Thursday, 16 July 2015 12:05

Николай Второй: в предвкушении начала реформ, или первая революция.

Николай Второй: в предвкушении начала реформ или Первая революция.

Самодержавный строй и индустриализация.

С юных лет Николай Александрович был убеждён, что императорская власть есть благо для страны. Незадолго до начала революции 1905—1907 гг. он заявил: «Я никогда, ни в коем случае не соглашусь на представительский образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа». Монарх, по мнению Николая, являлся живым олицетворением права, справедливости, порядка, высшей власти и традиций. Отход от унаследованных им принципов власти он воспринимал как предательство интересов России, как надругательство над священными основами, завещанными предками. «Самодержавную власть, завещанную мне предками, я должен передать в сохранности моему сыну», — считал Николай. Он всегда живо интересовался прошлым страны, и в русской истории его особую симпатию вызывал царь Алексей Михайлович, прозванный Тишайшим. Время его правления представлялось Николаю II золотым веком России. Последний император с удовольствием провёл бы своё царствование так, чтобы и его можно было наградить тем же прозвищем. И всё же Николай отдавал себе отчёт в том, что самодержавие в начале XX в. уже иное по сравнению с эпохой Алексей Михайловича. Он не мог не считаться с требованиями времени, но был убеждён, что любые резкие изменения в общественной жизни России чреваты непредсказуемыми последствиями, гибельными для страны. Так, прекрасно сознавая неблагополучие многомиллионной массы крестьянства, страдавшего от безземелья, он категорически возражал против насильственного изъятия земли у помещиков и отстаивал незыблемость принципа частной собственности. Царь всегда стремился к тому, чтобы нововведения реализовывались постепенно, с учётом традиций и прошлого опыта. Этим объясняется его желание предоставлять осуществление реформ своим министрам, самому, оставаясь в тени. Император поддерживал политику индустриализации страны, проводившуюся министром финансов С. Ю. Витте, хотя этот курс был враждебно встречен в различных кругах общества. То же самое произошло и с программой аграрного переустройства П. А. Столыпина: только опора на волю монарха позволила премьер-министру осуществить намеченные преобразования.[1]

Николай Второй никоим образом не осознавал противоречий своего отца. С одной стороны, он пытался добиться социальной и политической стабилизации сверху путем сохранения старых сословно-государственных структур, с другой – политика индустриализации, проводимая министром финансов, приводила к огромной социальной динамике. Индустриализация знала не только выигравших, она порождала и проигравших. Одним из таких считало себя русское дворянство, которое, прежде всего в период правления Николая Второй, начало массированное наступление против проводимой государством экономической политики. Дворянство давно находилось в затруднительном положении из-за начавшегося в конце семидесятых годов мирового аграрного кризиса и видело причину всех своих несчастий в неугодном министре финансов Витте. Хотя Николай II симпатизировал дворянству, но оказалось, что оно не может мобилизовать общественность в своих интересах. Поэтому в девяностые годы движение дворянства, временно достигшее кульминационного пункта в борьбе с золотым стандартом, раскололось на преимущественно антисемитское направление и на земское движение, которое стремилось преимущественно либеральными проектами поднять государственную экономическую политику, опираясь на уровень деревенского самоуправления. Консервативное дворянство нашло поддержку у тех представителей высшей бюрократии, которые пытались путем усиления дворянства повернуть экономическую политику и политику страны в целом. При этом произошел конфликт между министром внутренних дел и министром финансов. Царь был не в состоянии уладить его. Правда, он смог добиться принятия ряда законов в пользу дворянства, но они оказались неэффективными, поскольку слишком противоречили тенденциям социального и политического развития.

Внутренняя политика государя и реакция на нее с января 1905 года.

Нескольким авантюристам удалось, польстив империалистическим устремлениям Николая II на Дальнем Востоке, вопреки совету министра финансов, убедить его в необходимости активизации политики экономического проникновения на Дальний Восток, которая из-за слабости санкт-петербургского руководства вылилась в войну с Японией. Причиной растущей потери ориентации в верхушке петербургской бюрократии было то, что Министерство финансов, периодически определявшее внутреннюю и внешнюю политику, потеряло влияние, и Витте в начале 1903 г. был отстранен от должности царем. Такая внутриполитическая коррекция курса была исключительно делом царя. На символическом уровне Николай подготовил ее поездкой на богомолье по случаю канонизации Серафима Саровского, которую он осуществил против воли Священного синода. Он рассматривал канонизацию и паломничество, как средство мистической связи царя со своим народом. Это событие укрепило Николая в давнем намерении уволить своего, ориентированного на Запад, якобы нерусского министра финансов и взять курс на другую политику. Правда, царь не знал, куда следует держать путь. По инициативе Витте в среде бюрократии разгорелась ожесточенная дискуссия о том, как можно улучшить положение крестьянства, ориентацией в верхушке петербургской бюрократии было то, что Министерство финансов, периодически определявшее внутреннюю и внешнюю политику, потеряло влияние, и Витте в начале 1903 г. был отстранен от должности царем. Такая внутриполитическая коррекция курса была исключительно делом царя. На символическом уровне Николай подготовил ее поездкой на богомолье по случаю канонизации Серафима Саровского, которую он осуществил против воли Священного синода. Он рассматривал канонизацию и паломничество, как средство мистической связи царя со своим народом. Это событие укрепило Николая в давнем намерении уволить своего, ориентированного на Запад, якобы нерусского министра финансов и взять курс на другую политику. Правда, царь не знал, куда следует держать путь. По инициативе Витте в среде бюрократии разгорелась ожесточенная дискуссия о том, как можно улучшить положение крестьянства и нужно ли для этого реформировать его правовой статус. Несмотря на некоторые реформаторские шаги, как, например, отмену телесных наказаний крестьян, царь под влиянием нового министра внутренних дел Плеве принял решение в пользу политики всемерного сохранения социальной структуры крестьянства (сохранение общины), хотя кулацким элементам, то есть более богатым крестьянам, был облегчен выход из крестьянской общины. Царь и министры не сочли необходимыми реформы и в других областях: в рабочем вопросе было сделано лишь несколько незначительных уступок; вместо того, чтобы гарантировать право на забастовки, правительство продолжало репрессии. Со второй половины девяностых годов усиливалось ущемление других национальностей. Конституционный особый статус Финляндии задыхался под твердой рукой тогдашнего государственного секретаря Плеве и генерал-губернатора Бобрикова. Армянскую церковь лишили ее имущества, а ее школьную систему подчинили государству с указанием, что в этих школах преподавание должно вестись только на русском языке. Другие национальности также ощущали на себе, если не массированную враждебную национальную политику, то, по крайней мере, назойливые или даже коварные булавочные уколы.

В июле 1904 года был убит министр внутренних дел В. К. Плеве, со времени своего назначения на пост (в 1902 году, после убийства его предшественника Д. С. Сипягина) пытавшийся проводить курс на умеренные преобразования. Итак, политика Плеве, суть которой сводилась к фразе; «сначала успокоение, затем реформы». Развернувшаяся после гибели Плеве политическая борьба в верхах показала, что многие государственные институты требуют всестороннего реформирования.

Назначение Святополк-Мирского поначалу пробудило надежды, но его программа совершенно не могла удовлетворить находившиеся в оппозиции элементы дворянства и высших городских слоев. Правда, они использовали относительную либерализацию для проведения ряда публичных мероприятий, на которых большей частью выдвигались требования, далеко выходившие за рамки планов Мирского. Самым значительным было собрание представителей земств 20 ноября 1904 г., на котором большинство потребовало конституционализации режима, в то время как меньшинство удовольствовалось совещательным собранием. Объединившиеся в оппозиции силы прогрессивного поместного дворянства, сельской интеллигенции, городского самоуправления и широких кругов городской интеллигенции начали требовать введения в государстве парламента. Эта кампания петиций и банкетов нашла отклик и в рабочем классе. Петербургские рабочие, которым (в подражание неудавшемуся московскому эксперименту по созданию полицейского социализма, когда тайная полиция вызвала к жизни профсоюзы) было разрешено образовать независимое объединение, возглавлявшееся попом Гапоном, также захотели подать петицию царю. Отсутствие общего руководства при уже фактически уволенном министре внутренних дел и царе, который, как и большинство министров, не понимал серьезности ситуации, привело к катастрофе Кровавого воскресенья 9 января 1905 г. Более 100 000 рабочих потянулись к Зимнему дворцу, чтобы донести до царя свои беды и требования (среди них также требования учреждения парламента в империи и отделения церкви от государства). Армейские офицеры, на которых были возложены полицейские задачи сдерживания толпы, в панике приказали стрелять по мирным людям. 100 человек были убиты и предположительно более 1000 ранены. Рабочие и интеллигенция отреагировали стачками и впечатляющими демонстрациями протеста. Хотя рабочие большей частью выдвигали чисто экономические требования и революционные партии не могли играть важной роли ни в движении, возглавляемом Гапоном, ни в забастовках, последовавших за Кровавым воскресеньем, в России началась революция.

«В 1904-1905 годах поражение в войне с Японией позволило буржуазии выступить с требованиями парламентских реформ. Ленин вскоре увидел, что при отсутствии в России пролетариата революция не может служить социалистическим целям, и поэтому не принял в ней участия. Вместо ожидавшейся «социалистической революции» броненосец «Потемкин» начал свою революцию; моряк и солдат, не замеченные марксизмом, стали опасными пролетариями революции 1905 года. После 1905 года бурный период реформ принес с собой фабрики, кулаков и рабочих в страну. Но революционная лихорадка замерла только на время. Юношество было заражено «санинством»; роман «Санин» вскрыл уныние и распад общества после разочарований 1905 года. В течение девяти лет русская молодежь была менее революционна, более склонна к коррупции и разврату, чем до 1905 года. Для ретроспективного наблюдателя эти девять лет до начала Мировой войны похожи на период обманчивого затишья по всей Европе – последняя попытка избежать катастрофы. В Западной Европе народы пытались игнорировать войну. В России молодежь пыталась игнорировать революцию. В этот период искушений слабые листья дерева не выдерживали. Но всякий, кто устоял перед соблазном коррупции, вышел из кризиса несгибаемым солдатом революции».[2] «Русско-японскую войну и первую русскую революцию нужно рассматривать как прелюдию к более значительным событиям, разразившимся позже. В 1904 году катастрофа замаячила на горизонте. Призывы к «воссоединению» с собратьями, оказавшимися на территории других стран, раздавались всегда громче. Самый чуткий летописец вырождения эпохи конца века, Джеймс Джойс, относит изображаемый в «Улиссе» шабаш ведьм цивилизации к июню 1904 года, проявив этим поразительное чутье в душе европейца. Катастрофа, к которой давно уже влекло Европу в «пытке напряжения», по выражению Ницше, впервые стала видимой в тот самый год. Первые стремнины и пороги, через которые человечество прорывается с той поры, открылись взгляду тогда, когда эстонцы начали поджигать усадьбы своих помещиков на балтийском побережье и когда желтая раса в первый раз разгромила белого человека. Первая русская революция принесла удовлетворение всем демократам, либералам и гуманистам. Но Ленин отказался принять в ней участие. И так как до-либеральный, до-демократический древний режим имел мужество заключить мир с Японией, то он выжил. Два этих факта сыграли определяющую роль в 1905 году. Противостоящие друг другу фронты заняли боевые позиции в первый раз, и бесполезность буржуазной идеологии, сложившейся на Западе в предшествующие столетия, в процессе либеральных и национальных революций, была уже очевидной».[3]

Система не знала, как реагировать на угрозу революции. Царь назначил А. Г. Булыгина министром внутренних дел и Д. Ф. Трепова – генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Одновременно он лишил Сергея Витте, ставшего представителем реформаторских сил, большинства из его функций. Кроме того, царь решил успокоить рабочих способом, типичным для него и Трепова. Николай принял поспешно составленную делегацию рабочих, вероятно, чтобы продемонстрировать, что простой народ в действительности оставался верным царю и лишь был совращен городской интеллигенцией. Но своей неумелой речью Николай лишь обострил ситуацию: “Я знаю, что жизнь рабочего нелегка.., но имейте терпение. Вы сами понимаете, что должны быть честными по отношению к своим хозяевам… Я верю в порядочные чувства рабочего человека и в их непоколебимую преданность мне, поэтому я прощаю вам вашу вину”. Неудача этого предприятия заставила царя снова больше прислушиваться к своим министрам, которые посоветовали ему предпринять решительные реформаторские шаги: так уже раньше рабочим пообещали разрешить выборы санкт-петербургского рабочего представительства, через которое они вместе с предпринимателями могли бы доводить до правительства свои беды. Кроме того, царю посоветовали, наконец, гарантировать созыв Государственной думы с совещательными правами, в котором было отказано в декабре 1904 г. После убийства великого князя Сергея Александровича Николай в распоряжении министру внутренних дел Булыгину 18 февраля 1905 г. пообещал созвать Государственную думу. Однако это распоряжение, как обычно, сопровождалось манифестом, в котором царь – языком, более соответствовавшим старым временам, - призывал лояльные элементы населения сплотиться вокруг трона и защитить царя от революционеров. Николай, который считал себя отцом своих поданных и намеревался умиротворить их рядом милостей, одновременно верил, что суровое предостережение вернет его детей на правильный путь. Дальнейшая политика царя характеризовалась двойственностью (одновременными репрессиями и уступками), которая оказалась губительной для режима.

Манифест от 18 февраля 1905 г. призвал население информировать царя о своих бедах и, тем самым, предоставил ему право направлять царю петиции. Это фактически означало свободу печати и было немедленно использовано оппозиционным движением интеллигенции и земств для организации собраний и утверждений петиций, требовавших конституционализации страны, причем на основе всеобщего и равного избирательного права. Эти петиции дали импульс революционному движению. Становившиеся все хуже новости с театра военных действий на Дальнем Востоке приводили к радикализации оппозиционного и революционного движений, которые даже умеренные элементы рассматривали как единое движение против самодержавия. Революционное движение в это время опиралось, прежде всего, на радикальную интеллигенцию, а на окраинах империи – и на национальности. Только в октябре на первый план вышли рабочие, а в ноябре – крестьяне. Революционное и оппозиционное движение постоянно пополнялось, поскольку решение о созыве обещанной выборной думы заставляло себя ждать и было неясно, будет ли собрание соответствовать по-прежнему сословным принципам или же более современным представлениям. Николай попытался, приняв депутацию земского конгресса, подтвердить свою добрую волю и дать понять, что фактически он будет созывать булыгинскую думу. Одновременно он объяснил праворадикальным и консервативным элементам, хотя это не было понято общественностью, что только он имеет право принимать решение о созыве выборного собрания и о том, совместимо ли это с идеей самодержавия. Гарантированная по совету Трепова независимость университетов в сентябре 1905 г. была использована студентами для того, чтобы привлечь массы рабочих в университеты и под прикрытием свободы собраний пропагандировать революционные идеи. Это, как ничто другое, способствовало дальнейшему развитию революционного движения.

Конституционная монархия. 17 октября 1905 года и его последствия.

Когда революционное и оппозиционное движение в октябре 1905 г. достигло высшей точки – всеобщей стачки, практически парализовавший страну, царь был вынужден вновь обратиться к своему бывшему министру внутренних дел, который, благодаря очень выгодному для России мирному договору, заключенному им с японцами в Портсмуте (США), приобрел всеобщее уважение. Витте объяснил царю, что он либо должен назначить диктатора, который жестоко боролся бы с революцией, либо должен гарантировать буржуазные свободы и выборную законодательную власть. Николай не хотел топить революцию в крови. Он еще сделал неискреннюю попытку существенно сузить требуемые Витте уступки, которая, однако, натолкнулась на энергичный отказ Витте в таком случае занять вновь созданный пост премьер-министра. Царь не простил Витте такого поведения, а противники обвинили его в том, что он шантажировал царя. Впервые было образовано нечто вроде конституционного кабинета. Однако Витте не смог провести эквивалент прусского кабинетского указа 1862 г., который дал бы премьер-министру возможность вместе с царем принимать решения по докладам других министров или, по меньшей мере, присутствовать при них. Таким образом, принципиальная проблема конституционных монархий – создание баланса власти – обострилась в результате действий премьер-министра. Октябрьский манифест (17.10.1905 г.) обещал буржуазные свободы, выборное собрание с законодательными полномочиями, расширение избирательного права и, косвенно, равноправие религий и национальностей, но не принес стране умиротворения, которого ожидал царь. Он скорее вызвал серьезные беспорядки, вспыхнувшие в результате столкновений между лояльными царю и революционными силами, и приведшие во многих регионах страны к погромам, направленным не только против еврейского населения, но и против представителей интеллигенции. В Петербурге был образован Совет рабочих депутатов, который периодически конкурировал с правительством за власть. В ноябре в деревнях начались крестьянские беспорядки. Царь рассматривал еврейские погромы преимущественно как здоровую реакцию широких масс на революцию. Он становился все нетерпеливее из-за медленно ходившего умиротворения страны и активно требовал от премьер-министра более жестких репрессий. Несмотря на указания царя, правительство было неоднократно вынуждено отступить перед революционным движением. В разгар крестьянских беспорядков Н. Н. Кутлер, министр сельского хозяйства в кабинете Витте, представил проект, предусматривавший широкую экспроприацию земли у помещиков. Проект вызвал возражения царя. До сих пор является спорным вопрос о том, могло ли быть справедливым такое радикальное вмешательство в частную собственность. С другой стороны, такая экспроприация от имени царя, вероятно, могла бы стать единственным средством для того, чтобы поставить псевдоконституционную монархию на прочную основу. Отказ царя обдумать такую программу знаменовал собой окончание его готовности к реформам и уступкам.

Реформированное министерство не было шагом вперед. Это был не кабинет в обычном смысле слова. Он был чужд коллективной ответственности, и области ведения каждого из его членов были отделены одна от другой непроницаемыми перегородками. Кроме того, подобно своим предшественникам, и этот совет был составлен из разнородных элементов. Первый председатель Витте был прогрессист, тогда как министр внутренних дел Дурново – крайний реакционер. Единственным последствием было то, что в силу разногласий он никогда не был в состоянии к сплоченному действию.

До и после созыва первой Государственной Думы.

С подавлением вооруженного восстания в декабре 1905 г. в Москве и других местах правительство интерпретировало октябрьские обещания все уже. Если закон о выборах, изданный в разгар московского восстания, казался еще вполне либеральным, то вышедший в апреле 1906 г. основной закон, первая конституция России, существенно ограничивал возможности действий вновь созданного законодательного органа, думы, и давал ей равноправного конкурента в виде на две трети назначенного государственного совета. Внешняя политика и военная сфера были изъяты из компетенции думы. Кроме того, царь имел абсолютное право вето. Статья 87 основного закона предоставляла царю право издавать законы в период, когда дума и Государственный совет не заседают. В конституции царь снова именовался самодержцем, чем Николай давал понять, что законность в его стране должна быть обоснована все еще монархически, а не демократически. Однако советникам удалось отговорить его от того, чтобы записать в конституцию прежнюю формулу “неограниченный самодержец”. После принятия конституции и заключения договора об иностранном займе невиданного до сих пор размера, для которого еще был нужен премьер-министр, Николай сместил с должности, теперь окончательно, глубоко ненавистного Витте. Премьер не получил даже обычного в таких случаях денежного подарка.

Избранная в апреле 1906 г. дума разочаровала правительство. Так как социалистические партии бойкотировали выборы, то власть в думе принадлежала либералам и радикал-либералам. Тем не менее, представления думы были еще слишком радикальными для правительства. Она настаивала на ответственности министров, учредительной функции думы, то есть функциях, аналогичных таковым Учредительного собрания, и на широкой экспроприации частных землевладений в пользу крестьян с компенсацией по рыночной цене. Николай ждал только удобного момента для роспуска думы. Когда она призвала население дождаться решения ею аграрного вопроса, то правительство расценило это как революционный акт и распустило думу. Одновременно царь заменил премьер-министра Горемыкина энергичным и дельным Столыпиным, в прошлом предводитель дворянства в Ковно и губернатор Саратова, который произвел впечатление своей активной позицией во время революции и ясными докладными записками о положении в стране. Столыпину удалось заинтересовать царя своей аграрной программой, предусматривавшей ликвидацию общины – священной коровы реакционеров. Николай одобрил и учреждение военных трибуналов, которые могли бы в суммарном производстве приговаривать к смерти политических противников, действовавших с оружием в руках. Эта мера встретила упорное сопротивление общественности и сделала невозможным сотрудничество между консервативными конституционными силами и Столыпиным во время второй думы. Столыпинские трибуналы попирали принципы правового государства, но нужно сказать, что число приговоренных к смерти казненных лиц было незначительным. Вторую думу, состав которой был еще более радикальным, чем состав первой, поскольку социалистические партии отказались от бойкота выборов, нельзя было склонить к сотрудничеству с существующей системой. Правительство и теперь ждало только удобного момента для ее роспуска. Это произошло 3 июня 1907 г. Одновременно царь издал новый закон о выборах, и созвал третью думу, которая должна была начать работать осенью 1907 г. Новый закон о выборах давал огромные преимущества дворянам и богатым горожанам. Избирательное право сохранили за собой почти все, за исключением сельской интеллигенции и национальных меньшинств в азиатских регионах России. В результате представительство национальных меньшинств европейской России существенно уменьшилось, поскольку, как говорилось в манифесте царя, дума должна быть русским учреждением, и национальные меньшинства не должны определять судьбу государства. День 3 июня 1907 г. стал днем государственного переворота, поскольку новый закон о выборах должна была издавать только дума. Но это был государственный переворот, направленный в равной степени как против правых, так и против левых, поскольку Столыпин своей акцией расстроил далеко идущие планы, сводившиеся к отмене конституционных уступок от 17 октября 1905 г. При всем раздражении царя революционным движением и оппозиционными думами он не был еще готов к тому, чтобы нарушить свое слово.

Программа, на которой сошлись царь и премьер-министр, никоим образом не означала выполнения программы дворянской реакции. Конституция практически не была отменена, а дворянство не могло навязать правительству свою аграрную программу, скорее правительству удалось, искусно влияя на “Объединенное дворянство”, заставить его просить о такой аграрной программе, которая в значительной степени отвечала бы желаниям правительства. Поэтому “Объединенное дворянство” вскоре пересмотрело свои взгляды и критиковало политику премьер-министра и царя в области промышленности и сельского хозяйства за то, что она приводила к постепенной экспроприации собственности дворян. Отношения между правительством Столыпина и “Объединенным дворянством” неудержимо ухудшались, и “Объединенное дворянство” отклонило ряд проектов премьер-министра, касавшихся реформ сельского самоуправления и администрации, поскольку они привели бы к существенному ограничению привилегий дворянства. С другой стороны, царь энергично защищал свои прерогативы, например, в военной области и во внешней политике.

Отношения между Николаем и его премьер-министрами демонстрируют основополагающую структурную проблему конституционной монархии: если премьер-министр приобретает явление, ему удается проводить единую политику правительства, что делает его популярным, то монарх отходит на задний план и простор для принятия им решений ограничивается. Николай почувствовал это и в различных ситуациях и становился на сторону противников Столыпина, чтобы сохранить свое положение. Тем самым он препятствовал политической консолидации своего режима. Николай сознательно ослабил своего следующего премьер-министра: Коковцову он не позволил стать министром внутренних дел, а Горемыкина в 1914 г. вообще сделал премьером без собственной компетенции. Поэтому их позиция становилась все более слабой, и разные министерства теперь совершенно открыто действовали друг против друга или осуществляли несовместимую политику. Так, премьер-министру Коковцову не удалось предотвратить вмешательство министра внутренних дел в выборы четвертой думы (1912 г.) не в пользу октябристов, а в пользу еще более правых партий и сфабрикования пресловутого процесса о ритуальном убийстве против еврея Менделя Бейлиса, этот процесс подорвал престиж и монарха, и Российской империи.

«То обстоятельство, что император Николай иногда поддерживал в министрах, которых он собирался уволить в отставку, вплоть до последнего момента уверенность в том, что они пользуются его доверием, также приводилось критиками его величества в доказательство его вероломства. Принимая их в аудиенцию, которая, вопреки их ожиданиям, оказывалась последней, он не делал им ни одного намека на то, что намерен с ними расставаться. Они уходили от него и возвращались в свои министерства, не питая малейшего предчувствия о том, что в течение ближайших 24 часов они получат от его величества письмо, увольняющее их от их обязанностей. Большинству из них не нравиться отказывать прислуге, такая же черта была и у императора. Он не был намеренно вероломным, но предпочитал сообщать им в письме то, чего он не имел морального мужества сказать им в лицо, особенно тогда, когда он действовал под давлением императрицы».[4]

Его несчастье состояло в том, что он родился автократом, будучи по своему характеру столь неподходящим к этой роли. В действительности он никогда не правил Россией, и, позволив правящей аристократии пренебречь сделанными им в октябрьском манифесте 1905 года обещаниями свободы речи, собраний и т. д., он в значительной мере утратил доверие народа. Наследственное бремя становилось все тяжелее по мере того, как он продолжал царствовать; то была огромная империя, в которой около 75 % населения было безграмотно, в которой революционный дух никогда не утихал, в которой Церковь, сделавшаяся со времени уничтожения патриаршества Петром Великим одним из государственных ведомств, быстро утрачивала обаяние в глазах народа вследствие скандальных назначений, произведенных благодаря влиянию Распутина, в которой суд был дурно организован, и почти каждая отрасль управления находилась в руках людей, столь же не способных, как и развращенных; и вот вдобавок ко всему этому присоединилась мировая война. Вся система развинтилась, а он, бедный император, поистине не был рожден для того, чтобы привести ее в порядок.

Итак, развитие событий с 1905 г. стало необратимым. Царь задумывался над тем, чтобы отменить уступки октября 1905 г. Во время процесса по делу Бейлиса, инсценированного с тайным намерением сместить внутриполитические акценты, царь потребовал от совета министров понизить статус думы и превратить ее в совещательный орган. Даже самые реакционные министры вынуждены были ответить царю, что теперь это сделать невозможно. В экономической области Николай под давлением реакционных кругов, таких, как “Объединенное дворянство” и другие, попытался путем отставки премьер-министра и министра финансов Коковцова в начале 1914 г. сдвинуть краеугольный камень государственной экономической политики так, чтобы повысилась “народная производительность” и маленькие люди несли меньшее бремя. Казалось, что впервые царизм хотел опрокинуть программу индустриализации, проводившуюся десятилетиями вопреки упорному сопротивлению. Но что звучало как левый лозунг, так это попытка реализации экономической программы, которая должна была, как требовали реакционеры с девяностых годов, повернуть капиталистическое преобразование страны на “русский” путь и остановить конституционализацию как следствие развития капитализма. Истинный дух “новой экономической политики” проявился очень скоро, когда приобретение земли за пределами городов было запрещено акционерным обществам с еврейским капиталом и существенно затруднено для акционерных обществ вообще. Правда, совету министров пришлось отменить эти положения с началом войны. “Новый курс” добился только отмены винной монополии – любимая идея царя, - вследствие чего русское государство накануне первой мировой войны потеряло больше 50% налоговых поступлений.

 


[1] «Биография Николая Второго». «Аванта». Электронная версия.

[2] Розеншток-Хюсси О. «Великие революции. Автобиография западного человека». ББИ. М., 2002. Стр. 81.

[3] Розеншток-Хюсси О. «Великие революции. Автобиография западного человека». ББИ. М., 2002. Стр. 83-84.

[4] Бьюкенен Д. «Мемуары дипломата». Издательства «Харвест», «АСТ». Минск, 2001. Стр. 252-253.

Login to post comments