Среда, 22 Ноябрь 2017 21:34

Социальные сети и коммуникативные риски: доклад на V Фаддеевских чтениях

В начале десятых среди девелоперов социальных сетей появилась такая категория как «социальный дизайн», описывающая современные изменения в интернет-индустрии. Суть этого нового концепта заключается в описании той ситуации, когда популярность и успех интернет-продукта заключается в максимальном социализировании его, используя социальное измерение. Развлекательная сфера, к примеру, перестает быть чем-то индивидуализированным, а требует коллективного потребления, социального облечения. То есть любой интернет-продукт начинает приобретать черты социальной сети, требует обратной связи и коммуникативного формата. Любой фильм, книга, или трек, потребляется уже не индивидуально, а в контексте сообществ, комментирования, дискуссии. Само культурологическое потребление как некогда приватный акт становится частью статистического континуума, глубинного социального измерения (музыка в Last.fm, книги в livelib.ru и пр.). Многочисленные сервисы с рекомендованным контентом, советами экспертов, отзывами блогеров, создают уникальную ситуацию, когда некогда частный бытовой акт, сфера повседневного становятся глубоко социализированными (совершение покупок онлайн при активном участии зрителей, различные приложения на основе геолокаций).

Таким образом, происходит смена форматов интернета-пространства: информационный акцент сменяется коммуникативным, социальным. Такое пресловутое смещение от «Что» к «Кто». Вспомним наши мотивы с точки зрения сетевого поиска; обнаружение актуальной информации сменилось общением в рамках сегрегированных сообществ и предзаданных тематик. В настоящем, социальные сети представляет собой мощные агрегаторы, группирующие в себе огромные массивы новостей, фактов; образуют скопление разнородного контента (пестрая и бесконечная френд-лента). И все эти насыщенные социальные проявления осуществляются в рамках сетевых монополий, закрытых платформ (Facebook).

Считается, что явление «социального дизайна» резко возросло после экономического кризиса конца нулевых как некий феномен виртуального эскапизма, когда пользователь обретал себя в пределах комфортного мира – замкнутого сообщества друзей и подписчиков. Здесь он находил покой социальной солидарности, облекал себя пространной сетью, состоящей из связей с друзьями и знакомыми. Современный пользователь стал представлять собой некий кластер коммуникативных цепей, социальных связей, разрозненного общения. Пребывание в сетевом обществе теперь напоминает бесконечной сеанс «групповой терапии», когда мы делимся своими действиями и скрупулёзно реагируем на чужие. Лента социальной сети в автоматическом режиме ретранслирует все минимальные действия юзера в интернете, тем самым разрушая тысячелетнюю двойственность публичного и приватного. Социализируется любой повседневный шаг и каждый акт потребления, моделируется ситуация безусловной прозрачности (бодрийяровская транспарентность) социальной жизни человека, совершенно открытого для окружающих. Все покровы сняты через френд-ленту. Опять же в идеальном исполнении подобной стратегии не существует градации частного, а есть лишь непрерывный континуум публичного, общественного, коллективного. Предстает фантом цельной личности, о котором известно все и вся, и отсутствует потаенное измерение. Таким образом, мы сталкиваемся с фундаментальным разрушением принципа «приватности». Юридическое понятие «неприкосновенности частной жизни» практически кануло в лету. Социальные сети являются инструментом публичного высказывания, при этом оставляя пользователю обманку неприкосновенности, сильную иллюзию приватной жизни. Групповая солидарность социальных сетей навязывает тот автоматизм, когда юзер уже не занимается отбором сообщений и их содержания, но ресурс ретранслирует все без его участия.

Кроме того, монополистские социальные сети пытаются стать универсальными Интернет-ресурсами, воспроизводящими концепт «социального чтения», когда не обязательно заходить на специализированные сайты, а достаточно обратиться к новостным или френд-лентам, где будет присутствовать первичный контент. Так френд-ленты забиваются доверху сообщениями о чтении, новостях, музыке, мемах и пр. Далее это контент-насыщение параллелизовалось с важным смещением от письма (создание текстов, сообщений) к продуцированию и распространению ссылок, статусов, лайков, образов, мемов. При этом сие разнообразие будет сугубо искусственным, отфильтрованным тысячами анонимных модераторов, представляя собой отцензурированную мешанину звуков-образов-слов.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии