рождения имя Джоаккино Неччи. Чтобы надлежащим образом познакомить католиков с замечательною личностью маститого юбиляра и его громадными заслугами для западного христианского мира, с февраля прошлого года комитет начал издавать газету под заглавием: Leone XIII. Действия комитета были хорошо замечены теми лицами, которым знать о них было нужно, и поставили, как говорится, на ноги передовое католическое духовенство. Итальянские и вне-итальянские кардиналы, архиепископы и епископы обратились с юбилейными посланиями к своим паствам; генералы монашеских орденов: францисканцев, доминиканцев, августинцев, бенедиктинцев и др. употребили все усилия, чтобы произвесть движение среди своих подчиненных и возможно большее число монашествующей братии направить в Рим на юбилейное торжество; предстоятели значительнейших соборов всех концов римско-католического мира, по инициативе капитулов римских церквей св. Джиованни в Латеране и св. Петра, предложили поднести юбиляру золотое седалище, на что св. отец выразил свое полное согласие; священные ораторы римских церквей и разных, преимущественно итальянских, городов начали говорить проповеди и открыли чтение о славе папства вообще и в похвалу Льва XIII в частности. С последнею целию устроялись пред юбилеем также особого рода церемонии. Например в Риме в настоящем году, в праздник Богоявления Господня, более семисот детей обоего пола с своими родителями собрались в Ватикане, где из среды их выделились мальчик и девочка и пред лицем св. отца произнесли диалог на тему: La vittoria del Papato. Потом все они были допущены к целованию креста на папской туфле, после чего один мальчик от имени всех детей г. Рима поднес Льву XIII 2400 золотых лир. Папа, возседая на троне, торжественно благословил детей и приказал им всем занести в особый альбом свои имена с приличными случаю подписями религиозного содержания. Это своеобразное зрелище «прославления папства устами невинных младенцев» так понравилось верующим католикам, что было повторено в разных итальянских городах, в присутствии высших духовных сановников, причем личность папы Льва XIII заменялась его портретом. В видах увеличения юбилейных подношений и обогащения папской казны лептою св. Петра ревностными католиками устраивались лоттереи со взносом 50 и 83 золотых монет: первое соответственно пятидесятилетию епископства Льва XIII, второе – летам возраста юбиляра; писались и из города в город пересылались возвания, приглашавшии к пожертвованиям в пользу юбиляра. Текст этих возваний был весьма энергичен и православному человеку может показаться не только странным, но и прямо неладным. Так, например, в заглавии подписанного листа, передавшегося из дома в дом в Неаполе, значилось: « лепта св. Петра для его святейшества Льва XIII ко дню пятидесятилетнего юбилея его епископства. Папа – Иисус в Его видимом земном образе, живущий с нами для того, чтобы взыскивать нас нежными попечениями своей отеческой любви. Но неужели же мы отказались бы пожертвовать что-нибудь для Иисуса, еслибы Он видимо предстал пред нами, неужели не захотели бы выразить и представить доказательства сыновней любви к Нему?» Ко времени празднования юбилея на разных языках появилось также множество статей и заметок, брошюр и даже целых сочинений, в которых или сообщались биографические сведения о Льве XIII, или высказывался взгляд на него, как на церковно-политического деятеля, или изображалось положение папского престола при вступлении на него Льва XIII.

Вся эта обширная специально-юбилейная литература как и все вышепоиме-нованные мероприятия частных лиц и общественных учреждений своим последствием имели то, что все католики, начиная с кардинала и кончая последним мирянином, заблаговременно знали о предстоявшем папском юбилее, и большинство из них готовились принять такое или иное участие в празднестве. Не чужд был этих приготовлений прежде всех других сам маститый юбиляр, желавший ознаменовать пятидесятилетие своего епископского служения каким-либо великим деянием. По крайней мере в иностранной печати не раз было заявленно, что папа Лев XIII по случаю имеющего быть своего юбилея намерен обратиться к христианам востока с призывом возвратиться в лоно римско-католической церкви. Еще при самом вступлении своем на престол он выражал «отеческую» заботливость о церквах востока. Заметивши в одной из первых своих речей, что «на востоке находится колыбель рода человеческого и появились первые ростки христианства, что оттуда, подобно неизмеримой реке, потекли на запад все благодеяния Евангелия, и что никогда не погибнет слава знаменитых мужей востока, которых веяние вселенской истины возвело на высоту недосягаемую, и которых святость, мудрость и доблестные деяния навсегда сохранят в потомстве их славные имена», Лев XIII высказывал надежду, «что, по милости Божией, народы востока, столь давно удалившиеся от церкви римской, наконец примирятся с нею». Разумеется, церковное порабощение православного востока католическому западу было бы для папы самым лучшим юбилейным подарком… Хотя Лев XIII и отказался от осуществления своей золотой мечты, но один уже слух, что на закате дней своих он заботится о возсоединении христианских церквей, не мог не располагать в пользу юбиляра сердца тех, которым дорог мир церковный. Приготовлялись далее к юбилею римского первосвященника правительства и правители государств. Не смотря на всю натянутость и даже неприязненность отношений, существующих между римскою курией и итальянским правительством, последнее ко дню папского юбилея решилось заново возстановить старую церковь Сан-Лоренцо в Панисперне, где Лев XIII посвящен был в сан епископа. Мало того. За неделю до папского юбилея между короловским двором и Ватиканом начались оживленные переговоры касательно улучшения взаимных отношений, не оставшиеся, как показали потом юбилейные празднества, без благоприятного влияния на настроение главы католицизма. Президент французской республики Карно и английская королева Виктория, императоры австрийский Франц Иосиф I, германский Вильгельм II и русский Александр III, Турецкий султан и принц Фердинанд Кобургский со своею матерью принцессой Клементиной, принцесса Клотильда Бонапарте и многие другие – все с редким единомыслием снаряжали чрезвычайные посольства или назначали своих уполномоченных для поздравления папы Льва XIII с пятидесятилетием его архипастырского служения, писали письма святому отцу или готовили ему дорогие подарки. Когда один из французских радикалов, некто г. Гюббар, вздумал было протестовать против поздравления папы и сделал запрос 11 февраля в заседании палаты депутатов относительно характера чрезвычайного посольства, отправляемого французским правительством в Рим на юбилей Льва XIII, то получил от министра иностранных дел в данном разе примечательный ответ: « я считаю бесполезным и даже неуместным выступать здесь в защиту принятого правительством решения… По случаю юбилея папы в Рим посылают свои поздравления даже правительства не-католических государств. Германский император Вильгейм II посылает от себя генерала Лоэ; даже султан отправляет в Ватикан чрезвычайного посланника. В виду таких неоспоримых доказательств глубокого уважения к римскому первосвятителю, отказ от участия в чествовании этого юбилея был бы неприличною выходкой со стороны Франции и правительство последней сочло долгом присоединиться к общим поздравлениям"… И министр Девелль был безусловно прав. Не только государи и государыни всех европейских держав, но и мало известные владетели Азии, Америки, Австралии и Африки изъявили желание принять свое участие в папском юбилее. Так, например, задолго до последнего Гваниорский магарадша, о местонахождении владений которого не всякий образованный человек имеет ясное представление, чрез своего мажордома известил Ватикан, что к юбилею папы в Рим прибудет от него адъютант и привезет в подарок Льву XIII две кашмирские шали, богато расшитые золотом. На юбилейном празднестве Льва XIII в самом Ватикане было замечено лишь отсутствие уполномоченного китайского Богдыхана, недовольного положением, принятым римскою курией в вопросе о протекторате Франции над христианским населением Китая. После такого единодушного решения правителей участвовать так или иначе в праздновании папского юбилея нет ничего удивительного в том, что их подданные – католическое духовенство и католики-миряне с заметным жаром и взаимным соревнованием спешили принять участие в чествовании святого отца. Кто сам отправлялся в Рим на поклонение папе, а кто не мог этого сделать, тот участвовал своими деньгами в подписке на юбилейную мессу папы, или пасылал свою лепту в Рим в пользу динария св. Петра с своими родными и знакомыми. Все таким образом предвещало, что пятидесятилетний юбилей Льва XIII пройдет среди блестящих демонстраций со стороны римских католиков со всего земного шара. И действи-тельно 19-е февраля настоящего года было величайшим праздником для верующих католиков, а для самого юбиляра – днем величия и славы его.

К началу юбилейных празднеств из всех стран прибыли представители монархов и держав, множество кардиналов, архиепископов, епископов, аббатов, патеров, целые десятки тысяч простых поклонников, и город Рим, успевший сделаться в значительной степени городом археологическим, быстро оживился. Празднества епископского юбилея Льва XIII начались в нем в пятницу, 17 февраля, и продолжались до субботы, 25-го числа. 20 февраля папа справлял пятнадцатую годовщину своего восшествия на первосвятительский престол (exaltatio), а накануне, 19 числа, приходившегося в настоящем году в воскресенье, с редкою торжест-венностию было празднуемо пятидесятилетие его служения католической церкви в сане епископа. К этому дню римскою курией было роздано более пятидесяти тысяч билетов поклонникам для присутствования за юбилейною мессою папы, которая должна была совершиться в соборе св. Петра. Знаменитый храм св. Петра, не имеющий в церковном зодчестве памятника равного себе по величине и богатству скульптурных и живописных произведений гениальнейших мастеров, был еще больше разукрашен и несколько приспособлен в папскому юбилею. Во избежание неудовольствий и всяких недоразумений, по распоряжению церковного начальства, была приготовлена в базелике особая трибуна для чрезвычайных послов. Рядом с нею возвышалась эстрада, предназначавшаяся исключительно для членов диплома-тического корпуса и их семейств. Ночь на юбилей многие из паломников и граждан города Рима провели без сна, а с раннего утра 19 февраля все, кто только имел возможность, спешили к собору св. Петра. На обширной площади последнего собрались и были построены в процессии поклонники. Ровно в шесть часов были открыты двери базилики св. Петра, и колоссальное по своим размерам здание быстро заполнилось молящимися, преимущественно итальянскими паломноками. Не смотря на то, что римскими властями и папскою стражей были приняты все меры к преду-преждению каких бы то ни было беспорядков при столь громадном стечении народа, стеснение при входе в собор было большое. Многие из прибывших после шести часов и имевших билеты для входа в базилику не нашли доступа к ней. В три четверти девятого удар в большой соборный колокол, подхваченный трезвоном всех римских церквей, возвестил нетерпением сгоравшему народу, что началось торжественное шествие маститого юбиляра из внутренних покоев Ватикана в храм св. Петра. Окруженный духовными и светскими лицами своего придворного штата, папа Лев XIII направился сначала в Capella della Pietá. Облачившись здесь в дорогие и блестящие одежды и занявши место на sedia gestatoria, под звуки пения Ecce sacerdos magnus, осеняемый с двух сторон рипидами, сопровождаемый первым ассистентом престола, почетными камергерами, офицерами дворянской и шверцарской гвардии в полной парадной форме, множеством кардиналов, архиепископов, епископов и других прелатов, продолжал свое шествие Лев XIII по обширному нефу к главному престолу соборного храма. Внутренность великолепнейшего собора представляла в это время необычайную, поразительно-прекрасную, полную величия и благочастия картину. Глазам присутствующих представлялось целое море голов, и узкий проход, оставленный в церкви для следования процессии, казался как бы сдавленным между двумя сплошными стенами людей. В половине дасятого показались золотые каски и засверкали алебарды папских гвардейцев, а вслед за ними выступили и головные части церемониального шествия, пестревшего яркостью, разнообразием и блеском парадных костюмов, живо напоминавших собою средние века. Возседающий на своем кресле Лев XIII дал знак остановиться у статуи св. Петра и, привстав, благословил павший на колена при приближении его народ своим архипастырским благословением. Затем раздался его голос, хотя старческий, но внятный. Каждое слово его святейшества доходило до самых отдаленных частей храма,-так велика была царившая в нем тишина. С глубоким благоговением внимала его речи шестидесятитысячная толпа католиков, и с последним его словом своды величественного собора огласились восторжественными криками: « да здравствует папа Лев XIII !"Мужчины махали шляпами, женщины платками, и вся эта грандиозная, безпримерная по единодушию овация продолжалась до тех пор, пока кресло папы не остановилось перед ступенями главного алтаря. Оставивши у последнего свое подвижное седалище и обратившись лицом к народу, папа тайно прочел молитву. В это время Сикстинская капела испонила кантат. С исклю-чительною торжественностию отслужена была юбиляром месса, во время которой среди присутствующих в храме царила благоговейная тишина. По окончании обедни папа Лев XIII запел гимн св. Амвросия Медиоланского: Te Deum laudamus

(Тебе Бога хвалим), исполненный попеременно Сикстинскою капеллой и молящимся народом. После этого, возложивши на главу свою тиару, папа снова возсел на своем кресле и во второй раз преподал молящимся свое благословение вместе с отпущением их грехов. « Святые апостолы Петр и Павел, на могущество и власть которых мы уповаем,» читал на распев по-латыни Лев XIII, «да ходатайствуют за вас пред Господом… Молитвами и заслугами бл. Марии Приснодевы, бл. Архангела Михаила, бл. Иоанна Крестителя и всех святых да помилует вас всемогущий Бог, и, отпустив все грехи ваши, да приведет вас Иисус Христос к жизни вечной. Ослабление и разрешение всех ваших грехов, время истинного и плодотворного покаяния, сердце всегда сокрушенное, исправление жизни, благодать и утешение св. Духа и решительное постоянство в добрых делах да дарует вам всемогущий и милосердый Господь"… Поднявшись затем с кресла, воздевши свои руки и возведши очи к небу, папа благословил народ на три стороны и сказал: « и благословение Бога всемогущего, Отца и Сына и Духа святого, да снидет на вас и да пребудет всегда.» Когда на латинском и итальянском языках кардинал-диаконами прочитана была формула полной индульгенции, папа Лев XIII, при звоне колоколов всех римских церквей, при восторженных кликах народа и горячих приветствиях представителей государей и государств с трибун, в сопровождении той же блестящей свиты, возвратился в Capella della Pietá и, здесь разоблачившись, в половине двенадцатого отправился в свои покои.

Служа торжественную обедню, восьмидесятитрехлетний папа удивлял всех своим бодрым видом и даже под конец обедни не казался утомленным. Присутствовавший на последней заметил лишь, что Лев XIII был необычно бледен. Один из папских камергеров объяснил, что бледность лица его святейшества должно приписать испытанному им волнению. И трудно было не волноваться на месте юбиляра. Старец, достигший крайнего предела человеческой жизни, с высоты своего трона созерцал в этот день почти весь цивилизованный мир, с замечательным единодушием свидетельствовавший свое уважение к его уму, характеру и заслугам, совершонным им на пользу католической церкви и во благо многих народов. Он видел в этот день великое множество горячо и искренно верующих католиков, выражавших свою преданность ему с восторженностию,превосходящею, на взгляд постороннего наблюдателя, всякую меру благоразумия и приличия. « Вчера, когда мы присутствовали при торжественном богослужении в храме св. Петра,» писал 20 февраля « Римский показатель» (Moniteur de Rome) от лица всех католиков, «папа Лев XIII был так велик, так возвышен, что мы могли бы пасть на колена и поцеловать священную стопу его ног. Когда Христос преображался в лучезарном облаке и пред очами Своих апостолов являлся как бы блистающим в огненом свете, они пали ниц и говорили: «Господи, Ты воистину Сын Божий»! И затем, когда облако исчезло, и Пророк сходил с своими спутниками с горы, то они, вероятно, с благоговением вопрошали друг друга: «этот человек, который идет впереди нас, говорит, как и мы, который ел с нами, – тот ли это самый, которого мы только что видели окутанным пламенным покровом и озаренным Духом Господнем?» Бог и своим наместникам на земле предоставляет эти мимолетные Фаворы, чтобы в изобилии расточать свои дары миру. Юбилеи суть праздники умиротворения; они же и врата будущего. Когда Лев XIII, возседая на своем престоле, пел вчера в огромном храме мелодию всеобщего отпущения, когда с его белых уст трепетно исходило благословение на весь мир, когда все кардиналы, все епископы и все присутствующие устремили свои взоры на эту славою и величием озаренную главу, когда все колокола св. Петра разносили по всему Риму свои радостные звуки, и когда все по последнему мановению руки папы пали ниц, то храм наполнился каким-то сверхестественным потоком, наполнился величием будущего». Бывшие на юбилеи представители католической иерархии, быть может, не все одиноково разделяли эти ультрамонтанские воззрения ватиканской печати на папу, но все были проникнуты чувством глубокого почтения к последнему. Они чтили в Льве XIII замечательнейшего первосвященника, который за пятнадцать лет своего управления успел сделать для католической церкви гораздо больше, чем многие из его предшественников вместе. Вступивши на папский престол в то самое время, когда разные прерогативы и привилегии католической церкви повсюду сокращались или совершенно уничтожались, когда многие епископы лишаемы были своих кафедр, монашеские ордена преследовались и паствы оставались без пастырей, Лев XIII весьма скоро сумел не только возвратить католицизму утраченные выгоды, но и значительно увеличить их. Достаточно сказать, что, благодаря главным образом стараниям его, в Шотландии открыты навые епископии, в Англии священнодействуют кардиналы, в Канаде и Монтевидео, в Китае и Японии основаны новые римские кафедры, в Индии водворена католическая иерархия, с турецким султаном курией ведутся переговоры об учреждении католической патриархии в Костантинополе, в Бухаресте существует католический архиепископ, в Румынии и Болгарии церковь находится под защитой католических государей, в Боснии и Герцеговине римские епископии увеличились новыми четырьмя, во многих местностях Африки с большим успехом подвизаются апостолы римской пропаганды. Не без основания поэтому некоторые высокопоставленные прелаты, поздравляя Льва XIII с пятидесятилетием епископства, называли его «великим папою». Представители монархов и держав приветствовали юбиляра, как искуснейшего политика, который своим глубоко-тактичным поведением и проповедию христианских начал в народной и международной жизни пытался возстановить древнюю власть апостольского престола и в немногие годы своего правления успел возвести последний на замечательную высоту нравственно-политического значения. Отказавшись в значительной степени от исконного образа действий римского двора и политики своего ближайшего предшественника, папа Лев XIII, по восшествии своем на римскую кафедру, задался целию сблизиться с правительствами государств всего земного шара и стать с ними в такие отношения, которые согласовались бы и с миротворными задачами христианской церкви и с свободолюбивыми течениями века. Не прибегая к открытому, тем более враждебному вмешательству во внутренние дела государств, которое при Пие IX возбуждало повсеместное сопротивление и повредило влиянию папства даже в религиозных делах, Лев XIII глазом опытного наблюдателя все время внимательно следил за явлениями социальной и политической жизни Европы и, когда нужно было, смело возвышал свой голос в защиту католической церкви и религиозных интересов католиков. Европейские государи и выдающиеся политические деятели всякий раз чутко прислушивались к речам умнейшего и образованнейшего папы, с уважением относились к нему, и многие, весьма многие из них готовы признать в теперешнем ватиканском узнике представителя всепримеряющей силы и непреоборимой власти в Европе. Лучшим подтверждением всего сказанного служат те блестящие демонстрации, которые волновали папу Льва XIII в день пятидесятилетия его епископства и наглядно показали слишком горячим почитателям св.отца, сколь напрасны и неосновательны были их опасения касательно одушевления римско-католического мира к папскому юбилею.

Не для одного Рима 19-е февраля настоящего года останется памятным. Пятидесятилетие епископства Льва XIII с большею или меньшею торжественностию было празднуемо и во всех других католических странах, преимущественно же в городах Австро-Венгрии. В Праге братство св. Михаила, по случаю папского юбилея, устрояло торжественное собрание, в котором граф Ганс-Ледебург произнес длинную речь. В ней оратор выставил папу «великим государственным человеком, глубоко понимающим волнующие мир вопросы», и среди громких рукоплесканий протестовал против различных законов, изданных с 1870 года итальянским правительством и ограничивших свободу римско-католической церкви и права его верховного вождя. Нашел себе сочувственный отклик юбилей Льва XIII и в некогда совсем родной нам Галиции, среди тамошних униатов, волею исторических судеб отторженных от православия и введенных в ограду римской паствы. Так, например, в Львове Галичане, по инициативе тамошнего униатского митрополита Иосифа Сембратовича, в присутствии избранного общества, праздновали папский юбилей в залах Львовского Народного Дома литературно-музыкальным вечером, на котором профессор местного университета доктор Шараневич прочитал целую лекцию о деятельности Льва XIII. С особенным ударением, но не без протеста со стороны некоторых слушателей, оратор в своей хвалебной речи в честь юбиляра сказал, что римский папа особенно благоволит к галицко-русскому народу, что он отечески печется о настоящих религиозных нуждах его. В чем сказалась благосклонность Льва XIII по отношению к Галичине, – это в достаточной мере выясняет «Галичанин» – выразитель в некотором смысле совести галацко-русского народа. Приветствуя в передовой статье высокого юбиляра, эта газета в свое время между прочим писала, что «к общим проявлениям чувств чести и уважения папе с свойственною ему искренностию присоединяется и галицко-русский народ в том убеждении, что неотрадное положение его церкви не перестанет составлять предмет теплой заботливости и попечения наместника Христова. Галицко-русский народ убежден, что правитель папского престола, установивший день памяти первых просветителей славян, свв. Кирилла и Мифодия, как праздник для всей католической церкви, разрешивший в Черногории и некоторых южно-сла вянских епархиях отправлять богослужение и даже св. литургию на славянском языке, почитающий и поручающий соблюдать восточные обряды, не может относиться недружелюбно к интересам русско-католической церкви в Галичине"… Повторивши почти буквально эти же самые слова, другая русско-галицкая газета – унгарский «Листок» – нашла нужным присовокупить к ним: «Да сохранит Он, Всемогущий, его святейшество в мире цела, честна, здрава, долгоденствующа и право правяща слово Своея истины».

Не одними восторженными ликованиями и молитвенными благопожеланиями чтили верные сыны католической церкви своего св. отца в день его юбилея; чувства своего глубокого уважения к папе они выражали не в словах только, но и на деле. Программа празднования пятидесятилетия епископства Льва XIII, начертанная римской курией еще задолго до 19 февраля 1893 года, как нельзя лучше, исполнена была многочисленными поклонниками высокого юбиляра. Правда, капитулы римско-католических церквей под благовидным предлогом уклонились от поднесения папе золотого трона, но зато в кассы Ватикана, в ознаменование юбилейного дня, поступили груды денежных и разных вещественных подарков. По сообщению итальянской газеты «Век» (Secolo), в течение одного февраля месяца папою получено бало, по случаю его юбилея: от Австро-Венгрии 1.500.000 лир (в том числе 100.000 лир от императора Франца-Иосифа и столько же от эрцгерцогов, от пражского архиепископа и кардинала-примаса Венгрии, 300.000 лир от чешской аристократии), от Англии и Шотландии – 1.200.000 лир, Ирландии – 10.000 лир, Германии – 350.000 лир, Италии – 200.000 лир, Франции – 225.000 лир, Аргентинской республики и Уругвая – 150.000 лир, Мексики – 200.000 лир, от других американских республик – 300.000 лир, Испании – 180.000 лир, Бельгии – 100.000 лир, Турции – 30.000 лир. Всего на сумму около 4,5 миллионов лир. Впрочем цыфра эта не только не полна, но и не может считаться приблизительною. Так, например, епископ Норфолькский лично передал папе два конверта, из которых в одном был чек на 400.000 рублей с надписью: «святому отцу знак благоговения английского католика», а в другом – дар от английских католиков в размере 750.000 рублей. Притом же партии разноязычных пилигриммов, жаждущих получить благословение святейшего отца себе и своей стране, до сих пор продолжают прибывать в Рим и подносить «наместнику Христову» свои земные дары. Помимо денежных пожертвований многие государи и коронованные особы прислали папе с своими представителями различные драгоценные подарки. Германский император поднес папе дорогой перстень в стиле времен Фридриха I, «как символ епископского достоинства». Подарок Вильгейма II вызвал полный восторг в Ватикане. Бриллиант в перстне до того крупен и такой замечательной игры, что сто́ит, по отзыву знатоков, целого колосального состояния. Призидент французской республики Карно подарил Льву XIII дорогую севрского фарфора вазу. Принцесса Клотильда Бонапарте, сестра итальянского короля Гумберта, прислала св. отцу золотой крест, усыпанный брилиантами, и просила папу «благословить всех без исключения итальянцев». Лев XIII, разумеется, понял, кого собственно принцесса подразумевала под изъятыми от благословения, и ответил ей, что, как скоро он багословляет итальянцев, то «никогда не делает никаких исключений», что, следовательно, благословение его одинаково простирается и на Савойский дом. Особенное внимание обратил на себя в Ватикане дар турецкого султана, поднесенный Льву XIII чрез армянского патриарха Азариана: это недавно найденная надгробная плита с епитафией, относящейся ко времени императора Марка Аврелия и будто бы подтверждающей, по словам самого многоученого юбиляра, ту мысль, что уже в первые века христианства «время от времени совершались паломнические странствования с востока в Рим ко гробу первого папы», т.е. апостола Петра. Поступления денежных пожертвований и разного рода подарков по настоящее время не прекратились, и сам папа не знает точно суммы своих юбилейных подношений, передаваемых пока двум его ближайшим прелатам на хранение в особом помещении, вскрывать которое будет целая комиссия кардиналов. Полагают, что ценность всех юбилейных приношений достигнет до десяти миллионов рублей – цифра весьма внушительная, без комментариев красноречиво говорящая о высоком авторитете юбиляра и тех чувств глубокого уважения, которые питают к нему подносители. Особенного внимания, на наш взгляд, заслуживает в данном случае то обстоятельство, что бо́льшая часть денежных подарков предназначена не на нужды самого папы Льва XIII, не на содержание его двора, а на дело пропаганды римско-католической веры, без того располагающей милионными суммами и громаднейшими недвижимыми имуществами во всех частях света. И невольно припоминаются здесь скудные средства нашего православного миссионерского общества и потому стесненное положение наших миссионеров и духовных миссий сравнительно с инославными. Отчего бы, думаешь, и юбилеи наших архипастырей не украшать такими пожертвованиями…? Тогда составился бы в руках наших иерархов значительный капитал, который они, полагаем охотно употребили бы в целях просвещения светом Христовым седящих во тьме многочисленных язычников, сектантов и раскольников. Дело не за нашими духовными юбилярами, но за теми лицами, которые устрояют юбилеи нашим архипастырям и участвуют в них. Почему бы в данном отношении православным пасомым не поучиться у верных и преданных римскому престолу католиков, усердно, как мы видели, готовившихся к юбилею своего святого отца и выражавших чувства своего почтения к нему между прочим в щедрых денежных приношениях на благо католической церкви? Учиться хорошему ни у кого не предосудительно и никогда не поздно.

* * *

1

Биографические сведения о Льве XIII и его характеристику смотрите в статье А.И. Введенского Б.В. Июнь. – Ред.

Login to post comments