Монархическая форма правления – одна из древнейших. Она предусматривает наследственное (реже – выборное) единовластие, освященное религиозной санкцией. По мнению ряда исследователей, корни монархические идеи уходят в доисторическое прошлое, когда вождям-магам приписывались сверхъестественные свойства. Влияние магии на идею монархии сохранялось и в государствах Древнего Востока. Так, египтяне считали, что фараон присущей ему властью поддерживает стабильность природного естественного порядка. На него смотрели как на телесного потомка богов. В Месопотамии начало обоготворения царей связано с именем Нарам-сина (Нарам-Суэна), жившего в 3 тыс. до н.э. В античный мир идея божественности царя пришла с Востока и после Александра Македонского закрепилась в эллинистических державах. В Риме…
Положение Иерусалимской Церкви до 11 века. Первый Вселенский собор предоставил иерусалимскому епископу почетный титул митрополита, но без власти над другими церквами, так как церковная власть во всей Палестине, не исключая и Иерусалима, сосредоточивалась в митрополите Кесарии Палестинской, которая была центром гражданского управления. Но около середины 5 века эдиктом императора Феодосия II и Иерусалимскому епископу предоставлено первенство власти в церквах Палестины, Финикии и Аравии, так что митрополит Кесарийский должен был стать в подчиненное положение. Таким образом, ко времени четвертого Вселенского собора пять епископов знаменитейших кафедр заняли первенствующее и начальственное положение в Церкви. В 451 году на Соборе в Халкидоне Иерусалимская Церковь…
Екклесиаст: авторство книги Представление о Екклесиасте, как произведении царя Соломона, при закате своих дней познавшего ошибки молодости и в этой книге оставившего памятник искреннего покаяния и сердечного обращения к Богу, было господствующим в древнеиудейской церкви, а по примеру ее и христианской.[1] Так, экзегетами неоднократно высказывалось мнение, что «Екклесиаст» написан Соломоном в старости и является плодом его покаяния в невоздержанной жизни. Можно согласиться, что тут есть много правдоподобного: по характеру своему она содержит обращенную к народу проповедь о суетности земных вещей. А между тем многие рисуют себе Соломона, именно как народного учителя. История изображает нам упоенного счастьем и изведавшего на собственном…
Священное Предание не имеет до сих пор в Православной Церкви своего точного списка, перечисляющего элементы его содержания; для него не составлен канон, как для Священного Писания, даже для той области, которая уже закреплена в письменности. Обширность, разносторонность и богатство Священного Предания в практике церковной жизни не позволяет свести все составные части его содержания в простой и ограниченный каталог наставлений, правил, постановлений и повествований. Немногочисленны те утверждения Священного Предания, которые отшлифованы общецерковной работой Вселенских Соборов и заключены в оправу писанного обязательного догмата; и эти законченные труды оставляют по себе множество сопутствующих мелких подробностей, однородных по внутреннему смыслу с выработанными положениями, но…
Иерусалимский Храм в междузаветный период Храм был центром жизни Израиля, символом нации, видимым доказательством пребывания Бога в народе, знаком того, что Он всегда защитит Свой народ. Он давал чувст­во уверенности. Он всем казался вечным, любое сомнение в этом звучало кощунственно и рассматривалось как недостаток патриотизма, почти как отступничество. Еврейская апокалиптика говорила о вечной красоте и процветании Храма, а не о его гибели, в отличие от пророков, которые видели в крушении национальных святынь Божий Суд (Иер 9.11; 13.9,27; Иез 16.2; 24.2; Мих 1.5; Мал 2.11). Но были у Иерусалима и свои Кассандры. Вот как пишет Иосиф Флавий: «Некто Иешуа, сын Анана,…
Экзегеза повествования о Потопе В то время как в Быт. 1 – 3 истории о творении священнического писания и Яхвиста следуют друг за другом, в Быт. 6 – 9 обе версии рассказа так переплетены, что теперь мы имеем один рассказ о потопе. Каждому из источников свойственен особый характер и стиль, и оба относятся к различным историческим эпохам. То время как автор Яхвиста обнаруживает живой интерес к личности и судьбе описываемых им людей, то автор Жреческого (Священнического) кодекса видит в представителях человечества орудие Божественного промысла и пишет историю сакральную.[1] Так, если приглядеться, то и в Быт. 6:5 – 9:17 узнаешь различные…
Аскольдов С. А. и философия длительности Анри Бергсона Одним из немногих в России философов, по достоинству оценившим учение о длительности, был С. А. Аскольдов, который не только верно отразил взгляды французского философа, но и смог их органично дополнить, развить, особенно в плане соотношений времени и вечности.[1] Кроме того, С. А. Аскольдов довольно подробно и верно проанализировал теорию восприятия у Бергсона, хотя многие из последователей русского философа не поняли суть интерпретаций. Сергей Аскольдович Аскольдов (псевдоним Аскольдов, 1870 – 1945) был сыном философа А. А. Козлова. Он не мог унаследовать имени отца по причине официальной не легитимности рождения (законная жена Козлова, крестьянка,…
Поиск причин возникновения иконоборческого движения. Зарождение православной реакции. Само по себе иконоборчество довольно сложное явление, а как еретическое учение оно все еще недостаточно изучено. Во многих курсах по истории Византии и патрологических трудах по иконоборчеству содержится достаточно обстоятельный обзор основных взглядов на иконоборчество. Выводы исследователей самые различные и часто достаточно противоречивые. Начнем с вопроса исторического происхождения иконоборчества. Является ли это течение доморощенным или заимствованным?[1] Первая мысль обрисовывает ситуацию, по которой иконоборчество было введено в Византии под влиянием ближайших христианству религий, которые исторически отрицают почитание священных изображений. Такими религиями в окружении Византии были иудаизм и ислам. Что касается иудаизма, то действительно,…
Святитель Григорий Богослов и оценка иерархических служений Для Восточной церкви идеал нравственно-общественного служения пастыря начертан в сочинении Златоуста «Слова о священстве» и отчасти в творениях Григория Богослова. Целая треть слов св. Григория Богослова[1] вызвана была различными обстоятельствами личной жизни его: рукоположением в пресвитера и затем в епископа, участием его в управлении назианзской Церковью, рукоположением Евлалия в епископа Доарского и константинопольскими отношениями св. Григория Богослова. Между ними особенное значение имеет «Апологетическое слово», сказанное св. Григорием по возвращении из Понта – против тех обвинений, какие вызнало его удаление в Понт после рукоположения в пресвитера. Григорий Богослов подробно говорит о побуждениях к бегству…
Православная Церковь и лютеранские сообщества: возможность диалога. Общее противостояние всему, в чем протестантские реформаторы усматривали папские притязания, заставило их в целях пропаганды и полемики обратиться к Православному христианству. На Лейпцигском диспуте 1519 года Мартин Лютер, вынужденный отстаивать свою точку зрения, согласно которой авторитет папы не является мерилом христианского вероучения и жизни, привел в качестве примера «греческих христиан минувшего тысячелетия ... которые не были под властью римского первосвященника». В деятельности самого Лютера признание родства с восточными христианами не шло дальше нескольких переговоров с богемскими гуситами, которые, не входя в восточный христианский мир, отпали от Рима лишь веком раньше. То, что у…
Западные влияния на религиозные представления Лжедмитрия I до воцарения Разноречие о религиозной идентичности Лжедмитрия показывает то, насколько запутан был вопрос о нем для современников и ближайших потомков.По М. Н. Тихомирову никаких официальных достоверных документов, которые рассказывали бы о жизни Самозванца до его появления в доме князя Адама Вишневецкого, не сохранилось.[1]Р. Г.Скрынников констатирует, что в 1603 г. юноша объявился в городе Брагин и поступил на службу к князю Адаму Вишневецкому (1566 – 1622), где и началось его восхождение.[2]Эпопея Лжедмитрия I и история его отношений с правящими кругами Речи Посполитой детально рассмотрена в целом ряде исследований. Особенно стоит выделить монографии Р. Г.…
Николай Второй: в предвкушении начала реформ или Первая революция. Самодержавный строй и индустриализация. С юных лет Николай Александрович был убеждён, что императорская власть есть благо для страны. Незадолго до начала революции 1905—1907 гг. он заявил: «Я никогда, ни в коем случае не соглашусь на представительский образ правления, ибо я его считаю вредным для вверенного мне Богом народа». Монарх, по мнению Николая, являлся живым олицетворением права, справедливости, порядка, высшей власти и традиций. Отход от унаследованных им принципов власти он воспринимал как предательство интересов России, как надругательство над священными основами, завещанными предками. «Самодержавную власть, завещанную мне предками, я должен передать в сохранности…
Богословское наследие священномученика Киприана Карфагенского. Литературное наследие Киприана обширно. В нем скорее сказывается пастырь, озабоченный своей ответственностью, нежели сочинитель, пекущийся о литературном имени. В письменной форме он продолжал свои устные наставления и проповеди: его стихией было живое слово. Труды его представляют собой трактаты по спорным вопросам религиозной и духовной дисциплины.[1] Св. Киприан пишет всегда – даже в, казалось бы, вполне теоретических трактатах – о практических вопросах церковного устройства. Это или предписания каких-то конкретных мер, или рассуждения о Церкви, но всегда такие, которые нужны для обоснования предлагаемых им мер. Мы не встретим у св. Киприана подробных рассуждений, например, о том, как…
Премудрость Божия в книге Премудрости Соломона Книга Премудрости Соломона есть пример жанра «премудрости» в религиозной литературе, в котором восхваляется самоанализ и раздумья о человеческой жизни, в особенности с этической позиции.[1] «Книга сия называется Премудростью Соломона, потому что и она, говорят, написана Соломоном. В ней содержится учение о правде и о свойствах злых людей и добрых, а также учение о Христе. Говорится о Премудрости – Сыне Божьем и о том, как Слово стало плотью и обитало с нами. Говорится в книге и о том, что мудрость приобретается великим трудом и тщанием; говорится о некоторых частях природы, также против идолов и ваятелей,…
Одним из главных противников христианства был гностицизм – синкретическая философско-религиозная доктрина, бурно развивавшаяся параллельно христианству в течение первых четырех веков по Р. Х. В то время существовало несколько разновидностей гностицизма, но для большинства из них характерно убеждение, что избранные души, будучи божественными искрами, временно плененными физическим телом в результате катастрофы, предшествовавшей появлению космоса, могут обрести спасение через особый «гнозис» («знание») своего происхождения и предназначения. Цель обширной гностической литературы – не только разъяснить верующим генезис и устройство видимого мира и возвышающихся над ним миров невидимых; в ней говорилось, и это самое важное, о средствах, с помощью которых человек может победить силы…
Православное понимание педагогического процесса и особое значение патриотической деятельности в деле воспитания наиболее четко представлено в трудах русского философа И. А. Ильина. И. А. Ильин – русский религиозный философ – является одним из наиболее ярких мыслителей-эмигрантов «первой волны». Ильиным сочинена педагогическая система воспитания и развития личности, основанная на сочетании морально-нравственных установок православия с гуманистическими национальными ценностями. Русским философом предложен путь выхода из духовного и религиозного кризиса, охватившего человечество в нач. XX в., - путь духовного обновления на уровне отдельной личности и общества в целом. Выдвинутая Ильиным концепция воспитания «духовно-зрячего» человека, ориентированного на вечные основы духовного бытия, востребована и поныне. Ильин…
Wednesday, 01 July 2015 11:39

Докетизм

Докетизм, докеты (от др.-греч. δοκέω [dokeō] - «кажусь») – раннехристианская ересь, отрицавшая реальность страданий Христа и Его воплощение, утверждавшая иллюзорность Его существования. Учение докетизма было основано на абсолютном противопоставлении духа и материи, характерном для гностицизма. Поскольку материя рассматривалась как низшее по отношению к духу и принципиально злое начало, невозможно было допустить, чтобы Бог действительно сделался человеком, поэтому докеты считали, что Христос лишь казался человеком, и либо он воспринял человеческий образ при рождении, расставшись с ним на кресте, либо само его тело было небесной, эфирной природы. Тем самым отрицалось учение о воплощении, искупительной жертве и воскресении Христа. На следы докетистских заблуждений…
«Исследуйте Писания… Библию мы называем Священным Писанием, Словом Божиим или Божественным Откровением. Она является «Книгою книг», ибо она действительно – Слово Божие, и никакая другая не может в этом отношении сравниться с ней. Во многом превосходит Библия все прочие книги. Она стала первой «настоящей» книгой по форме. Но, кроме того, она же стала первой переведенной, первой печатной и, наконец, первой имеющей всемирное значение книгой. В чем же ее отличие от всех других? Прежде всего, Священное Писание было и остается великим источником христианства, и догматически, и духовно. Богословы всех времен черпали из него тот богодухновенный материал, который мы сегодня используем в…
В Библии часто, почти на каждой странице, гово­рится о той реальности, которую мы обычно назы­ваем грехом. Ветхозаветные выражения, относящиеся к этой реальности, многочисленны; они обыкно­венно заимствованы из человеческих взаимоотношений: упущение, беззаконие, мятеж, несправедливость и т.д.; иудаизм добавляет к этому «долг» (в смысле задолженности), и это выражение применяется и в Новом Завете; в еще более общем порядке грешник бывает представлен как тот, «кто делает злое пред очами Божьими»; «праведному» («саддик») обычно противопоставляется «злой» («раша»). Но истинная природа греха с его лукавством и во всей его широте выя­вляется прежде всего через библейскую историю; из нее мы узнаем также, что это откровение о…
В контексте заданной темы «Экология языка как духовно-нравственная проблема» я попытаюсь коснуться частного вопроса оценки матерной брани, или инвективы, с этической позиции, а конкретнее – позиции русской религиозной культуры. Но начнем с общих положений, определения и характеристики матерной лексики. Инвектива (от латинского «invectovus» – полный выпадов, резкий;[1] от английского «invective» – обличительная, обсценная речь, брань) определяется как «гневное выступление против кого-либо; оскорбительная речь; письменное или устное обвинение».[2] Это – и культурное явление социальной дискредитации субъекта посредством текста, и устойчивый языковой оборот, воспринимающийся в конкретной традиции как нечто оскорбительное, связанное с «низовыми» аспектами культуры. Механизм инвективы определяется ситуациями нарушения культурных требований,…