Начало времён

 

Всевышний сотворил и духовный и видимый мир из ничего. Не из Своей сущности и не из чего-то внешнего — из ничего. Ничто не есть нечто. В превечности, прежде начала творения и на- чала времен, существовал только Бог. Никакой праматерии – ни духовной, ни вещественной – не было. Никакого “первобытного хаоса”, о котором фантазировали древние греки и новейшие материалисты, не существовало. Атеистические басни о “самоорганизации материи” разоблачены уже и наукой. Термодинамика установила: вещество само по себе стремится не к “буйству стихий”, а к превращению в совершенно однообразную, “пустую и безвидную” гигантскую кашицу, в необозримую мертвечину. Движение, порядок, стройность, красоту дал материальной Вселенной Творец, создавший ее из ничего.

В современной астрофизике наиболее правдоподобной считается теория происхождения Вселенной вследствие взрыва некоей точки, уже заключавшей в себе всю энергию мироздания. Что ж, действительно, похоже. Точка не имеет ни длины, ни ширины, ни высоты – по сути, она ничто. А энергия (величина которой стремится к бесконечности и о происхождении которой наука умалчивает) – это творящая мысль Божия. Впрочем, есть существеннейшая и сущностная разница между научными теориями и Божественным Откровением. Мать мучеников Маккавеев, вдохновляя младшего сына на подвиг во имя веры, говорила: Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя всо, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего (2 Макк. 7, 28).

Вряд ли воспоминание о “взрывающейся точке” способно дать человеку мужество для принятия страшной казни. Иное дело – напоминание о Всемогуществе Небесного Отца, звучащее из уст доблестной матери мученика: Творец мира, Который образовал природу человека, опять даст дыхание и жизнь с милостию тому, кто не щадит самого себя за Его законы. Дитя мое, прими смерть, чтоб я по милости Божией опять приобрела тебя(см.:2Макк.7,23,29).

Вот так Богооткровенные Истины, в отличие от научных умозрений, являются для человека спасительными и спасающими.

Наука сама по себе есть добро. Исследуя мироустройство, видя его гармонию и разумность, человек может проникнуться мыслью о Премудрости Творца. По слову апостольскому: Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы (Рим. 1,20).

Но злая воля может извратить и доброе. Богопротивники XVIII – XIX веков сотворили из науки некоего кумира, вовлекая множество духовно нестойких людей в поклонение числам и формулам измерительным приборам и теориям – плодам ограниченного человеческого рассудка. Ученый, как всякий человек, может заблуждаться в своих поисках – и именно заблуждения науки вроде “обезьяньей теории” Дарвина стали выдаваться за окончательные истины. Но возгордившийся рассудок совершенно забыл о том, что само слово “теория” означает лишь предположение, догадку. Наукопоклонники объявили, что действительные, свыше данные Истины – Священное Писание и даже само бытие Божие – якобы опровергнуты наукой, и стали высмеивать религию и верующих как людей, темных и отсталых. Особенно ядовитые насмех “научных” безбожников вызывал Шестоднев – первая глава книги Бытия, повествующая о сотворении мира Господом. И вдруг к середине нынешнего века этот смех затих. Сама наука вдребезги разбила домыслы атеистов.

Господь сжалился над неразумными людьми, совращаемыми в наукопоклонничество, и даровал ученым целый ряд открытий, проявляющих Божественные основы мироустройства. Наука заняла подобающее ей место: поклонилась Всевышнем Творцу. Один из ее гениев, знаменитый Джон Томсон, свидетельствует: По мере того, как мы продвигаемся с вершины на вершину знания, внезапн обнаруживается, что каждую из них давныл давно освоили богословы.

Шестоднев, над которым так усердно хихикал лжемудрецы, в свете новейших научных открытий оказался точнейшей картиной миротворения, явленной людям еще в глубокой древности. Однако сейчас находятся упрямые невежды и в науке, и в вере, которые видят в Священном Писании толы древний миф. Что можно посоветовать таким заблудшим? Перечитайте первую главу книги Бытия, затем обратитесь к ученым за разъяснениями по поводу каждого из дней творения.

День первый. Дух Божий носится над водой неорганизованной материи. Господь творит свет и отделяет его от тьмы.

Идите к специалистам по квантовой физике Они расскажут, как, согласно уравнениям Шредингера, организовано управление материей при пом щи нематериальных волновых функций (духовных сущностей). Они растолкуют роль света в структуре мироздания, объяснят, что означает отделение света от тьмы и какие силы движут то и другое. Академик Ф. Шипунов иронически замечает: “Раньше их называли ангелами и бесами. Мы называем их элекгромагнитными матрицами”.

День второй. Бог отделяет воды от вод твердью и называет твердь небом. Это небо-твердь, в подлиннике поименованное покрышкой или распростертием, – явление видимого мира, а не духовное Небо начала.

Если что-то неясно здесь – ступайте к астрофизикам. Они объяснят, как во Вселенной твердь вакуумных пространств разделяла воды от вод газовых туманностей.

День третий. Бог собирает воды под твердью в одно место – создается планета Земля. На ней Творец выделяет сушу и воды (уже в нашем понимании) – созданы континенты, омываемые морями и океанами. На земле произрастают травы и деревья.

За объяснениями по поводу происхождения планет опять обратитесь к астрофизикам. Идите к геологам – они скажут, откуда взялись в почве угольные пласты и насколько появление растительной жизни предшествовало явлению жизни животной. Пойдите к ботаникам: они расскажут, что именно деревья и травы насытили воздух кислородом, которым дышит животный мир. Они же ответят на недоуменный вопрос: как могла существовать растительность еще до образования солнца? – растениям не обязателен солнечный свет, многим их видам достаточно космических лучей.

День четвертый. Бог создает светила на тверди небесной, в их числе – солнце и луну.

Ступайте к физикам, которые до сих пор бьются над общей теорией поля и не могут понять, как Творец утвердил движение звезд и планет на тверди пространства – подвесил их на пустоте.

День пятый. Бог создает морских животных рыб и птиц.

Палеонтологи сообщат о предшествовании океанической жизни появлению животных на суше. Они растолкуют, кто такие большие морские гады, которые упоминаются среди других обитателей моря, – это плезиозавры, ихтиозавры и другие ископаемые гиганты. Кроме этого, ученым давно известно, что марксистский тезис о “жизни как способе существования белковых тел” несостоятелен. Жизнь отнюдь не “самозарождается из случайной химической реакции, а потом распространяется по земле”, как предполагали лжефилософы-атеисты. Жизнь появилась на земле сразу повсеместно в цветущем многообразии форм. Это – научный закон: закон постоянства биомассы академика Вернадского.

День шестой. Господь создает скотов и гадов и зверей земных по роду их. В конце всего сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его, мужчину и женщин сотворил их.

Идите к ученым. Биологи объяснят вам, что дарвинизм на фоне сегодняшних данных науки выглядит просто-таки неприлично. Открытия генетики, подтвержденные изысканиями палеонтологии, утверждают: разные виды животных никак не могут происходить друг от друга вследствие борьбы за выживание: новые формы жизни появлялись одновременно, как бы всплесками – причем не особыми видами или родами, а целыми отрядами. Единственный вид, который явился отдельно и позже всех, – это человек. Упрямым людям, которым до сих пор хочется “происходить от обезьяны”, наука растолкует, что это так же невозможно, как слону вылупиться из куриного яйца: это запрещенный генетический переход. Что же касается пещерных людей, которых до сих пор рисуют в школьных учебниках, – антропологи скажут, что древние дикари ничем не отличались от современных диких племен, затерянных в непроходимых лесах. Археологи и историки подтвердят: при всем разнообразии народов и рас облик и разум человека оставались в сущности неизменны на протяжении истории человечества.

Подробное истолкование Шестоднева с точки зрения науки есть задача православных ученых, желающих последовать совету святителя Игнатия (Брянчанинова): Полезно извлекать из науки доказательства для веры, – ибо Истина веры находится в единении с истиною науки. Не только о сотворении мира, но и о других истинах, изложенных в Библии, могут многое рассказать учёные. Археологи – о том, как в горах Армении найден остов Ноева ковчега. Астрономы – о как в своих вычислениях они натолкнулись на “деньостановленного солнца”, случившийся во времена походов Иисуса Навина. Биологи – о людях, выходивших живыми из чрева кита. Историки – о древних рукописях, свидетельствующих истину Воскресения Христова. Об этом и еще о многом другое могут поведать ученые – и принести немалую пользу тем, кто обольщен атеистической ложью.

А для верующих сердец Божественное Откровение не нуждается в доказательствах. Язык науки труден, сух, не всякому доступен: понимание его требует особой, иногда долгой подготовки. Однако каждому человеку ясна вдохновенная речь библейского Откровения, повествующего об истинах не просто поучительных — о спасающих. Это призыв к вечной жизни: создание да ведает своего Создателя! И перед каждым человеком раскрыта книга естественного Откровения Божия – Вселенная, вдохновенным языком воспевающая своего Творца: Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь (Пс. 18, 2).

Вслушаемся же в песнь, которой славословит творение Премудрого Создагеля. Бесчисленны звёзды, каждая из них – это океан многоцветно играющего огня. В светлой гармонии они движутся по черной тверди пространств – сходятся в созвездия, образуют галактики, вплетаются в серебристую дымку Млечного Пути. Этот дивный и величественный танец светил – какая стройность, какая высочайшая разумность в нем! Рядом с любой из лучезарных звезд такой малой кажется наша Земля, но сколько на ней дивного и прекрасного!

Полуденная лазурь небосвода – и полуночное лунное сияние. Огнистые зори – и семицветье радуги.

Моря с пенистыми волнами над таинственными глубинами – и горы, испещренные каменными узорами, увенчанные искристыми ледяными коронами. Стройные и могучие, устремленные ввысь чинары — и нежная, хрупкая белизна цветущих лилий. Огромный кит, выпускающий из себя фонтан воды, — и деловито жужжащий жук-бронзовик, сверкающий изумруд. Грациозный бег оленя – и медлительное движение улитки. Красочное оперение павлина — и пленительная песня соловья. И в дальнем, и в близком, и в великом, и в малом – во всем слышится эхо Божественных совершенств. Даже пылинка, пляшущая в солнечном луче, – и в ней славословие Всевышнему.

Премудро устроен мир. Чего ни коснётся взгляд, к чему ни обратится мысль — всюду чудеса Господни. Полёт звёзд — и птичий полёт. Течение соков дерева — и обращение крови в наших телах. Превращение воды в лёд или в пар — и прорастание зерна. Рост каменного кристалла в земле — и лепка тела ребёнка в материнском чреве. Во всём — чудесный порядок, смысл и разум. Это свидетельство присутствия Мудрого Законодателя.

Весь мир сотворил Бог из ничего. Любуясь весенним цветением в марте, мы должны думать о начале времён — о весне созданной Богом Вселенной. То был дивный расцвет. Ведь Сам Всевышний увидел всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1, 31).