Слова и речи

Воззвание Священнoго Собора Православной Русской Церкви

Православные христиане! От века неслыханное творится у нас на Руси Святой. Люди, ставшие у власти и назвавшие себя народными комиссарами, сами чуждые христианской, а некоторые из них и всякой веры, издáли декрет (закон), названный ими «О свободе совести», а на самом деле устанавливающий полное насилие над совестью верующих.

По этому закону, если он будет приводиться, как местами и приводится уже в исполнение, все храмы Божии, с их святым достоянием, могут быть у нас отняты, ризы с чудотворных икон станут снимать, священные сосуды перельют на деньги или обратят во что угодно, колокольный звон тогда смолкнет, святые таинства совершаться не будут, покойники будут зарываться в землю не отпетыми по-церковному, как и сделано это в Москве и Петрограде, на кладбища православные понесут хоронить кого угодно. Было ли когда после крещения Руси у нас что-нибудь подобное? Никогда не бывало. Даже татары больше уважали нашу святую веру, чем наши теперешние законодатели. Доселе Русь звалась Святою, а теперь хотят сделать ее поганою.

И слыхано ли, чтобы делами церковными управляли люди безбожные, не русские и не православные? По приказу, подписанному неправославною женщиною, на святую Александро-Невскую лавру в Петрограде, как на какой-то вражеский лагерь, наехали вооруженные люди и произвели неслыханное бесчинство и даже убили священника (о. Петра Скипетрова), желавшего вразумить словами обезумевших людей. И совсем захватили бы эту святыню, если бы народ не защитил ее, – без оружия, только своею грудью, воплями и рыданиями.

И по другим местам происходит и, наверное, еще будет происходить подобное поругание святыни и попытки ограбить ее, ибо корысть к наживе способна на всякое зло.

Объединяйтесь же православные, около своих храмов и пастырей, объединяйтесь все – и мужчины и женщины и старые и малые – составляйте союзы для защиты заветных святынь. Эти святыни – ваше достояние. Ваши благочестивые предки и вы создали и украсили храмы Божии и посвятили это имущество Богу. Священнослужители – при них только духовная стража, которой святыня эта вверена на хранение. Но пришло время, когда и вы, православные, должны обратиться в неусыпных ее стражей и защитников, ибо «правители народные» хотят отнять у православного народа это Божие достояние, даже не спрашивая вас, как вы к этому относитесь. Оберегайте же и защищайте веками созданное лучшее украшение земли Русской – храмы Божии, не попустите перейти им в дерзкие и нечистые руки неверующих, не попустите совершиться этому страшному кощунству и святотатству. Если бы это совершилось, то ведь Русь святая, православная, обратилась бы в землю антихристову, в пустыню духовную, в которой смерть лучше жизни. Громко заявляйте всем забывшим Бога и совесть и на деле показывайте, что вы вняли голосу отца и вождя своего духовного святейшего патриарха Тихона. В особом послании он зовет вас последовать за собою, идти на подвиг страдания в защиту святынь, повинуясь гласу апостола: «Вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп.1:29). Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученического, чем допустить веру православную врагам на поругание.

Мужайся же, Русь святая. Иди на свою Голгофу. С тобою крест святой, оружие непобедимое. На помощь тебе притекут невидимо: Матерь Божия, Пресвятая Богородица, – Стена Нерушимая, Заступница Усердная рода христианского, умягчающая сердца всех злых людей. С тобою воинства небесные, ревнители славы Божией. С тобою все святые, вместе с псалмопевцем Давидом, сладкозвучно воспевшим красоту селения славы Божией, взывающе: «Господи, ревность о доме Твоем снедает нас» (Пс.68:10). А глава Церкви – Христос Спаситель вещает каждому из нас: «Буди верен... до смерти, и дам ти венец живота» (Откр.2:10).

Источник: Послание Святейшаго Тихона, Патриарха всея России. Журнал «Богословскiй Вестник», издаваемый Московскою Духовною Академиею. – Сергиев Посад: «Типография И. И. Иванова». – 1918. – Том I. – Январь-Февраль. – С. 76–78. (Ос. пагин.)

Грамота по случаю вступления на патриарший престол

Смиренный Тихон, Божиею милостию Патриарх Московский и всея России, преосвященным архиереям, благоговейным иереям, честным инокам и всему православному народу о Господе радоватися.

Ныне всем возвещаем, что волею Божиею вступили мы на священный престол патриарший. Преподаем чадам Православной Российской Церкви в великие праздники сии Рождества Господа нашего Иисуса Христа и Крещения Его в водах Иорданских патриаршее благословение.

Деянием Священного Собора Российской Православной Церкви в граде Москве, в лето от воплощения Бога Слова тысяча девятьсот семнадцатое, в согласии с божественными правилами церковными, определено было возвратить вдовствующей Церкви Российской законного ее главу, коего, попущением Божиим, она лишена была более двух столетий, и вновь явить представителя ее в Церкви Вселенской. Соборным избранием наименованы иерархи, коих воля соборная предопределяла к сему уделу, дабы Промысл Божий из них указал избранника. Божественным жребием нам повелено было приять на себя великое и страшное служение. Преклоняя покорную выю, да совершится воля Божия, молим и вас попечительною любовию понести с нами сие тяжелое бремя и ею восполнить человеческую немощь нашу. О себе же ведаем, что сила Божия и в немощах совершается, и уповаем, что восстановлением патриаршества явлена новая милость Господня к Церкви Российской.

В годину гнева Божия, в дни многоскорбные и многотрудные, вступили мы на древлее место патриаршее. Испытание изнурительной войны и гибельная смута терзают родину нашу, скорби и от нашествия иноплеменник и междоусобные брани. Но всего губительнее снедающая сердца смута духовная. Затемнились в совести народной христианские начала строительства государственного и общественного, ослабела и самая вера, неистовствует беспощадный дух мира сего. Но среди свирепеющей бури слышится верному сердцу слово Господа: «что тако страшливи есте? како не имате веры?» (Мк.4:40), и чаем спасения от божественного прещения ветру и морю бушующему, «молчи, престани» (Мк.4:39). От небрежения чад своих, от хладности сердец страждет наша святая Церковь, а с нею страждет и наша Российская держава. Но имеет с нами святых печальников и молитвенников за русскую землю. И в народе православном не все преклонили колена пред Ваалом; они неотступно взывают ко Господу о спасении. Ныне потребно сие дерзновение веры, бестрепетное ее исповедание во всяком слове и делании. Да возгорится пламя светоча вдохновения в церкви Российской, да соберутся силы, расточенные во безвремении. Пусть верные чада в союзе любви соединяются с архипастырями и пастырями своими и вкупе являют служение в духе и силе. Молим Господа сил о ниспослании вам сей ревности к делу Божию, нам же благодати, укрепляющей к неукоризненному служению первосвятительскому, к любви отеческой к чадам церковным.

Благословение Господне да будет со всеми вами, молитвами Богородицы и святых отец наших Петра, Алексия, Ионы, Филиппа, Ермогена, святителей Московских и чудотворцев, и всех святых в Российстей земле от века богоугодивших. Аминь.

Смиренный Тихон, патриарх Московский и всея России.

18 Декабря 1917 г. Москва.

Источник: Грамота Святейшаго Патриарха Тихона по случаю вступления на патриарший престол. // Церковныя ведомости, издаваемыя при Святейшем Правительствующем Синоде. Еженедельное издание с прибавлениями. № 1. – 5 января 1918 года. – Пг.: Типография М. П. Фроловой (влад. А. Э. Коллинс), 1918. – С. 1–2.

Новогоднее слово

Минувший год был годом строительства Российской Державы. Но увы! Не напоминает ли он нам печальный опыт Вавилонского строительства?

«На всей земле был один язык и одно наречие». И сказали люди: «построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город, и башню, которую строили сыны человеческие. И сказал Господь: ...Сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле» (Быт.11:1, 4–8). Не угодно было Господу строительство Вавилонское, противно планам Божественного домостроительства. «Сотворим себе имя», – не напоминает ли это желание наших прародителей быть «яко боги» (Быт.3:5); и единый дотоле язык смешался в разные наречия и единый народ разделился на разные племена, враждебные друг другу и истреблявшие одно другое.

«Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущие его», напрасно рано встают и поздно просиживают (Пс.126:1–2). Это исполнилось в древности на Вавилонских строителях. Сбывается днесь и воочею нашею. И наши строители желают «сотворить себе имя», своими реформами и декретами облагодетельствовать не только несчастный русский народ, но и весь мир, и даже народы гораздо более нас культурные. И эту высокомерную затею их постигает та же участь, что и замыслы Вавилонян: вместо блага приносится горькое разочарование. Желая сделать нас богатыми и ни в чем не имеющими нужды, они на самом деле превращают нас в несчастных, жалких, нищих и нагих (Откр.3:17). Вместо так еще недавно великой, могучей, страшной врагам и сильной России, они сделали из нее одно жалкое имя, пустое место, разбив ее на части, пожирающие в междоусобной войне одна другую. Когда читаешь «Плачь Иеремии», невольно оплакиваешь словами пророка и нашу дорогую Родину.

Как Господь поверг на землю красу нашу, как разрушил укрепления, как отверг царей и князей наших. Страна, некогда многолюдная, стала одинока как вдова, «великий между народами, князь над областями делается данником. Горько плачет он, и слезы на ланитах его, и нет у него утешителя. ...Враги его стали во главе, неприятели... благоденствуют, и ...враг простер руку... на... самое драгоценное у него. ...Воззри, Господи, и посмотри, как мы унижены», и есть ли болезнь, как наша, какая постигла нас. «Весь народ... вздыхает, ища хлеба, отдает драгоценности свои за пищу», дрова достает за большие деньги и наследие наше переходит к чужим. «Дети просят хлеба и никто не подает им. Евшие сладкое истаевают на улицах и воспитанные на багрянице жмутся к навозу» (Плч.2:1–2, 1:1–2, 5, 10–12, 4:4–5, 5:2–4). И это в стране, бывшей житницею целой Европы и славившейся своими богатствами.

И вся эта разруха и недостатки оттого, что без Бога строится ныне Русское Государство. Разве слышали мы из уст наших правителей святое имя Господне в наших многочисленных советах, парламентах, предпарламентах? Нет, они полагаются только на свои силы, желают сделать «имя себе», а не так, как наши благочестивые предки, которые не себе, а имени Господню воздавали славу. Оттого Вышний посмеется планам нашим и разрушит советы наши. Подлинно «праведен Ты, Господи, ибо мы не покорны были Слову Его» (Плч.1:18).

Забыли мы Господа! Бросились за новым счастьем, стали бегать за обманчивыми тенями, прильнули к земле, хлебу, к деньгам, упились вином свободы, – и так, чтобы всего этого достать как можно больше, взяли именно себе, чтобы другим не оставалось. Заботимся о том, что «преходит, – прилежати же о душе вещи безсмертней» совсем забываем. Оттого и наши заботы о создании «храмин и житниц» постигает неудача. Церковь осуждает такое наше строительство, и мы решательно предупреждаем, что успеха у нас не будет никакого до тех пор, пока не вспомним о Боге, без Которого ничего доброго не может быть сделано (Ин.15:5), пока не обратимся к Нему «всем сердцем... и всем помышлением своим» (Лк.10:27; Мф.22:37). Теперь все чаще раздаются голоса, что не наши замыслы и строительные потуги, которыми мы были так богаты в мимошедшее лето, спасут Россию, а только чудо, – если мы будем достойны этого.

Будем же молить Господа, чтобы «Он благословил венец наступающего лета Своею благостию» и да будет оно для России «лето Господне, благоприятное» (Ис.61:2).

Патриарх Тихон. Января 1 дня 1918 г. Москва.

Источник: Патриарх Тихон. Новогоднее слово. // Прибавления к Церковным ведомостям, издание Православной Русской Церкви. Еженедельное издание. № 1. – 5 января 1918 года. – Пг.: Типография М. П. Фроловой (влад. А. Э. Коллинс), 1918. – С. 1–3.

Послание к епископам Грузинскoго Экзархата, отделившимся от Русской Православной Церкви.

Тихон, Божиею Милостью Патриарх Московский и Всея России.

Преосвященные Епископы бывший Полоцкий и Витебский Кирион, Гурийско-Мингрельский Леонид, Имеретинский Георгий, Горийский Антоний и Алавердский Пирр! «Бог мира да будет со всеми вами!» (Рим.15:33).

Священным для себя долгом почитаем обрататься к вам со словом правды и любви.

Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия, как в государственном, так и в церковном отношении, соединилась с Россией под одною общею и гражданскою и церковною властью. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду. Напротив, в распоряжении Святейшего Синода имеется много данных, исходящих и от грузинского народа, для доказательства благоплодности его управления в епархиях Закавказья. Самим Грузинским духовенством, в лице Преосвяшенного Кириона, ныне «грузинского католикоса»; в его «Краткой Истории Грузинской Церкви в XIX столетии» засвидетельствовано, что присоединение Грузии к России послужило источником возрождения находившейся в упадке церковной жизни в Грузии. Лишь в 1905 г. обнаружились попытки к восстановлению автокефалии Грузинской церкви, и вам, Преосвященные Епископы, хорошо известно, что в 1906 г. Святейший Синод постановил перенести на обсуждение предстоявшего Поместного Собора Русской Церкви, наряду со многими предметами из области высшего церковного управления, и вопрос о грузинской автокефалии, который, по каноническому порядку, и должен быть решен только Собором Православной Русской Церкви. Но в путях Божественного Промысла время созвания Поместного Собора Русской Церкви было предначертано лишь в 1917 году. И слава и благодарение Господу! – Священный Собор Русской Церкви в составе целого сонма иерархов, представителей клира и мирян от всех епархий собрался и совершил, с помощью Божией, многие важные деяния и, в частности, восстановил патриаршество в Русской Церкви и совершил наше избрание на патриарший престол Московский и всея России. На сей Священный Всероссийский Собор, по силе обнародованного положения о его созыве, приглашались и епископы Гурийско-Мингрельский и Имеретинский вместе с другими представителями Кавказских епархий, но, к великому нашему сожалению, они уклонились от участия в деяниях Собора, как и вообще все вы, Преосвященные Епископы, вместо того, чтобы принести свои пожелания и стремления к самостоятельности в церковном отношении на суд Всероссийского Священного Собора и, оставаясь в единении веры и любви с Православною Русскою Церковью, ожидать ее соборного решения, порвали с нею всякие сношения вопреки каноническим правилам и совершили целый ряд самочинных деяний.

Еще 12 марта 1917 года, вы «епископы, клир церковный и представители мирян; собравшись в Мцхете, в католикосском всея Грузии храме Двенадцати Апостолов, – как говорится в одном составленном вами документе, – единогласно и единодушно постановили – с этого момента считать восстановленным автокефальное церковное управление Грузии и, пока произведены будут канонические выборы католикоса Грузинской церкви, местоблюстителем его назначить Преосвященного Леонида, Епископа Гурийско-Мингрельского, и при нем для управления церковию, под его председательствованием, учредить временное управление Грузинской церкви в составе духовных и светских лиц». Тогда же вы заявили Экзарху Грузии, архиепископу Карталинскому и Кахетинскому Платону, что он «юридически и фактически перестает быть Экзархом Грузии, архиепископом Карталинским и Кахетинским, и лишается права распоряжаться грузинскими епархиями». Порвав канонические отношения с Православною Русскою Церковью, вы поспешили исхлопотать у Временного Правительства особое постановление от 27 марта относительно автокефалии Грузинской церкви. И хотя в этом постановлении было сказано, что Временное Правительство не касается канонической стороны восстановления автокефалии Грузинской церкви и выражает твердую уверенность, что «закрепление церковно-канонических основ акта самоопределения Грузинской церкви» совершится «в духе церковного мира и любви, по сношении церкви Грузинской с Православною Русскою Церковью», вы, однако, продолжали пребывать вне всякого общения с Русскою Церковью, не признавали канонической над собою власти Святейшего Синода и действовали с полным пренебрежением к русскому церковному представительству в Закавказье. Одновременно вами допускались разные нарушения церковного порядка в епархиях с русским православным населением и по отношению к тамошним русским деятелям на поприще управления и просвещения и совершались захваты принадлежащего русским учреждениям имущества. Ваши неканонические действия завершились 8 сентября избранием епископа русской церкви, Преосвященного Кириона, католикосом всея Грузии, открытием новых митрополичьих и епископских кафедр и возведением на них подчиненных Святейшему Синоду епископов и архимандритов.

Вот те печальные события, которые послужили основанием разделения в Русской Церкви, создали отчуждение закавказских епархий от высшей церковной власти в нашем Отечестве, породили церковную смуту и великий церковный соблазн и наполнили души всех преданных сынов Православной Церкви великою скорбию. Ибо все эти деяния надлежит признать противоканоническими и весьма опасными для церковного благочиния и порядка. И вы, Преосвященные Епископы, не можете в глубине своего сознания найти оправдание вашим неканоническим деяниям. Прежде всего все вы получили хиротонию по избранию Святейшего Синода и от русских иерархов, все вы были архипастырями Русской Церкви и дали при хиротонии клятвенное обещание подчиняться и повиноваться ее Власти. Как же вы исполнили данное вами торжественное обещание? – Вы изменили своей присяге, нарушили обязанность церковного послушания и создали разделение в Церкви. Будучи викариями или полусамостоятельными епископами, вы отвергли власть своего кириарха, архиепископа Карталинского и Кахетинского Платона, уклонились от повиновения ему, самочинно прекратили возглашать его имя за богослужением; без разрешения Святейшего Синода и своего кириарха вы созвали церковный собор, самовольно вторглись в церковную область, подчиненную вашему кириарху, совершали вне пределов своих епархий рукоположения и вершили другие церковные дела. Все такие действия осуждаются канонами Вселенской Церкви. Именно, 2-е правило II Вселенского Собора ясно говорит: «Не быв приглашены, епископы да не приходят за пределы своея области для рукоположения, или какого либо другого церковного распоряжения». О том же повелевает и 9-е правило Антиохийского Собора: «В каждой области епископам должно ведати епископа, в митрополии начальствующего, и имеющего попечение о всей области, так как в митрополию отовсюду стекаются все, имеющие дела. Посему рассуждено, чтобы он и честию преимуществовал, и чтобы прочие епископы ничего особенно важного не делали без него, по древле принятому от отец наших правилу, кроме того токмо, что относится до епархии, принадлежащие каждому из них, и до селений, состоящих в ее пределах. Ибо каждый епископ имеет власть в своей епархии, и да управляет ею, с приличествующею каждому осмотрительностию, и да имеет попечение о всей стране, состоящей в зависимости от его града, и да поставляет пресвитеров и диаконов и да разбирает все дела с рассуждением. Далее же да не покушается что либо творити без епископа митрополии, а также и сей без согласия прочих епископов». 13-е правило Антиохийского Собора устанавливает взаимные отношения епископов и их кириарха: «Ни который епископ да не дерзает из единыя епархии переходити в другую, ни поставляти кого либо в церкви ее для совершения священнослужения, ниже приводити с собою других; разве прибудет, быв призван грамотами митрополита и сущих с ним епископов, в область которых приходит. Аще же никем не быв призван, вне порядка пойдет для рукоположения некоторых, и для устроения церковных дел, до него не принадлежащих: то все содеянное им да будет недействительным: и он за бесчиние свое и за безрассудное начинание, да понесет приличное наказание чрез немедленное извержение из своего чина святым Собором». И Собор не может быть созван без разрешения кириарха. 16-е правило Антиохийского Собора говорит: «Совершенный Собор есть тот, на котором присутствует с прочими (епископами) и митрополит» 1). Кроме того 35-е правило Святых Апостолов повелевает: «Епископ да не дерзает вне пределов своея епархии творити рукоположения во градех и селах, ему не подчиненных. Иначе да будет извержен и он и постановленный от него». Кроме того 14-е правило Двукратного Собора предписывает: «Аще который епископ, поставляя предлогом вину своего митрополита, прежде соборнаго рассмотрения, отступит от общения с ним, и не будет возносити имя его, по обычаю, в Божественном тайнодействии: о таковом Святый Собор определил: да будет низложен, аще токмо обличен будет, яко отступил от своего митрополита, и сотворил раскол. Ибо каждый должен ведати свою меру: и ниже пресвитер да не пренебрегает своего епископа, ниже епископ своего митрополита».

Таким образом, вы, созвав Собор без ведома и согласия Святейшего Синода и вашего кириарха и вторгнувшись в пределы не подчиненной вам церковной области, подвергли себя осуждению церковных канонов.

Ваше заблуждение состоит и в том, что вы провозгласили церковную автокефалию по способу, который совершенно уклоняется от канонического порядка, установившегося во Вселенской церкви в делах подобного рода.

По каноническому порядку требуется согласие и разрешение кириархальной церкви на автокефалию другой поместной церкви, которая подчинялась прежде ее юрисдикции. Обыкновенно та церковь, которая ищет независимости, обращается с просьбою к кириархальной церкви и, на основании данных политического и церковного характера, испрашивает ее согласия на получение автокефалии. Просьба обращается от имени как церковной и гражданской власти страны, так и от народа, с ясно выраженным заявлением о всеобщем и единодушном желании получить церковную независимость. Так было в Греции, Сербии и Румынии, но не так было в Болгарии, где возникла хорошо нам известная схизма, и, к сожалению, не так было и в Закавказье в 1917 году.

Канонический порядок еще требует, чтобы кириархальная церковь на своем Соборе добровольно и на основании положительных и бесспорных данных признала правильным и законным ходатайство того или иного народа или области о церковной независимости, обсудила его во всех подробностях и путем соборного решения провозгласила данную церковную автокефалию. Об этом издается особое соборное определение, которое кириархальною церковью и сообщается церкви, ищущей автокефалии. О том же кириархальная церковь особым посланием извещает и все православные поместные автокефальныя церкви, дабы все они вошли в каноническое общение с новою поместною автокефальною церковью. Вообще, только Собор кириархальной церкви может даровать независимость той или иной поместной церкви, без Собора же кириархальной церкви всякие акты провозглашения церковной независимости признаются недействительными и не имеющими канонической силы. В этом состоит коренное требование церковно-канонического порядка и традиции Вселенской Православной Церкви. Если это требование не соблюдается, Церкви угрожает схизма. Церковная автокефалия не может быть приобретена ни в силу соборного определения только той церкви, которая ищет автокефалии, ни в силу постановления гражданской власти. Так, церкви Элладская и Румынская, первоначально объявившие свою независимость лишь по определению местных соборов, должны были потом искать своей автокефалии лишь от Константинопольской церкви. С другой стороны, султанский фирман 1870 года не дал Болгарской церкви общепризнанной во Вселенской Церкви автокефалии. И было бы ошибкою полагать, что Грузинская церковь, как имевшая до присоединения Грувии к России независимость, находатся на особом и исключительном положении в деле восстановления своей автокефалии. И церкви Сербская и Болгарская прежде были независимы, однако в XIX веке оне, как потерявшие свою древнюю автокефалию и находившиеся под юрисдикцией Константинопольской церкви, искали своей независимости от этой последней, – одна каноническим порядком, а другая противоканоническим. И епархии Закавказья, как более столетия входившие в состав Русской церкви, должны в деле приобретения независимости подчиниться общему каноническому порядку. Об этом говорит и постановление Временного Правительства, на котором вы, Преосвященные Епископы, основываете Грузинскую автокефалию. Но вы не только уклонились от духа мира и любви, но и нашли излишним вступить в сношения с Русскою церковью по важнейшему церковному вопросу.

Указав ваши заблуждения и ошибки, предлагаем вам, Преосвященные Епископы, подчиниться требованию церковных правил и, следуя каноническому порядку, явиться на Всероссийский Священный Собор и, сознав свои заблуждения, предать свои вожделения об автокефальном устроении Грузинской церкви на суд сего Всероссийского Собора, дабы вам не подвергнуться суду канонов и не подпасть великому и тяжкому греху отчуждения от Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви.

Умоляем вас, братие, именем Господа нашего Иисуса Христа: да «не будет между нами разделений» и да будем все мы «соединены в одном духе и в одних мыслях» (1Кор.1:10). Станем на путь мира и взаимной любви и совместно обсудим создавшееся положение. Пастыреначальник Христос и Кормчий Церкви Святый Дух да вразумят нас найти на основании канонов выход, приемлемый для нас и для вас, и устроить церковную жизнь обоих единоверных народов к их общей пользе и славе Божией. Возлюбим друг друга да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа, Троицу единосущную и нераздельную.

Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России.

№ 3. 29 декабря 1917 г. Москва.

Послание Святейшего Патриарха Тихона Совету Народных Комиссаров по случаю первой годовщины октябрьской революции

От Святейшего Патриарха Тихона Совету Народных Комиссаров.

«Все взявшие меч, мечом погибнут»

(Мф.26:52).

Это пророчество Спасителя обращаем мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя «народными» комиссарами. Целый год держите вы в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции, но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Мф.7:9–10). Народу изнуренному кровопролитной войной, вы обещали дать мир «без аннексий и контрибуций».

От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решались обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций, великая наша родина завоевана, умалена, расчленена и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото.

Вы отняли у воинов все, за что они прежде доблестно сражались. Вы научили их, недавно еще храбрых и непобедимых, оставить защиту родины, бежать с полей сражения. Вы угасили в сердцах воодушевлявшее их сознание, что «больше сия любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя» (Ин.15:13). Отечество вы подменили бездушным интернационалом, хотя сами отлично знаете, что, когда дело касается защиты отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями.

Отказавшись защищать родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска.

Против кого вы их ведете?

Вы разделили весь народ на враждующие между собою страны и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью, и, вместо мира, искусно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян доставить торжество призраку мировой революции.

Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертию часто без всякого следствия и суда. Казнят не только тех, которые перед вами в чем либо провинились, но и тех, которые даже пред вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве «заложников»; этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами, не только им не единомышленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждениям. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем неповинных, а просто по огульному обвинению в какой то расплывчатой и неопределенной контрреволюционности. Бесчеловечная жизнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения – напутствия Св. Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения.

Но есть ли это верх бесцельной жестокости со стороны тех, которые выдают себя благодетелями человечества и будто бы сами когда то много претерпели от жестоких властей.

Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью, прикрываясь различными названиями контрибуций, реквизиций, и национализаций, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот; грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем «буржуев», грабили людей состоятельных, потом, под именем «кулаков» стали уже грабить и более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая таким образом, нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть и заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями не прикрывались злодеяния, – убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к Небу об отомщении грехами и преступлениями.

Великое благо – свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой то свободы вы и не дали; во всяческом потворстве низменным страстям толпы, в безнаказанности убийств и грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, переехать из города в город? Это ли свобода, когда семьи, а иногда население целых домов выселяются и имущество выкидывается на улицу, и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и на разграбление. Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение, без опасения попасть под обвинение в контрреволюции. Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровию мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного обсуждения и обличения заглушен; печать кроме узко-большевистской, задушена совершенно.

Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископов рыть окопы (епископ тамбовский Гермоген) и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы закрыли доступ в Московский Кремль – это священное достояние всего верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной общины – приход, уничтожаете братства и другие церковно-благотворительные просветительные учреждения, разгоняете церковно-епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви. Выбрасывая из школ священные изображения и запрещая учить в школах детей вере, вы лишаете их необходимой для православного воспитания духовной пищи.

«И что же еще скажу. Не достанет мне времени» (Евр.11:32), чтобы изобразить все те беды, какие постигли родину нашу. Не буду говорить о распаде некогда великой и могучей России, о полном расстройстве путей сообщения, о небывалой продовольственной разрухе, о голоде и холоде, которые грозят смертью в городах, об отсутствии нужного для хозяйства в деревнях. Все это у всех на глазах. Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя. Сбываются слова пророка: «Ноги их бегут ко злу и они спешат на пролитие невинной крови, мысли их – мысли нечестивыя, опустошения и гибель на стезях их» (Ис.59:7).

Мы знаем, что наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения Нас в противлении власти: но чем выше будет подниматься «столп злобы» вашей, тем вернейшим будет то свидетельством справедливости наших обличений.

Не наше дело судить о земной власти! Всякая власть от Бога допущенная привлекла на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась «Божиим слугою» на благо подчиненных и была «страшная не для добрых дел, а для злых» (Рим.13:3). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних и истребление невинных, простираем Мы наше слово увещания: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых оть междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк.11:50–51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф.26:52).

Тихон, Патриарх Московский и всея России.

13/26 Октября 1918 г.

Послание святейшего патриарха Тихона от 19 января 1918

(с анафемой безбожникам)

Божиею Милостию Патриарх Московский и всея России, возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской.

«Да избавит нас Господь от настоящаго века лукаваго»

(Гал.1:4).

Тяжкое время переживает ныне святая православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины, и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним: ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному. И все это совершается не только под покровом ночной темноты, но и вьявь при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостию и беспощадной жестокостию, без всякого суда и с попранием всякого права и законности, – совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и пр.).

Все сие преисполняет сердце наше глубокою болезненною скорбию и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету св. апостола: «согрешающих пред всеми обличай, да и прочии страх имут» (1Тим.5:20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это – поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей – загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей – земной.

Властию, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: «измите злаго от вас самех» (1Кор.5:13).

Гонение жесточайшее воздвигнуто и на святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека, или благословляющие супружеский союз семьи христианской, открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московскаго), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это – народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа... И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и в частности – над святою Церковью православной.

Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на нее врагов неистовых?

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой Матери вашей.

Враги Церкви захватывают власть над нею и ее достоянием силою смертоносного оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим.8:35).

А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностию зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей» (Мф.16:18).

Тихон, Патриарх Московский и всея России.

Января 19-го 1918 г.

Послание святейшего патриарха Тихона

от 2(15) марта 1918

(по поводу происходящей в стране междуусобной брани)

Смиренный Тихон, раб Иисус Христов, волею Божией патриарх Московский и всея Руси – архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Российской Церкви.

«Возмогайте во Господе и в державе крепости Его: облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диаволским»

(Еф.6:10–11).

В тяжелые дни скорби всенародной приемлю долг вещать вам слово истины и любви: вместе с вами страдаем, вместе с вами скорбим и плачем. К ужасам жизни, полной бедствий, скорбей и лишений, когда голод, холод и страх за свою жизнь сковали помыслы всех одною заботой о нуждах земных, когда в междоусобной кровавой борьбе земля наша, по слову Псалмопевца, «упоена кровми неповинных сынов и дщерей наших» (Пс.105:37), прибавилось ныне еще новое, тягчайшее для любящего родину сердца русского, горе: тот сильнейший враг, с которым уже более трех лет вел русский народ кровавую брань, в борьбе с которым погибли целые миллионы лучших сынов русской земли, ныне устремляясь с своей боевой силой в глубину нашей родины, чтобы овладеть и «главою» и «сердцем» ее, с неслыханной дерзостью шлет нам свои требования и предписывает принять самые позорные условия мира. И позор совершился: условия приняты... Куда же девалась былая мощь нашей родины? Где вы верные сыны ее, где вы, люди ратные, прежде грудью своей защищавшие, землю родную? Неужели все вы погибли в кровавой борьбе, все полегли на полях боевых? Или, быть может, нет у вас уже больше орудий в руках, нет у вас силы в мышцах, нет огня пылкого в сердце? Ведь, гремят же орудия смерти во взаимной братоубийственной брани; ведь, в жестоких кровавых боях только не с врагами отчизны, а с братьями же вашими по крови и вере, проявляется и сила мышц ваших и пламенная ревность вашего сердца... А с поля ратного, пред лицом врага иноземного, бежите вы с оружием в руках, чтобы этим же оружием расстреливать друг друга в междоусобной борьбе... По истине «осквернися земля наша в делех ваших и заблудились вы в начинаниях своих» (Пс.105:39). Иссякли в вас не крепость телесная, даже и не мужество духа вашего, а исчезла любовь к земле родной, погасло в сердцах ваших пламя веры святой, – той святой веры, которая воодушевляла предков ваших проливать кровь за отчизну свою и на всем протяжении тысячелетнего бытия Русской земли воздвигала среди них мужей силы и духа, достойных вечной и славной памяти в потомстве.

А ныне... позором покрылась наша родина и невольно припоминается слово древнего церковного витии, рисовавшего картину злого татарского ига: «Кровь и отец и братий наших, аки вода многа, землю напои; воевод наших крепость исчезе; храбрыи наши, страха напольшеся, бежаша; множайша же братия и чада наша в плен ведени быша; величество наше смирися, красота наша погибе, богатство наше инии наследоваша, земля наша иноплеменником достояние бысть. В поношение быхом живущим в скрай земли нашея, в посмех быхом врагом нашим..» (сл. Серапиона Владим., XIII в.). С какой поистине изумительной точностью повторились в наши дни ужасы древнего русского лихолетья! Поистине, и днесь, как и прежде, за неверствие наше, за необузданное своеволие сынов века сего, забывших совершенно святой, христианский долг любви к родине, – «разгневася яростию Господь на люди своя и омерзи достояние свое: и предает ны в руки врагов наших, да возобладают нами ненавидящие нас» (Пс.105:40–41).

Где же спасение от гибели? У кого и в чем искать избавления от бед и напастей?

Исстрадавшиеся сыны родины нашей готовы даже малодушно кинуться в объятия врагов ее, дабы искать среди них и под их властию успокоения жизни общественной, прекращения ее ужасов. Горе той власти, которая довела русских людей до такого отчаяния! Но не здесь наше спасение, не от врагов надо ждать избавления; им только приятны все наши нестроения и раздоры, они только и стремились к тому, чтобы посеять в нашей жизни семена вражды и междоусобий внутренних, дабы обессилить воинство наше и тем сокрушить могущество русской земли. Нет, не туда, не во вражеский стан устремляйте взоры свои, все жаждущие мира и спокойствия для нашей отчизны. «Внегда скорбети нам, Го́спода призовем» (Пс.17:7). Только «Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех, обретших ны зело» (Пс.45:2). Но будьте достойны милости Господней: «обратитеся ко Мне, – глаголет Господь, – и спасетеся» (Ис.45:22).

Первее всего – прекратите взаимные распри и междоусобную брань, «измыйте руки ваша крови исполненныя и научитеся добро творити» (Ис.1:16–17). Оставивши злобу и вражду взаимную, возлюбите кийждо ближнего своего; богатые, кормите и одевайте нищих, бедные и убогие, не злобствуйте на имущих достаток, «не ожесточайте сердец ваших» (Евр.3:8), не кляните жребия своего и «довольни будете оброки вашими» (Лк.3:14). Наипаче же «мир Божий да водворится в сердцах ваших» (Кол.3:15).

При таком истинно-христианском настроении вашего сердца, нестрашны вам будут никакие козни вражеские. Пусть даже враг сильнейший и пленит на время ваши города и селения: вы примите сие как выражение гнева Божия, на вас низведенного волею Провидения за прошлое, и в глубоком чувстве искреннего сердечного покаяния почерпнете силу для своего духовного возрождения в будущем, но возрождения, возможного только под сению святой Церкви православной, под мощной защитой оружия веры Христовой.

«Возмогайте во Господе и в державе крепости Его: облецытеся во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диаволским».

Тихон, патриарх Московский и всея России.

Послание святейшего патриарха Тихона

от 5(18) марта 1918

(по случаю заключения Брестского мира)

Божиею Милостию Патриарх Московский и Всея России,

возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской.

«Посрамились мудрецы, смутились и запутались в сеть: вот, они отвергли слово Господне; в чем же мудрость их?... Они говорят: «мир, мир! а мира нет»

(Иер.8:9, 11).

Благословен мир между народами, ибо все братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уготовал Он Свои неисчислимые блага. И Святая Церковь непрестанно возносит молитвы о мире всего мира, уповая, что восторжествует на земле правда Христова и соединит враждующих братьев в единое стадо под водительством единого Небесного Пастыря. И несчастный русский народ, вовлеченный в братоубийственную кровавую войну, нестерпимо жаждал мира, как некогда народ Божий жаждал воды в палящей зноем пустыне. Но не было у нас Моисея, который бы напоил свой народ чудодейственной водой, и не ко Господу, Своему Благодетелю, воззвал народ о помощи, – явились люди, отрекшиеся от веры, гонители Церкви Божией, и они дали народу мир.

Но тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ?

Заключенный ныне мир, но которому отторгаются от нас целые области, населенныее православным народом, и отдаются на волю чу́ждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, – такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения, Церкви же православной принесет великий урон и горе, а отечеству неисчислимые потери.

А между тем у нас продолжается все та же распря, губящая наше отечество. Внутренняя междоусобная война не только не прекратилась, а ожесточается с каждым днем. Голод усиливается, и, чтобы ослабить его, грозят даже изгонять из столиц мирных жителей, не знающих, где им преклонить главу. Рабочим угрожает лишение заработка, возвращающиеся из полков воины не находят работы. Умножаются грабежи и убийства, и для борьбы с ними население часто прибегает к ужасному самосуду.

Устранит ли объявленный мир эти вопиющие к небу нестроения? Не принесет ли он еще бо́льших скорбей и несчастий? Увы, оправдываются слова пророка: «они говорят: «мир, мир!», а мира нет». Нет мира и нет радости, спутницы мира.

Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения.

По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа, поставленные на великое и ответственное служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника древних собирателей и строителей земли русской, Святителей Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена, Мы призываемся совестию своею возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить пред всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир. Этот мир, принужденно подписанный от имени русского народа, не приведет к братскому сожительству народов. В нем нет залогов успокоения и примирения, в нем посеяны семена злобы и человеконенавистничества. В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества. Может ли примириться русский народ с своим унижением? Может ли он забыть разлученных от него по крови и вере братьев? И Православная Церковь, которая не могла бы не радоваться и не возносить благодарственного моления Господу Богу за прекращение кровопролития, не может теперь иначе, как с глубокой скорбью, взирать на эту видимость мира, который не лучше войны.

К тебе же, обольщенный, несчастный русский народ, сердце мое горит жалостию до смерти. «Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое» (Плч.2:11), при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще бо́льших скорбей. Не радоваться и торжествовать по поводу мира призываем мы вас, православные люди, а горько каяться и молиться пред Господом.

Братие! Настало время покаяния; наступили святые дни великого поста. Очиститесь от грехов своих, опомнитесь, перестаньте смотреть друг на друга, как на врагов, и разделять родную страну на враждующие станы. Все мы – братья и у всех нас одна мать – родная русская земля и все мы чада одного Отца Небесного, Которого молим: «Отче наш, остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим» (Мф.6:9, 12).

Пред лицем страшного, свершающегося над страной нашею суда Божия, соберемся все вокруг Христа и Святой Его Церкви. Будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наша братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенныя.

Взываю ко всем вам, архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с проповедью покаяния, с призывом к прекращению братоубийственных распрей и раздоров, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению.

Убеждайте всех усердно молиться Господу, да отвратит Он праведный гнев Свой, грех наших ради на ны движимый, да укрепит наш расслабленный дух и да восставит нас от тяжкого уныния и крайнего падения. И милосердый Господь сжалится над грешной русской землей и помилует ее ради святых угодников Божиих наипаче же Заступницы усердной рода христианского, молитвами коих да снизойдет на Вас благословение Божие. Аминь.

Тихон, Патриарх Московский и всея России.

5 (18) марта 1918 года. Москва.

Поучение к новопоставленному иерею1)

Приветствую тебя, возлюбленный, с принятием благодати священства. Когда душа наша соприкасается с Божественною благодатью, она размягчается в обычном своем ожесточении, как воск делается мягким от действия огня. Думаю, что и твоя душа испытывает подобное состояние в эти священные и исключительные минуты твоей жизни, и пользуюсь этим, чтобы преподать тебе наставление в твоем новом служении. Ты же запечатлей его и преклони «не ухо только, но и сердце» к глаголам моим. Из многих предметов почитаю благовременным огласить слух твой указанием того, что требуется от тебя как священника.

В своем новом сане ты вступаешь на прежнее знакомое тебе место, посему знаешь отчасти, что там потребно. Паству твою составляют греки, арабы, славяне. Многие годы обходились они без священника; прибывши сюда для снискания себе пропитания, хлеба насущного, они, быть может, мало помышляли о хлебе небесном, о «едином... на потребу» (Лк.10:42). От сего сердце их не могло не одебелеть, и когда им было даровано духовное утешение в лице священника, быть может сердце их не достаточно разгорелось святым огнем и не было снедаемо любовью к Божественному. Они и знают, что Божия «Премудрость создала себе и среди них дом, заклала и для них своя жертвенныя... и уготовала трапезу» (Притч.9:1–2), но все же нужно еще звать их и «при дороге, и при вратех, и на вершине гор», звать, чтобы они «оставили свое безумие и предпочли знание Божественнаго чистому золоту» (Притч.8:2–3, 19). Что же? Будем ли тяготиться сим? Ведь мы «рабы премудрости», которых она для сей цели и посылает. «На се бо ныне и ты посылаешься ею». Посему благовествуй не только жаждущим сего, но тяготись «искать и не ищущих тебя и открываться не вопрошающим тебя и простирать руки к непослушным и непокорным» (Ис.65:1–2). Другие нередко «обходят море и сушу, дабы обратить хотя одного» (Мф.23:15). Ускори и ты на помощь и потщися на умоление всех, кои холодны к матери своей, святой церкви православной.

Другую часть твоей паствы составляют воссоединившиеся от унии, живущие в Вилькенсоне. Свою любовь к вере православной они явили, как сам ты знаешь, и добрыми делами. Старайся же, чтобы они не охладели в своей первой любви, а преизбыточествовали в ней. Позаботься и о том, чтобы эта пока еще малая церковная община разрослась, подобно евангельскому горчичному семени, в древо многолиственное (Мф.13:31–32), под которым бы укрывались и не находящиеся пока во дворе нашем. А привлекать она будет чужих более всего тем, если в ней богослужение будет отправляться истово, с благолепием, церковная жизнь отличаться благочинием, если члены общины будут жить в мире, любви, согласии, по братски. Начатки иному там уже положены, нужно только укрепить и развить их; а иное еще и не начато; так, нет там церковной школы, об устройстве которой нужно тебе позаботиться. Я и тебе говорю, и пред другими не умалчиваю, что от церковных школ зависит будущность православия в здешнем крае, что школы эти сугубо здесь необходимы, так как в публичных школах этой страны, как сам знаешь, закону Божию не учат.

До сего сказанное мною относится к внешнему твоему будущему деланию. Но не думай ограничиться одним этим. Быть может, одного внешнего делания достаточно в каком нибудь другом звании, но отнюдь не в пастырском, хотя иные и из пастырей едва ли не все свое служение поставляют во внешнем делании. Обращал ли ты, возлюбленный, свое внимание на слова Спасителя: «многие скажут Мне...: Господи, Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали и не Твоим ли именем бесов изгоняли и многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:22–23). Что же? Значит, можно быть пастырем, проповедовать Христа, именем Его творить чудеса и не быть признану от Господа? Да, и убойся сего, да не постигнет участь сия! Помни, что успех пастырского делания не столько зависит от внешних мероприятий, сколько является следствием духовного подвига и благодатной жизни самого пастыря. Священник лишь в том случае может быть истинным созидателем душ и руководителем их ко Христу, когда он сам созидает себя духовно и в своей совести проходит путь христианского самоусовершенствования. Да иначе и быть не может, ибо таков закон духовной жизни! Надобно, говорит святый Григорий Богослов, прежде самому очиститься, потом уже очищать; умудриться, потом умудрять; стать светом, потом просвещать; освятиться, потом освящать. Один опытный в духовной жизни старец говорил: не сделаешь добра в другом больше, чем сколько будет его в тебе самом.

Посему, для успеха пастырского делания твоего надлежит тебе первее всего позаботиться о собственном просвещении и очищении. Сам Святейший Пастыреначальник Христос пред выступлением на подвиг служения роду человеческому пребыл 40 дней в пустыне в посте и молитве. И, взирая на Пастыреначальника, все истинные пастыри Христовы свое пастырское служение начинали с подвига внутреннего самоусовершенствования. С этого должен начать и ты, тем более, что соделавшись священником, ты, по обстоятельствам, не сразу приступаешь к внешнему пастырскому деланию, – оно некоторое время будет еще в ведении твоего старшего сослужителя о Христе. Употреби же сие переходное время на то, чтобы уготовать себя на великое дело пастырского служения.

Ныне возложением рук моего недостоинства, низведена на тебя Божественная благодать. Да не «тща» она будет в тебе (1Кор.15:10). Для сего полученного тобою духа не угашай, а всемерно возгревай. Кратко укажу тебе некоторые из средств для возгревания духа. Первое – это молитва. Как тело наше не может жить без воздуха, так и душа наша – без дыхания Вседержителева, – без благодати Божией, а благодать паче всего привлекается к человеку чрез усердную и пламенную молитву его к Богу. Ныне воспоминаемый святою церковью преподобный Иоанн Лествичник называет молитву ходатаицей благодатных дарований. А современный нам великий молитвенник – пастырь Иоанн Кронштадтский считает ее пищею, силою, крепостью души, воздухом, светом, животворящею теплотою, небесным дождем, освежающим и оплодотворяющим нашу душу. Словом, без молитвы не может быть истинной духовной жизни, и если молитва, посему, необходима для всякого верующего, то тем паче для иерея, который на то и поставляется, чтобы возносить молитвы к Богу о себе и за люди (Евр.5:3). Посему непрестанно упражняйся в молитве, не ограничивайся общественными служениями, а в клети дома своего, в тиши и уединении, согревай и омывай душу свою молитвою к Богу.

Для возгревания в себе благодати Божией упражняйся еще и в чтении Слова Божия. Слово Божие есть молот, разбивающий и смягчающий наши каменные сердца; есть огонь, пожигающий нечистоту греховную и согревающий наши холодные сердца (Иер.23:29). Оно «полезно есть к учению, к обличению, к исправлению и наказанию..., да совершен будет человек Божий, на всякое дело благое уготован» (2Тим.3:16–17). Посему «поучайся в законе Господни день и нощь» (Пс.1:2). Поставь себе за правило читать слово Божие ежедневно, и читай его с благоговейным вниманием, и тогда то, что казалось тебе в нем давно известным, что раньше не производило на тебя сильного впечатления, то получит для тебя вдруг новый великий смысл и значение, как будто в первый раз услышишь это, произведет трепет в душе твоей и в сердце твое снизойдут мир, отрада и умиление.

Еще много имам сказати тебе, но, быть может, по утомлению своему ты ныне и не вместишь всего. Взамен прими «поучение святительское к новопоставленным иереям» и чтением его назидай и утверждай себя во спасение! А я буду молить Господа, да соделает Он тебя «пастырем добрым, право правящим слово истины». Аминь.

  1. Владимиру Александрову. Из «Американского Православного Вестника» № 8.
  2. Царя Николая II – ред. «ПР».

Приветствие членам Освященного Собора Православной Российской Церкви

Благодарю Господа Бога, сподобившего меня здесь приветствовать Освященный Собор, почти тотчас же после того, что́ совершилось на мне вчера, рукою Божиею. Мне отрадно войти в соприкосновение с людьми близкими мне по духу и общей работе. Могу сказать, что я, как первый Патриарх, являюсь плотью от плоти и костью от костей Собора. От души благодарю Высокопреосвященного Арсения, которого устами говорили Вы. Благодарю за привет, за доброе пожелание и обещание крепкого содружества и сотрудничества.

Конечно, возлюбленные отцы и братие, все мы отлично понимаем, среди каких обстоятельств восстановлено Патриаршество. В тот день, который желали видеть многие, в тот день, который должен быть радостью всей России, – в этот день вместе с радостью сочетавается и скорбь. Ибо «какая житейская сладость печали бывает непричастна?» Этот день сочетавается с грустью относительно тяжелого положения нашей Родины. Но да не смущается сердце наше. Таков закон природы внешней и природы духа. Сам Спаситель сказал: «жена егда рождает, скорбь имать, ибо прииде час ея, егда же родит.., ктому не помнит скорби за радость, яко родися отроча в мир» (Ин.16:21).

Пастырское делание, которое ведают по опыту пастыри Церкви, и то делание, которому Вы, миряне, стали причастны по устроению Русской Церкви, – ясно показывает, какой духовной тяготою, какими муками сопровождается служение всему святому. Но когда произойдет это рождение, тогда забываются те страдания и муки, которыми оно сопровождалось. Мы не только среди великих бурь и оружейного огня вырабатывали положение о Патриархе, но в этих священных стенах мы слышали и различие во взглядах. Но когда голосование приводило к решению, то даже несогласные с нами чувствовали на сердце не тяготу, не злобу, а облегчение. Это показывает, что работа, которую здесь делали члены Собора, угодна Господу Богу, который посылает мир и благодать. Здесь иногда ранее некоторыми высказывались опасения, что восстановление Патриаршества затенит Собор, что Патриарх повредит идее соборности, – могу торжественно засвидетельствовать от своего лица, и думаю, что с этим согласятся и будущие мои преемники, что Патриаршество не представляет угрозы соборности Святой Православной Церкви. Возлюбленные отцы и братие, не таковы теперь времена, не таковы обстоятельства, чтобы кто либо, как бы он велик ни был и какою бы духовною силою ни обладал, мог нести тяготу единоличного управления Русской Церковью.

Вчера в Успенском Соборе я высказал мысль, что до сего времени многие желали восстановления Патриаршества, и были пригодные для этого лица. Находясь в Лавре, я имел духовное утешение совершить поминовение 19 Ноября святителя Филарета – по поводу 50-летия со дня его кончины. Вот, если бы он был жив, тогда не нужно было бы долго задумываться над тем, кого выбирать в патриархи. Это был человек, который отмечен перстом Божиим и был вполне подходящим для Патриаршества. Не именуясь Патриархом, он был на деле как бы Патриархом Русской Церкви. Но все же при нем Патриаршества не было, оно восстановляется при нас. Господь нашел по нашей немощи и по нашей духовной бедности, когда у нас нет такого человека, какими были прежде великие святые, – нашел благовременным дать одному из нас духовный дар – Патриаршество. Сознавая вполне всю свою скудость и немощность, Патриарху нечего и думать о том, чтобы получить власть и господство над Церковию. Нет, ему это не по силам. Я говорил как то в речи на Соборе, что мы должны искать не своей выгоды, не почета, не честолюбия, а иметь в виду пользу и благо Святой Православной Церкви. Это благо созидается общей работой всех, общим сотрудничеством. Как в живом организме каждый член должен быть на своем месте и содействовать общей работе всего организма, так и в церковном теле. И это содружество в работе мы видим на Соборе. Здесь каждый Член Собора вносит в общее дело свою лепту, вкладывает кирпич в фундамент церковного здания. Я вполне надеюсь и на дальнейшую Вашу плодотворную работу по устроению Церкви Божией, верю в это и уповаю, и от души молитвенно призываю благословение Господа на Вас и на Ваши труды.

Собор воспевает τὸν δεσπότην...

22 ноября 1917 года

Приветствие Членам Собора Православной Российской Церкви от лица Московской кафедры

С великою радостию исполняю священный и вместе приятный долг приветствовать Чрезвычайный Собор от лица Московской Церкви. Москва издавна была носительницей и выразительницей церковных верований и религиозных упований. Не видя у себя свыше 200 лет Церковного Собора, она не могла не скорбеть. Лучшие сыны ее – и архипастыри и верующие миряне – жили мечтою о возобновлении соборной жизни Церкви, но по неисповедимым планам Божественного Промышления им не суждено было дожить до настоящих счастливых дней, все они свидетельствованы в вере, не получив обетования. Подобно древнему Израилю, они лишь издали созерцали обетованное нам от Господа, но войти в обетованную землю не могли. И мы уповаем, что с созывом Церковного Собора обновится вся жизнь нашей Церкви, Собор вызовет прилив народной веры и религиозных чаяний.

Верующая Москва ожидает от Собора содействия и в устройстве государственной жизни. Всем ведомо, что Москва и ее Святыни в прошлые годы деятельно участвовали в созидании Русской Державы. Ныне Родина наша находится в разрухе и опасности, почти на краю гибели. Как спасти ее – этот вопрос составляет предмет крепких дум. Многомиллионное население Русской земли уповает, что Церковный Собор не останется безучастным к тому тяжкому положению, какое переживает наша Родина. Созерцая разрушающуюся на наших глазах храмину государственного нашего бытия, представляющую как бы поле, усеянное костями, я, по примеру древнего пророка, дерзаю вопросить: «оживут ли кости сия?» (Иез.37:3).

Святители Божии, пастыри и сыны человеческие! Прорцыте на кости сухие, дуновением Всесильного Духа Божия одухотворите их, и оживут кости сии и созиждутся, и обновится лице Свято-русской земли!

16 августа 1917 года

Речь на торжественном собрании Священного Собора Российской Православной Церкви, посвященном памяти мученически скончавшегося высокопреосвященного Владимира (Богоявленского), митр. Киевского и Галицкого

Преосвященные архипастыри, отцы и братие.

То ужасное кошмарное злодеяние, которое совершено было по отношению к высокопреосвященному митрополиту Владимиру, конечно, еще долго и долго будет волновать и угнетать наш смущенный дух. И еще, надеемся, много и много раз православный русский народ будет искать себе выхода из тяжелого состояния духа и в молитве, и в других сладостных воспоминаниях о почившем убиенном митрополите. Поэтому вполне естественно, достойно и праведно Освященный поместный Собор почти сейчас же после получения известия об убиении митрополита решил, чтобы ему, в Бозе почившему митрополиту, посвятить особенное печально-торжественное заседание, которое я ныне и имею честь объявить открытым. Последующие ораторы, без сомнения, с достаточною полнотою исчерпают жизнь и деятельность в Бозе почившего митрополита и как архиерея, проповедника и как человека частного. Я позволю себе сказать только несколько слов о нем, как члене Святейшего Синода. Мне Господь судил еще лет 15 тому назад заседать с высокопреосвященным митрополитом Владимиром в Святейшем Синоде. И тогда, а особенно впоследствии, неоднократно во время таких заседаний невольно бросалась в глаза его великая ревность, которая снедала его о слове Божием, о Доме Божием, о пользе Святой Церкви. Особенно эта ревность его пылала, когда он сделался первенствующим членом Святейшего Синода. Он был верен канонам Святой Православной Церкви, преданиям отеческим и безбоязненно и смело, честно и благородно исповедывал эту снедающую его ревность пред всеми, какими бы последствиями это не сопровождалось. Может быть, некоторым из тех, кои любят сообразоваться с веком, казалось это отсталостью, косностью, неподвижностью, но все истинные сыны Царства Божия оценят эту ревность и верность канонам и преданиям отеческим в Бозе почившего митрополита. Господь за эту ревность увенчал его мученическою кончиною и на нем исполнилось слово Святого Апостола Павла, который говорит: «вам дано... не только веровать во Христа, но и пострадать за Него» (Флп.1:29). В Бозе почивши митрополит не только имел горячую веру и исповедывал ее, но и мученическою кончиною запечатлел эту веру во Христа.

Конечно, судя по-человечески, ужасною кажется эта кончина, но нет ничего напрасного в путях Промысла Божия, и мы глубоко верим, как высказал на прошлом заседании высокопреосвященный Митр. Антоний, что эта мученическая кончина Владыки Владимира была не только очищением вольных и невольных грехов его, которые неизбежны у каждого, плоть носящего, но и жертвою благовонною во очищение грехов Великой Матушки – России. Да будет же почившему Владыке митрополиту Владимиру вечная и признательная память от всех верующих. Вечная ему память, вечная память, вечная память.

Все присутствующие поют: «Вечная память», трижды.

15 (28) февраля 1918 года.

Речь при наречении во епископа Люблинского

Ваше Святейшество, Богомудрые Архипастыри и Милостивые Отцы!

Ныне услышал я, «что́ рече о мне Господь Бог» (Пс.84:9), призывающий меня чрез Ваше Святейшество к епископскому служению, и ныне изрек на сие: «благодарю, приемлю и ничтоже вопреки глаголю». А между тем в Священном Писании, которое всех нас умудряет во спасение и полезно для нашего научения и наставления (2Тим.3:15–16), есть примеры того, как иные избранники Божии, сознавая трудность служения и свою немощь, уклонялись от бремени, на них возлагаемого. Вот Моисей, которому Господь повелевает вывести народ Божий из работы Египетской; он говорит: «кто́ я, чтобы идти к Фараону? ...что́ сказать мне сынам Израиля? не поверят мне и не послушают голоса моего! и человек я не речистый! Господи, пошли другого!» (Исх.3:11, 13, 4:1, 10, 13). А вот Иеремия; Господь от чрева матери избрал его, освятил и после поставляет пророком, а он отвечает: «о, Господи Боже! я не умею говорить, ибо я еще молод» (Иер.1:6). И из истории Церкви Христовой известно, что многие избранники Божии были при своем избрании «в... страсе и трепете мнозе» (1Кор.2:3), и что великие и сильные духом Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст и другие ужасались высоты, трудности и ответственности святительского служения и уклонялись от избрания на оное. А я, немощный, «ничтоже вопреки глаголю» на сие!

Да не подумает кто-либо при этом, что мне совсем неведома трудность епископского служения. Конечно, неведома она мне на опыте, на деле, но научен и знаю, что епископство воистину есть бремя. Когда-то, в дни ранней юности, епископское служение представлялось мне, – да и мне ли одному! – состоящим из почета, поклонения, силы, власти. «Егда бех младенец, ...яко младенец мудрствовах и яко младенец смышлях; егда же бых муж, отвергох младенческая» (1Кор.13:11). Ныне разумею, что епископство есть прежде и более всего не сила, почесть и власть, а «дело, труд, подвиг». И в самом деле, легко ли быть «всем... вся» (1Кор.9:22)? Легко ли изнемогать за всех, кто изнемогает, и воспламеняться за всех, кто соблазняется (2Кор.11:29)? Легко ли быть «образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1Тим.4:12)? Легко ли суметь, когда следует, одного «обличить», другому «запретить», третьего «умолить со всяким долготерпением» (2Тим.4:2)? Легко ли нести ответственность и за себя, и за паству и пастырей? Легко ли все сие? Святый апостол Павел свидетельствовал о себе: «по вся дни умираю» (1Кор.15:31). И истинная жизнь епископа есть постоянное умирание от забот, трудов и печалей.

Труды сии и печали епископского делания усугубляются в той области нашего отечества, в которую поставляюсь я архиереем.

У пророка Иезекииля говорится, что некогда израильтяне блуждали, как овцы без пастыря, и, разсеявшись, сделались добычею хищных зверей, пока Сам Господь не стал отыскивать и собирать их (Иез.34). И у нас в Холмской Руси почти 300 лет овцы «не имели истинных пастырей»; они рассеялись и «блуждали по высокому холму» и сделались добычею чуждых пастырей, которые «правили ими с насилием и жестокостию», о благе их не заботились, и лишь «ели тук их и во́лною их одевались» (Иез.34:3). Сжалился Господь над овцами и изрек: «взыщу овец Моих от руки пастырей ложных, и не дам им более пасти овец, ...и исторгну ...из челюстей их, и не будут они пищею их» (Иез.34:10). Четверть века тому назад одни из блуждавших овец сами пожелали возвратиться в истинный двор Христов, а других стали разыскивать «по всем местам, в которые они были рассеяны в день облачный и мрачный». Но в долгое странствование и блуждание кроткие овцы переменились в дикие козлища. К тому же и прежние обладатели их не хотели без бою уступить их. И вот теперь и приходится отыскивать потерявшихся овец, возвращать угнанных, перевязывать пораненных, укреплять больных, сокрушать разжиревших и буйных (Иез.34:16) и вести борьбу с похищавшими овец.

Не думаю, чтобы это было легко для всякого и наипаче для меня.

Бремя епископства возлагается на меня в сравнительно юные годы. Правда, в молодые годы у человека силы свежее, и больше у него отзывчивости, бодрости и одушевления, но зато не богат он житейскою опытностью, постоянством, настойчивостью, терпением, хладнокровием, серьезностью и рассудительностью, – словом, не богат тем, что так необходимо для успеха всякому делателю. В молодые годы человек сам нуждается в руководстве, а на меня возлагают руководительство других! Невольно при сем предносится мне предостережение святого апостола Павла Тимофею: «никтоже о юности твоей да не радит» (1Тим.4:12), т. е. не доводи себя до того, чтобы тобою пренебрегали из-за юности твоей; напротив, поступай так, чтобы дела твои не давали видеть твоего возраста, и все имели тебя не как юного, а как старца; чтобы старшие возрастом краснели, не являя себя подобным тебе, в добрых нравах, а юные имели в тебе – сверстнике своем – учителя (св. Амврос. Медиол.); для сего «будь образцом для верных в слове, житии, в любви, в духе, в вере и чистоте» (1Тим.4:12).

Но откуда же мне – слабому и немощному – взять сил для сего? Оттуда, откуда почерпал их и святый Тимофей. «Не неради, – пишет ему святый апостол Павел, – о... даровании, живущем в тебе, еже дано тебе бысть пророчеством с возложением рук священничества» (1Тим.4:14).

Верую и исповедую, что, по слову святого Апостола, «не... довольни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога» (2Кор.3:5); что благоуспешность в прохождении служения зависит не столько от человеческих сил и достоинств, сколько от силы Божией, которая и «в немощи совершается» (2Кор.12:9).

«Вем и истинно известен есмь, яко несмь достоин к толикой тайне архиерейства приступити, но вем во истину и верую от всего сердца и усты исповедую, яко силен есть Господь мя удостоити сего» (из молитвы св. Амвр. Медиол.).

Верую и исповедую, что возложением святительских рук ваших будет и мне сообщена благодать Божия, которая уврачует мою немощь и восполнит мою скудость.

О сем молю вы, святители Божии, да молитвы ваши соделают мене «искусным... пред Богом, делателем непостыдным, право правящим слово истины» (2Тим.2:15).

Уповаю также, что руководитель и покровитель мой владыка Флавиан и впредь не оставит меня своею любовью, своими мудрыми и опытными советами и отеческими указаниями.

Уповая на все сие, я и не отметаю ныне благодати епископства и дерзаю глаголати Вашему Святейшеству: се раб Господень: буди мне по глаголу» вашему!

18 октября 1897 года.

Речь при освящении Нью-Иоркской

православной русской церкви

Приветствую вас, православные русские люди, с торжеством освящения вашего храма. Настоящий день столь же для нас радостен, как некогда для Израиля был радостен день, когда вместо скинии был создан при Соломоне храм Господень.

И подлинно, до сих пор мы имели в Нью-Иорке как бы только скинию. Как скиния переносилась из одного города в другой, так и мы переходили с своим храмом здесь с одного места на другое. И как Давид некогда смущался тем, что он «живет в доме кедровом, а ковчег Божий находятся под шатром» (2Цар.7:2), так и мы многократно сетовали на то, что храм наш и беден, и тесен, и неудобен.

Ныне положен конец таким сетованиям, и услышаны Господом сердечные воздыхания наши о том, чтобы в великом граде сем был воздвигнут храм, достойный русского народа и соответствующий величию православной веры! Правда, по своим богатствам наш новый храм уступает многим храмам великой земли русской, но зато он, как и Соломонов храм, имеет миссионерское значение: уповаем, что о нем услышат и инославные, и придут в него, и помолятся здесь, и возденут руки своя к Богу нашему!

Возблагодарим же Господа, благодеющего нам, подвигшего добрых русских людей на жертвы для создания храма сего и освятившего его ныне благодатию Всесвятаго Духа Своего!

«Вкусивши ныне яко благ Господь» (1Пет.2:3), помогший вам воздвигнуть сей величественный каменный храм, и сами вы, братья, по слову апостола Петра, «как живые камни, устрояйте из себя храм духовен» (1Пет.2:5), т. е., созидайте из себя церковную общину, столь же твердую и прочную, как и сей храм ваш. До сих пор, пока у вас не было настоящего храма, пока было лишь временное помещение для него, и другим казалось, и вам думалось иногда, что быть может и все дело православной церкви здесь лишь временное. Ныне, с устроением постоянного храма, опасения эти рассееваются. «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:18), «и се Аз с вами есмь... до скончания века. Аминь» (Мф.28:20). Верим и уповаем, что эти обетования Христовы касаются и нашего дела здесь, и посему приступайте ко храму сему без опасений, с дерзновением, соберитесь возле него, составьте одну дружную семью, «союзом веры и любви связуеми». Вы знаете, что у нас в России храм и приход тесно связаны между собою. Пусть будет так и у вас. Любите свой храм и чаще посещайте его. Русские люди издавна слывут за набожных и за любителей святых Божиих церквей: храмами стоит и красуется святая Русь. К сожалению, иные русские, попав заграницу, по малодушию стыдятся сохранять здесь добрые обычаи своей родной веры и отречением от оных думают снискать себе уважение иностранцев. Горькое и печальное заблуждение: отступников никто не уважает! Не говоря уже о том, что Господь нам изрек о таковых: «кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет во славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк.8:38). Вы же не тако: в православной вере стойте, родные предания держите и храм Божий любите.

Объединяясь около храма, вы и из самих себя созидайте «храм духовен» (1Пет.2:5), чтобы самих себя, свою душу, свою жизнь посвящать на служение Богу. Не забывайте, что как храм ваш, так и вся ваша церковная община имеет миссионерское значение: «вы – род избранный, ...люди взятые в удел», дабы возвещать окружающим вас инославным чудный свет православия (1Пет.2:9).

В одной из дивных молитв при освящении храма мы просим Господа о том, чтобы созданный храм служил нам «во управление жития, во исправление благаго жительства и во исполнение всякия правды». Посему при освящении вашего храма нахожу благовременным умолять вас словами святого апостола Петра, которые имеют близкое приложение и к вам. «Возлюбленные! Прошу вас, как пришельцев и странников, удаляться от плотских похотей, возстающих на душу, и провождать добродетельную жизнь.., дабы» окружающие вас инославные, «видя добрыя дела ваши, прославляли Бога» и церковь вашу. «Такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей; как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии, будьте покорны всякому начальству, всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь. Более же всего имейте усердную любовь друг к другу, ибо любовь покрывает множество грехов. ...Будьте все единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосерды, дружелюбны, смиренномудры. ...Служите друг другу каждый тем даром, какой получили от Бога, дабы во всем прославлялся Бог чрез Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков, аминь» (1Пет.2:11–12, 15–17, 3:8, 4:8–11).

10 ноября 1902 года.

                            

Гостевая книга Гостевая книга

Источник: Речь преосвященного Тихона, епископа Алеутскаго и Северо-Американскаго, при освящении Нью-Иоркской церкви. // Прибавления к Церковным ведомостям, издаваемым при Святейшем Правительствующем Синоде. Еженедельное издание. № 50. – 14 декабря 1902 года. – СПб.: Синодальная Типография, 1902. – С. 1768–1769.

Россия в проказе

Поучение, сказанное при служении литургии в Николо-Воробьинской церкви в Москве 14 января 1918 г.

Возлюбленные братие, вы только что выслушали в Евангельском чтении повествование о том, как Господь наш Иисус Христос исцелил десять прокаженных мужей.

Проказа – ужасная, тяжкая болезнь, часто встречающаяся на Востоке. Тело больного покрывается язвами и струпьями, кожа лопается и гноится, члены по частям отпадают (Иов.7:5), и все это длится по целым годам! Страдальцы «ждут смерти, и нет ее», и обрадовались бы до восторга, если бы нашли гроб (Иов.3:21–22). Прокаженного все чуждаются, близкие покидают и знакомые забывают его, гнушаются те, которые раньше любили его (Иов.19:13–19).

Эти мучительные переживания прокаженных невольно напоминают собою то ужасное состояние, в котором находится ныне наша дорогая Родина, страдалица Россия.

Все тело ее покрыто язвами и струпьями, чахнет она от голода, истекает кровью от междоусобной брани. И как у прокаженного отпадают части ее – Малороссия, Польша, Литва, Финляндия, и скоро от великой и могучей России останется только одна тень, жалкое имя. «Как сокрушен жезл силы, посох славы!» (Иер.48:17). «Великий между народами, князь над областями, становится данником. Горько плачет он ночью, и слезы его на ланитах его. Нет у него утешителя из всех, любивших его» (Плч.1:1–2). Как прокаженный, Родина наша покрылась стыдом и стала «посмеянием и ужасом для всех, окружающих» ее (Иер.48:39). Вы, конечно, читали сообщение о том, как иногда за границей наши союзники при появлении русских в общественных местах спешат уйти от наших соотечественников, как бы от заразы. И мы сами у себя дома нередко отмежевываемся от тех, кого еще недавно считали своими защитниками и на кого взирали с гордостью и упованием. Так происходит «переоценка ценностей», столь для нас плачевная!

Где же выход из современного печального положения нашего? Все чаще и чаще раздаются голоса благомыслящих людей, что «только чудо может спасти Россию». Верно слово и всякого приятия достойно, что силен Бог спасти погибающую Родину нашу. Но достойны ли мы этой милости Божией, – того, чтобы над нами было сотворено чудо? Из Святого Евангелия мы знаем, что Христос Спаситель в иных местах не творил чудес за неверствие жителей (Мф.13:58) и с другой стороны Господь, предсказуя ученикам Своим грядущие бедствия – войны, глады, моры, землетрясения, изрек, что избранных ради прекратятся эти тяжелые дни (Мф.24:22). Есть ли среди нас, братие, хотя бы немногие праведные мужи, ради коих Господь милует народы. То ведает один Бог! А мы, подобны Евангельским прокаженным, ставши издалеча, вознесем глас, глаголюще: «Иисусе наставниче, помилуй ны» (Лк.17:12–13). Да не взыщеши дел, оправдающих нас, аще бо праведника спасеши, ничтоже велие; и аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно: достойно бо суть милости Твоея, но на нас грешных удиви милость Твою и спаси ны прежде даже до конца не погибнем.

Слово в день священного коронования и помазания на царство Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича, произнесенное в Нью-Иоркском соборе 14 мая 1905 года.

Сегодня мы, возлюбленные соотечественники, воспоминаем священное коронование государя нашего 1), и в сей день почитаю уместным побеседовать с вами о самодержавной власти, коя присуща русским царям.

Нам, живущим вдали от родины, в земле чуждей, среди людей, мало, а то и совсем незнающих нашей страны и ее установлений, весьма часто приходится слышать нарекание, осуждение и осмеяние родных и дорогих нам учреждений. Такому нападению особенно подвергается самодержавие, одна из основ русского государства. Многим оно здесь представляется каким-то «пугалом», восточным деспотизмом, тираниею, азиатчиною, ему приписываются все неудачи, недочеты и нестроения русской земли: Россия-де всегда будет колоссом на глиняных ногах, пока не заведет у себя западной конституции, правового порядка, учредительного собрания. С голоса таких порицателей и доморощенные политики стали последнее время кричать в России: «Долой самодержавие».

Мы не можем разубедить всех тех, которые желают обольщаться, у которых очи не видят и уши не слышат; но на нас, живущих за границею и из этого далека любящих родную землю, лежит особый долг просветить, ознакомить здешних честных мыслителей с тем, что такое на самом деле самодержавие в России. Кстати, знаменитому нашему проповеднику преосвященному Амвросию Харьковскому был сделан упрек, что мы, духовные, сегодня хвалим самодержавие, а при изменившемся сверху режиме так же будем славословить и конституционного государя, как и самодержавного («Вера и Разум» 1901 г., стр. 461). Неправда. Мы учим и будем учить о подчинении всякой власти (даже и республиканской, народной), ибо власть от Бога; но мы не обинуясь утверждаем, что самодержавие наиболее отвечает идее верховной власти и строю русского государства, связанному с духовными, бытовыми, племенными, географическими и другими условиями.

Власть самодержавная означает то, что власть эта не зависит от другой человеческой власти, не почерпается от нее, не ограничивается ею, а в себе самой носит источник бытия и силы своей. Такою и должна быть царская власть. Ибо для чего существует она? Евреи просили себе у пророка Самуила царя для того, чтобы он судил и защищал их (1Цар.8:5, 20). И псалмопевец Давид молился о сыне своем Соломоне: «Боже, суд Твой цареви даждь и правду Твою сыну цареву судити людем Твоим в правде... судит нищим людским и спасет сыны убогих и смирит клеветника; избави нища от сильна и убога, ему же не бе помощника» (Пс.71:1–2, 4, 12 и далее). Значит, царская власть должна стоять на страже права и справедливости, защищая от насилия подданных и особенно сирых и убогих, у которых нет других помощников и защиты. А для этого она и должна быть самодержавна, неограничена и независима ни от сильных, ни от богатых. Иначе она не могла бы выполнить своего назначения, так как ей приходилось бы постоянно трепетать за свою участь и чтобы не быть неизвергнутою, угождать богатым, сильным и влиятельным, служить правде, как понимают ее эти последние, творить суд человеческий, а не Божий.

Такая самодержавная-царская власть и есть в нашем отечестве, которое пришло к ней путем долгих мучений от внутренних междуусобиц князей и от тяжкого рабства под гнетом иноверных врагов. Царь в России владеет силой и свободой действий в такой мере, какая только возможна для человека. Ничто и никто не стесняет его: ни притязания партий, ни выгоды одного какого-нибудь сословия в ущерб другим. Он стоит неизмеримо выше всех партий, всех званий и состояний. Он беспристрастен, нелицеприятен, чужд искательства, угодничества и корыстных побуждений, ни в чем этом он не нуждается, ибо стоит на высоте недосягаемой и в величии его никто ничего не может ни прибавить, ни убавить. «Не от рук подданных своих угождения приемлет, и напротив сам дает им дары»; не о своих интересах заботится, а о благе народа, о том чтобы «вся устроити к пользе врученных ему людей и к славе Божией». Ему одинаково дороги права и интересы всех подданных, и каждый из них имеет в нем защитника и покровителя. Царь есть «батюшка» для народа, как трогательно называет его сам народ. Самодержавие и основано на чувстве отеческой любви к народу, и любовь эта устраняет всякую тень деспотизма, порабощения, своекорыстного обладания, что теперь иные стараются набросить на русское самодержавие. Да и как не стыдно говорить о деспотизме царской власти, когда носители ее – возьмем ближайших к нам государей – великого царя освободителя Александра II, мудрого и праведного Александра III, и кроткого и доброго Николая II, – составляют предмет удивления и восхищения благомыслящих людей даже и вне России! Не странно ли говорить о тираннии царской власти, когда с молоком матери всасывает русский человек любовь к царю своему, когда потом любовь эту он воспитывает в себе до восторженного благоговения, когда к царю своему он проявляет полное повиновение и преданность, когда разные смутьяны даже обманывают его и подбивают на бунты именем царя, когда за царя он всегда готов и умереть? Нет, деспотов и тиранов боятся и трепещут, но не любят.

Но говорят, и в последнее время особенно часто, что царская власть в России только по идее самодержавна, а на деле самодержавными являются органы ее – чиновники бюрократы, которые всем правят – и правят плохо, которые создают средостение между царем и народом, – голос и нужды народа не доходят до царя («До Бога высоко и до царя далеко»). Народ больше знает свои нужды, чем чиновники и царь, лучше понимает свое благо и пользу и посему самому народу и надлежит ведать все это и управлять, как и делается это в других государствах.

Конечно, у царской власти есть свои органы, и органы эти как человеческие, не чужды недостатков, несовершенств и возбуждают против себя подчас и справедливые нарекания. Но спросим, где же этого не бывает? Пусть нам укажут такую блаженную страну! Мы, вот, живем в государстве, где народ сам управляет и сам выбирает своих чиновников. А всегда они на высоте? И разве здесь не бывает крупных злоупотреблений? Говорят, что при царской власти таких злоупотреблений больше, потому что при ней остается широкое поле для бюрократии, которая захватила теперь в свои руки все бразды правления. На бюрократию теперь особенно нападают, хотя горький исторический опыт показывает, что порицатели бюрократии, как скоро получают власть в свои руки, превращаются в тех же бюрократов, иногда даже и горших. Но ведь бюрократия к существу самодержавной власти не относится, и царь помимо ее входит в непосредственное соприкосновение с народом, выслушивает голос народный «по вопросам государственнаго благоустройства», принимает депутации даже от бастующих (что не всегда бывает и в республиках), и в неустанном попечении о благе и улучшении государства «привлекает достойнейших, доверием народа облеченных, избранных от населений людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений».

А что касается любезного для иных народоправительства, то это одно заблуждение, будто сам народ правит государством. Предполагается, что весь народ в народных собраниях вырабатывает законы и избирает должностных лиц, но это только так по теории, и возможно было бы в самом маленьком государстве, состоящем из одного небольшого города. А на деле не так. Народные массы, угнетаемые заботами о средствах к жизни и незнакомые с высшими целями государственными, не пользуются своим самодержавием, а права свои передают нескольким излюбленным людям, выборным. Как производятся выборы, какие средства практикуются, чтобы попасть в число избранных, нет нужды говорить вам, сами видали здесь. Итак народ не правит, а правят выбранные, и так как избраны они не всем народом, а частью его (большинством?), партиею, то и управляя они выражают не волю всего народа, а лишь своей партии (а иногда даже чисто свою волю, т. к. забывают даже и об обещаниях, которые они расточали перед своими выборами) и заботятся о благе и интересах своей партии, а к противной относятся деспотически, всячески ее утесняя и оттирая от власти.

И вот такой несовершенный строй некоторые и желают ввести и в нашем государстве часто потому только, что он есть у других народов более нас образованных. Забывают однако, что каждый народ имеет свои особенности и свою историю, и что может быть хорошо для одного, для другого оказывается непригодным. Прочны и действенны только те учреждения, корни которых глубоко утвердились в прошедшем известного народа и возникли из свойства его духа. Правовой порядок (конституция, парламентаризм) имеет такие корни у некоторых западных народов, а у нас в России из недр народного духа возникло самодержавие, и оно наиболее сродно ему. С этим необходимо считаться всякому, и производить опыты по перемене государственного строя дело далеко не шуточное: оно может поколебать самые основы государства вместо того, чтобы помочь делу и исправить некоторые недочеты. Имеяй уши слышати, да слышит!

Мы же, братья, будем молить Господа, дабы Он и на далее сохранил для России царя самодержавного и даровал ему разум и силу судить людей в правде и державу Российскую в тишине и без печали сохранити.

«Американский православный вестник», № 10, 1905 г.

Слово в Крестовой церкви Троицкого Подворья при благовестии ему патриаршества*

Возлюбленные о Христе отцы и братие. Сейчас я изрек по чиноположению слова: «Благодарю, и приемлю, и нимало вопреки глаголю». Конечно безмерно мое благодарение ко Господу за неизреченную ко мне милость Божию. Велика благодарность и к Членам Священного Всероссийского Собора за высокую честь избрания меня в число кандидатов на патриаршество. Но, рассуждая по человеку, могу многое глаголать вопреки настоящему моему избранию. Ваша весть об избрании меня в патриархи является для меня тем свитком, на котором было написано: «Плачь, и стон и горе», и каковой свиток должен был съесть пророк Иезекииль (Иез.2:10, 3:1). Сколько и мне придется глотать слез и испускать стонов в предстоящем мне патриаршем служении, и особенно – в настоящую тяжелую годину! Подобно древнему вождю еврейского народа – пророку Моисею, и мне придется говорить ко Господу: «для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Разве я носил во чреве весь народ сей и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребенка? ...Я один не могу нести всего народа сего, потому что он тяжел для меня» (Чис.11:11–12, 14). Отныне на меня возлагается попечение о всех церквах Российских и предстоит умирание за них во вся дни. А к сим кто доволен, даже и из креплих мене! Но да будет воля Божия! Нахожу подкрепление в том, что избрания сего я не искал, и оно пришло помимо меня и даже помимо человеков, по жребию Божию. Уповаю, что Господь, призвавший меня, Сам и поможет мне Своею всесильною благодатию нести бремя, возложенное на меня, и соделает его легким бременем. Утешением и ободрением служит для меня и то, что избрание мое совершается не без воли Пречистыя Богородицы. Дважды Она, пришествием Своея честныя Иконы Владимирския, в храме Христа Спасителя присутствует при моем избрании; в настоящий раз самый жребий взят от Чудотворного Ее образа. И я как бы становлюсь под честным Ее омофором. Да прострет же Она – Многомощная – и мне слабому руку Своея помощи, и да избавит и град сей, и всю страну Российскую от всякия нужды и печали.

5-го ноября 1917 года

* 21-го ноября сего года исполняется ровно 15 лет со дня возведения на Патриарший Престол Святейшего Тихона, до того недолго бывшего митрополитом Московским. В Сергиевских Листках уже были помещены и портрет святителя (в № 22-м – 6-м 1929 года) и краткая его биография (в № 37-м – 11-м 1930 года).

Слово в Успенском соборе Московского кремля по принятии жезла Святителя Петра митрополита

Устроением промышления Божия, мое вхождение в сей соборный патриарший храм Пречистыя Богоматери совпадает со всечестным праздником Введения во храм Пресвятыя Богородицы. «Сотвори архиерей Захария вещь странну и всем удивительну, егда введе Отроковицу в самую внутренную скинию, во святая святых, сие же сотвори по таинственному Божиему научению» (Четьи-Минеи 21 ноября). Дивно для всех и мое – Божиим устроением – нынешнее вступление на патриаршее место после того, как свыше 200 лет стояло оно пусто. Многие мужи, сильные словом и делом, свидетельствованные в вере, – мужи, которых весьма и не был достоин, не получили, однако, осуществления своих чаяний о возстановлении патриаршества на Руси, не вошли в покой Господень, в обетованную землю, куда направлены были их святые помышления, ибо Бог прозрел нечто лучшее о нас (Евр.11:39–40).

Но да не впадем от сего, братие, в гордыню. Один мыслитель, приветствуя мое недостоинство, писал: «Может быть дарование нам патриаршества, которого не могли увидеть люди, более нас сильные и достойные, служит указанием проявления Божией милости именно к нашей немощи, к бедности духовной». А по отношению ко мне самому дарованием патриаршества дается мне чувствовать, как много от меня требуется, и как многого до сего мне не достает. И от сознания сего священным трепетом объемлется ныне душа моя.

Подобно Давиду, и «я мал бех в братии моей, а братии мои – прекрасны и велики, но Господь... благоволил избрать меня» (Пс.151:1, 5). «Кто же я, Господи, Господи, ...что Ты так возвеличил меня, ...Ты знаешь раба Твоего, и что... может сказать Тебе. ...И ныне... благослови... раба Твоего» (2Цар.7:18, 20, 29). Раб Твой среди народа Твоего, столь многочисленного, – даруй же мне сердце разумное, дабы мудро руководить народом по пути спасения (3Цар.3:8–9). Согрей сердце мое и любовию к чадам Церкви Божией и расшири его, да не тесно будет им вмещаться во мне. Ведь архипастырское служение есть по преимуществу служение любви. Горохищное обрет овча, архипастырь подъемлет е на рамена своя.

Правда, патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди бурь, раздирающих горы и сокрушающих скалы, среди огня и орудийной смертоносной пальбы. Вероятно, и само оно принуждено будет не раз прибегать к мерам прещения для вразумления непокорных и для восстановления порядка церковного. Но как в древности пророку Илии явился Господь не в буре, не в трусе, не в огне, а в прохладе, в веянии тихого ветерка, так и ныне на наши малодушные укоры: «Господи, сыны Российские оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники, стреляли по храмам и Кремлевским святыням, избивали священников Твоих», – слышится тихое веяние словес Божиих: «Еще семь тысяч мужей не преклонили колен пред современным ваалом и не изменили Богу истинному» (3Цар.19:10–12, 14, 18).

И Господь как бы говорит мне так: иди и разыщи тех, ради коих еще пока стоит и держится Русская земля. Но не оставляй и заблудших овец, обреченных на погибель, на заклание, овец по-истине жалких. Паси их, и для сего возьми жезл сей, «жезл... благоволения» (Зах.11:7). С ним потерявшуюся отыщи, угнанную возврати, пораженную перевяжи, больную укрепи, разжиревшую и буйную истреби, паси их по правде (Иез.34:16).

В сем да поможет мне Сам Пастыреначальник, молитвами и предстательством Пресвятыя Богородицы и Святителей Московских, Бог да благословит всех вас благодатию Своею. Аминь.

21 ноября 1917 года