Sunday, 23 November 2014 11:17

Монотеизм Древнего Израиля

Монотеизм Древнего Израиля.

Священное Писание Ветхого Завета все проникнуто строгим монотеизмом. История Ветхого Завета есть история борьбы за веру в единого истинного Бога против языческого многобожия. Желание некоторых историков религий найти следы первоначального якобы многобожия у еврейского народа в некоторых библейских выражениях, как: множественное число имени Божия «Элогим», также «Бог богов», «Бог Авраама, Исаака и Иакова», - не отвечает подлинному значение этих выражений.

«Элогим» – для простого иудея форма благоговения, почтительности (образец которой можно видеть в русском языке в обращении к лицам уважаемым на «Вы»); для боговдохновенного писателя пророка Моисея множественное число слова содержало в себе, кроме того, несомненно, глубокий таинственный смысл прозрения в истину Троичности в Боге; никто не может сомневаться, что Моисей был чистым монотеистом и, зная дух еврейского языка, не употребил бы имени, противоречащего его веру в единого Бога. «Бог богов» выражение, противопоставляющее веру в истинного Бога поклонению кумирам, которых поклонявшиеся им тоже называли богами, но которые для иудеев были богами ложными. Этим выражением свободно пользуется в Новом Завете ап. Павел. Сказав: «…нет иного Бога, кроме Единого. Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, так как есть много богов и господ много, - но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им»  (1 Кор. 8:4 – 6). «Бог Авраама, Исаака и Иакова» – выражение, говорящее лишь об избранности еврейского народа, как «наследника обетований», данных Аврааму, Исааку и Иакову.

Анализируя тексты Священного Писания Ветхого Завета или библейские исторические события, не всегда можно абсолютно точно определить состояние монотеизма в древнееврейской религии. В истории избранного народа были периоды, когда главной задачей религиозных вождей Израиля являлось сохранение чистоты богооткровенной веры от пагубных влияний языческого окружения. С этой целью духовным вождям народа нередко приходилось прибегать к весьма строгим, а порой и жестоким мерам. Важно отметить, что эта борьба не была направлена непосредственно против иноплеменников, и даже не против их религиозных обычаев и культов, а в гораздо большей степени против греха самих израильтян, отклонявшихся от веры в истинного Бога.

В западном богословии существует несколько теорий, объясняющих историческое состояние монотеизма Древнего Израиля.Все они в основном критического характера. Объясняют уникальный монотеизм Древнего Израиля через историческое развитие идей и влияние более развитых культур.Коллективный труд немецких ученых по изучению Библии стал академической классикой, достигнув высокого уровня убедительности и сложности в учении И. Вельхаузена (1884 – 1918), чья замечательная книга «Введение в историю древнего Израиля» была впервые опубликована в 1878 г. В течение половины столетия подход Велльгаузена и его школы преобладал в изучении Библии, и многие из его идей влияют на трактовку историками Писания по сегодняшний день.[1] Протестантские богословы Куенен и Вельхаузен развили теорию, согласно которой, лишь в относительно поздние времена истории избранного народа сформировалась идея о благой воле Божией, желающей спасения всему человечеству. По их мнению, в древний период истории Израиля у евреев было более примитивное понимание своей веры. Яхве представлялся израильтянам лишь Богом их племени, подобно тому, как свои национальные божества были у других народов, например, у египтян или ханаанеев. Этот «примитивный» монотеизм, по мнению Куенена и Вельхаузена, отражен в Моисеевых и исторических книгах еврейской Библии (прежде всего, книга Иисуса Навина и книга Судей). Согласно этой теории идея «универсального» монотеизма впервые проявилась в иудейской религии лишь во времена письменных пророков. Первым ее выразил пророк Амос. Такое изменение связывается с внешними социально-политическими причинами, в силу которых иудеям все чаще и чаще приходилось вступать в контакт с другими народами. И, наконец, решающим фактором, повлиявшим на окончательное формирование идей универсализма, стало вавилонское пленение. Утратив государственность и землю, иудейский партикуляризм лишился своего основания. Именно в это время зародилась идея о Боге, как о Всевышнем Владыке всей земли и всех народов.[2]

Ряд выдающихся ученых ХХ столетия, таких как М. Нот и А. Альт, сохранили этот, в основном скептический, подход, отметая предания эпохи, предшествовавшей завоеванию, как мифические и доказывая, что израильтяне превратились в нацию лишь на земле Ханаанской, причем не ранее ХХ века до н. э. Само завоевание было, по их мнению, также в основном мифом, а сводилось, в сущности, к процессу мирному заселению. Другие авторы высказывали предположение, что возникновение Израиля связано с выходом общины религиозных «зелотов» из структуры Ханаанского общества, которое они считали продажным. Эти и другие теории в обязательном порядке отметали всю библейскую историю до Книги Судей как полный или почти полный вымысел, а фигуры самих Судей считали некоей смесью вымысла и фактов. По их мнению, у истории Израиля не было достаточной фактической основы до эпохи Саула и Давида, когда библейский текст только начинает отражать реальность историй и летописей.[3]«Монотеизм утвердится только после изгнания, а именно у пророков. Будет осуществлен переход от формул книги Исхода «Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим» (20:4) к таким, которые уже не удовлетворяются требованием повиновения Яхве, а не другим богам (как повторено во Второзаконии: «Не последуйте иным богам» 4:14), а провозглашают: «Я Бог, и нет иного» (Ис. 14:22). Это несомненное утверждение монотеизма датируется второй половиной VI века (между 550-м и 539 годами) до н. э. Монотеизм в действительности является результатом длительного развития великих культур Ближнего Востока, культур Месопотамии и Египта»[4].

Для советских востоковедов древнеизраильский монотеизм – продукт позднейших времен. По мнению академика Авдиева, религия древних евреев сложилась под сильным влиянием религиозных воззрений тех древних народов, которые издавна населяли Палестину, Сирию и Финикию и которые поддерживали тесные взаимоотношения с египтянами и вавилонянами, создавшими великие культуры древности. Так, в развалинах Бет-Шана были найдены остатки храмов при фараонах Сети I и Рамзесе II, в них поклонялись местным сиро-финикийским богам Ваалу-Дагону и Ваалат-Ашторет.[5] «Считается, что, проведя век-полтора в «плену египетском», еврейский народ затем покинул эту страну, причем есть основания полагать, что религиозная борьба времен реформ фараона Эхнатона могла оказать свое воздействие на формирование среди евреев идей монотеизма»[6]. «Жителей Ханаана отличал политеизм – они верили в бога Эла, его супругу Элат, их сына и дочь. Множественный синтез этих богов породил бога Элохима – доброго, сочувствующего, гуманного бога, который впоследствии возродится в учении гностиков и христиан».[7]

По ряду причин невозможно согласиться с вышеописанными доводами. В сравнении с другими религиями древнего мира, религия Израиля («Яхвизм») была действительно уникальна. Вера Израиля не возникла в результате духовной эволюции, а имела сверхъестественный источник. Основы религии Израиля превосходили границы человеческого опыта и мысли. Идеалы, вдохновленные израильской религией, были выше обычной человеческой способности к добру[8].

Языческие же религии по своей природе были культовыми. Они основывались на проявлении божественных сил в определенных святых местах, где люди могли общаться с ними. Это происходило в виде культовых поклонений и обрядов с целью нейтрализации грозных сил хаоса и разрушения. Верования язычников были связаны с сезонными изменениями, когда зима и лето следуют друг за другом в вечной борьбе за первенство. Основу их составляла мысль о возобновлении того, что было, - повторении и необходимости помнить об этом. Для израильтян, напротив, мир представлялся не замкнутым в себе целым, не эманацией божества, а проявлением Божественной славы Всемогущего. Ареной Божией деятельности была сама история. Упор делался на том, что Бог уже совершил, совершает и совершит. Суть веры составляла твердая уверенность в том, что Бог спас и вывел отцов и матерей из Египта, провел их через пустыню и поселил в Ханаанской земле. Это событие явилось основополагающим для всей будущей истории Израиля. Поэтому история, как движение к определенной цели является одним из основополагающих факторов для понимания миссии Израиля среди языческих народов. Будучи Богом истории, Бог также является Богом обетования. Это становится очевидным при рассмотрении ветхозаветного понимания откровения. Господь раскрыл Себя как Бог Авраама, Исаака и Иакова; другими словами как Бог, Который активно проявлял Себя в прошлом и Который будет оставаться Богом в будущем.

Поэтому избрание Авраама и затем возникновение избранного народа имело исключительно религиозное значение. Такое же религиозное значение приобретают в глазах израильтян и прочие народы. Сущность языческих народов выражается в том, что они почитают «чуждых богов». Религиозное, а не биологическое различие играет в данном случае решающую роль.

Религиозный опыт Израиля и опыт его общения с Яхве уже в начале истории избранного народа свидетельствовал о том, что эта нация спасительным действием силы Божьей изъята из среды прочих народов. Такая исключительность поставила народ в совершенно особые отношения к Богу. Израиль знал, что его всецелая принадлежность Яхве является основанием его народности и содержанием его веры. Мысль о своеобразии Израиля среди прочих народов ярко выражена в словах языческого прорицателя Валаама: «С вершины скал вижу я его, и с холмов смотрю на него – вот, Народ живет отдельно, и между народами не числится» (Числ. 23:9). Наиболее законченную богословскую формулировку сути избрания Израиля мы находим во Второзаконии: «Ибо ты – Народ Святой у Господа, Бога твоего; тебя избрал Господь, Бог твой (чтобы ты был Собственным Его народом) из всех народов, которые на Земле – не потому, чтобы вы были многочисленнее всех народов, принял вас Господь, и избрал вас, ибо вы малочисленнее всех народов» (Втр. 7:6 – 7).

Следствием избрания стало также и то, что между Израилем и народами возникло противостояние. Ряд отдельных постановлений Закона еще более углубляет его. Когда, например, говоритьсяотом, чтоЯхвепокоритИзраилюнародыиизраильтянамзаповедуется немилосердно уничтожать язычников, не оказывая им даже малейшего милосердия, когда евреям запрещается вступать в смешанные браки и пр. На протяжении всей истории иудейского народа мы наблюдаем, что основной причиной богоотступничества и идолопоклонства были смешанные браки или браки на иноверных рабынях. Поэтому Моисей строго запретил брачный союз с ханаанеями как представителями наиболее гнусного идолослужения, которые в своём бессилии удержать за собой Палестину оружием, естественно старались достигнуть этого путем своих религиозных воззрений и идолослужения, представлявшего собой боготворение, поэтому имевшего притягательную прелесть для слабых натур.[9] Положительное само по себе отвращение народа от всего языческого переходило порой в открытое презрение и ненависть ко всем без исключения язычникам.

В том, что Господь предоставил другим народам свободу ходить своими путями, а Израиль отделил от языческой среды, также сказалась педагогическая мера Бога по отношению к миру. Языческие народы, блуждая в темноте язычества, должны были осознать свою беспомощность и, тем самым, подготовиться к восприятию истинной веры. С другой стороны, язычники являются орудием в руках Божьих, чтобы наказывать непослушание народа. Бог может избирать и другие народы для выполнения какой-либо задачи. Ассирийцы, халдеи или другой народ может быть призван Богом (1 Пар. 5:26; 2 Пар. 36:22) для того, чтобы способствовать осуществлению Его Воли и только в этом смысле эти народы могут быть «избраны». Они не исповедают Яхве своим Богом, и поэтому служение исполняется ими неосознанно. Такое служение народов совершалось особенно в тех случаях, когда Израиль по какой-либо причине не мог выполнить Волю своего Господа и уходил с истинного пути.

Хотя языческие народы не являются причастниками Завета и носителями благодати Божией, их поступки являются ни чем иным, как неосознанным исполнением воли Бога, Который вершит историю. Кир и Навуходоносор всего лишь несведущие орудия Бога. Бог способен даже гнев человека обратить во славу Себе. Книга Даниила, однако, показывает, что такие люди как Навуходоносор в конечном итоге несут ответственность за свое высокомерие и нежелание признать власть Бога[10]. Они преступают грань человечности, грешат против избранного народа и Яхве. Так постепенно возникает понятие богоборческой языческой силы, которой особенно в пророческой литературе предсказывается страшный суд Господень и уничтожение. Но большинство язычников должны осознать свой грех и обратиться к Богу. В пророческой литературе мы часто встречаем тексты предсказаний того, что народы сами, пораженные чудесами Яхве в Израиле, приходят в Иудею и в Иерусалим, чтобы поклониться и служить Истинному Богу.

Дореволюционный русский библеист профессор МДА С. С. Глаголев так говорит о проблеме древнего монотеизма: «Нельзя представлять себе, что истина религиозная, как и научная, открывается человеку лишь по мере его трудов и усилий. Нет, истина религиозная сообщается человечеству туне и только усвояется человечеством постепенно по мере его нравственного преуспеяния. Эта истина была вручена для хранения в сравнительно наиболее надежные руки еврейского народа. Но очень дурно понимают ветхозаветное учение те, которые навязывают ему мысль, что истина была отдана исключительно в руки евреев. Евреям она была отдана для лучшего пользования всем. Прежний, и отчасти еще доселе не оставленный, метод апологетов - искания монотеистических следов в языческих религиях - подсказал некоторым несчастную мысль искать следов политеизма в Библии. Все эти искания не привели ни к чему. Но доселе почему-то не хотят выяснять судеб монотеизма вне избранного народа при помощи Библии. Между тем Библия ясно показывает, что в древнейшую историческую эпоху – время Авраама и непосредственно следующее – монотеистические верования были не в одной ветви ферахитов, были даже и не у семитов… Нельзя представлять себе, что истина религиозная, как и научная, открывается человеку лишь по мере его трудов и усилий. Нет, истина религиозная сообщается человечеству туне и только усвояется человечеством постепенно по мере его нравственного преуспеяния. Эта истина была вручена для хранения в сравнительно наиболее надежные руки еврейского народа. Но очень дурно понимают ветхозаветное учение те, которые навязывают ему мысль, что истина была отдана исключительно в руки евреев. Евреям она была отдана для лучшего пользования всем. Прежний, и отчасти еще доселе не оставленный, метод апологетов – искания монотеистических следов в языческих религиях – подсказал некоторым несчастную мысль искать следов политеизма в Библии. Все эти искания не привели ни к чему. Но доселе почему-то не хотят выяснять судеб монотеизма вне избранного народа при помощи Библии. Между тем Библия ясно показывает, что в древнейшую историческую эпоху – время Авраама и непосредственно следующее – монотеистические верования были не в одной ветви ферахитов, были даже и не у семитов»[11] Гуманность религиозного и общественного закона делала привлекательным Израиль для людей низших сословий из соседних народов. Некоторые исследователи полагают, что в допленной истории Израиля имело место массовое принятие веры Яхве неизраильтянами. Об этом, в частности, свидетельствуют предписания закона, регулирующие принятие чужеземцев в израильское общество.

Но в целом осматривая ситуацию, отношение ветхозаветного Израиля к другим народам противоречиво. С одной стороны, народы представлены в Библии как политические и религиозные враги Израиля или, по крайней мере, как соперники. Между Израилем и всеми остальными народами всегда существовал конфликт. Библия не допускает компромисса между народом Божьим и язычниками. Все другие религии объявляются лжеучениями, которых Израиль должен всячески избегать. С другой стороны, на самых первых страницах Священного Писания евреев (той книги, которая главным образом повествует об истории противостояния избранного Богом Израиля великим и малым народами древнего мира) мы встречаем грандиозную мысль о единстве всего человеческого рода: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1, 1), и как венец всего творения Господь создал человека – праотца всех людей. Вторая универсальная мысль автора книги Бытия говорит о восстании человека против Бога-Творца; о том,  что грех поразил весь человеческий род. Вместе с тем, Господь дает обетование спасения всем без исключения потомкам Адама и Евы.

Текст книги Бытия 12:1-3 дает нам ясный ответ о цели избрания Авраама. Патриарху и вместе с ним всему Израилю было дано обетование: «и благословятся в тебе все Племена Земные». Народ Божий не только принимает спасение Господне, но ему указывается и цель его избрания: Израиль должен стать источником спасения для народов в этом мире. Через него должны излиться благословения Божии на другие племена и народы. И это значит, прежде всего, что народ должен быть готовым открыть себя спасительным действиям Божиим и всю свою жизнь направлять согласно воле Божией, чтобы вся его история была очевидным свидетельством Божественного водительства. Бог избрал один народ и доверил ему Откровение не для того, чтобы это стало достоянием только потомков Авраама, но для того, чтобы от них оно воссияло всем. Далеко не всегда Израилю удавалось следовать воле Господа. Но с уверенностью можно утверждать, что монотеизм никогда не был полностью вытеснен на задний план.

Период Судей показывает духовный упадок Израиля в период после вступления евреев в Землю Обетованную. Судьи израильские осознавали, что религиозная и национальная самобытность Израиля под силой языческих влияний может полностью исказиться. Это подвигало их к крайним мерам борьбы, как с притеснителями Израиля, так и с нечестием в среде своих же единоплеменников. Для того чтобы быть способным к миссии, израильтяне должны были сохранить в чистоте веру в Истинного Бога.

Покорение евреями Ханаана было очень сложным и неоднозначным процессом. В области военных успехов Израиль шел победоносно вперед, налагая свое ярмо на туземные народности. Но на уровне техники и культуры побежденные стояли гораздо выше завоевателей. Они учили израильтян тому, как обрабатывается земля и железо, как строятся дома. Перенимая эти знания, Израиль постепенно переходил от кочевого образа жизни к оседлому. Израильтяне начали осваивать земледелие. Заимствуя технику обработки почвы и выращивания плодов, евреи очень часто перенимали и те языческие обычаи, которые самым тесным образом были связаны с земледелием. Многие израильтяне, подобно хананеям, стали ублажать богов плодородия и полей – ваалов и астарт. Заимствование новых обычаев и технических достижений было почти что тождественно заимствованию культа того или иного божества-покровителя. Учитывая такие обстоятельства, можно представить, какой опасности подверглась религия Яхве. Культы Ханаана были постоянной опасностью и искушением для израильтян. Женщины хананеянки были совратительницами израильтян в язычество (Исх. 34:16; Втор. 7:3 – 4; Ис. Нав. 23:12). Деревья, жертвенники, языческие праздники, высоты, источники становились предметами культового почитания. Доходило до того, что израильтяне сами стали изготавливать себе идолов и терафимов (Суд. 17 и 18). В среде избранного народа имело место чародейство и заклинательство духов (l Цар. 28), приношение человеческих жертв (Суд. 11), дети получали имена «Ваал» (l Пар. 8:33-34). В контактах с религиями соседей Израиля в семито-ханаанском ареале можно обнаружить множество любопытных фактов. «Здесь также можно найти элементы, перенятые и трансформированные в контексте свойственной Израилю исключительности избранного Бога. Но заимствование и усвоение одновременно сопровождалось выявлением чуждого Израилю смыслового содержания и отмежеванием от него. В знамении Божием на горе Кармель (3 Цар 18:1 – 46) это противопоставление стало очевидным. На вопрос о том, кто является истинным господином природных стихий, способным отвратить угрожающую жизни засуху, дается ответ всемогущего и единственного истинного Бога».[12]

«Две силы: Моисеева вера и ханаанский натуралистический культ вели глухое единоборство. Несомненно, религия Ваала обладала всеми внешними преимуществами поклонения Природе: она имела красочные мифы, она благословляла все естественные проявления жизни и человеческой плоти, она соблюдала древние обряды, производившие глубокое впечатление, и, наконец, она была неотделима от земледелия – основы жизни Израиля. Это был опасный соперник, который гораздо больше импонировал древнему человеку, чем суровая и требовательная вера Моисея»[13]. С течением времени, происходит включение некоторых элементов из мира земледельчества в религиозный культ и доктрину израильтян. Вот, эти взаимоотношения еврейского монотеизма с ханаанейским политеизмом и станут объектом подробного исследования данной дипломной работы.


[1] Джонсон П. Популярная история евреев // Пер. с англ. Зотов И.Л. – М.: Вече, 2000. С. 11 – 12.

[2] См.: Валетон И. Израильтяне. // Иллюстрированная история религий в двух томах. Ред. Д. П. Шантепи де ля Соссея. – М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1992.

[3] Джонсон П. Популярная история евреев // Пер. с англ. Зотов И.Л. – М.: Вече, 2000. С. 11 – 12.

[4] Гароди Р. Основополагающие мифы Израильской политики. – Наш Современник. – 1997. № 1 – 4.

[5] Авдиев В. И. История Древнего Востока // Издание второе, переработанное и дополненное. - М.: Госполитиздат, 1953. С. 412.

[6] Васильев Л. С. История Востока. Том I. / В двух томах. – М.: Высшая школа, 1991.

[7] Андреева Л. А. Сакрализация власти в истории христианской цивилизации. – М.: Ладомир, 2007.

[8] Хедланд Р. Миссия Церкви в мире. – Санкт-Петербург, 1998. С. 39

[9] Лопухин А.П. Семейные отношения по законам Моисея. // Христианское чтение. – М., 1878. Ч.2. С. 359.

[10]Хедланд Р. Миссия Церкви в мире. – СПб., 1998. С.91

[11] Глаголев С. С., Слабые стороны рационалистических библейских теорий // Иллюстрированная история религий в двух томах. Т. I. Ред. Д. П. Шантепи де ля Соссея. – М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1992. С. 247-264.

[12] Бюркле Х. Человек в поисках Бога: проблема нехристианских религий. // Пер. с немецкого – Г. Вдовина, науч. ред. – Е. Гейнрихс. – М.: Христианская Россия, 2001.

[13] Мень А., протоиерей. История религии. В поисках пути, истины и жизни. Т. II. Магизмиединобожие. – М.: Слово, 1993.

 

Иерей Максим Мищенко

Login to post comments