Письмо к Эпиктету и народу ассуританскому о Фортунациане, прежнем его епископе

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к Эпиктету и народу ассуританскому о Фортунациане, прежнем его епископе

Киприан брату Эпиктету и народу ассуританскому желает здоровья.

Тяжкою скорбию возмущен я был, возлюбленнейшие братья, когда узнал, что Фортунациан, прежний епископ ваш, после тяжкого своего преступного падения снова хочет действовать по-прежнему, присваивая себе епископство. Это опечалило меня прежде всего из-за него самого: будучи или совершенно помрачен тьмою диавольскою, или обольщен святотатственным убеждением некоторых, — он, несчастный, в то время, когда нужна бы, для удовлетворения и умилостивления Господа, проводить дни и ночи в слезах, мольбах и молитвах, дерзает еще присваивать себе священство, которому изменил. Как будто позволительно после жертвенника диавольского приступать к алтарю Божию! Как будто в день суда он не навлечет на себя большего гнева и негодования Божия за то, что, не быв для братьев вождем в вере и добродетели, стал наставником вероломства, дерзости и безрассудства и, не научивши братьев твердо стоять на брани, начал своим учением отвращать побежденных и падших даже от молитвы! А Господь говорит: тем пролиял еси возлияния и тем принесл еси жертвы, о сих убо не разгневаюся ли? (Ис. 57, 6). И в другом месте: иже жертву приносит богом, смертию да потребится, но точию Господу единому (Исх. 22, 20). И еще Господь вещает так: и поклонишася тем, яже сотвориша персты их: и преклонися человек, и смирися муж, и не претерплю им (Ис. 2, 8–9). В Апокалипсисе также читаем слова Господа, грозящего гневом: аще кто поклоняется зверю и иконе его, и приемлет начертание на челе своем, или на руце своей: и той имать пити от вина ярости Божия, вина нерастворена, в чаши гнева Его, и будет мучен огнем и жупелом пред Ангелы святыми, и пред Агнцем, и дым мучения их во веки веков восходит: и не имут покоя день и нощь покланяющиися зверю и образу его (Апок. 14, 9–11). Если такими муками, такими наказаниями в день суда угрожает Господь тем, которые повинуются диаволу и приносят жертвы идолам, то каким образом может считать себя вправе исполнять должность священника Божия тот, кто повиновался и служил священникам диавола? Или каким образом может он считать себя вправе при жертвоприношении Божием и молитве Господней возносить ту руку, которая послужила святотатству и преступлению, между тем как в Божественных Писаниях Бог воспрещает приступать к жертвоприношению священникам, виновным даже в легчайшем преступлении? Так, в книге Левит Бог говорит: человек от рода твоего в родех ваших, аще коему будет на нем порок и недастаток, да не приступит приносити дары Бога (Лев. 21, 17–18). Также в книге Исхода (19, 22): жрецы же приступающии ко Господу Богу да освятятся, да не когда погубит от них Господь. И еще: егда приходят служити к жертвеннику святыни, и да не наведут на ся греха, да не умрут (Исх. 28, 43). И так те, которые навели на себя тяжкие грехи, то есть приносили святотатственные жертвы, жря идолам, не имеют права ни усвоять себе священство Божие, ни под предлогом его приносить молитву за братьев, когда в Евангелии сказано: грешники Бог не послушает; но аще кто богочтец есть и волю Его творит, того послушает (Ин. 9, 31). Впрочем, глубокий и непроницаемый мрак так ослепил сердца некоторых, что они нисколько не допускают к себе света спасительных заповедей и, раз оставивши правый путь истины, среди ночи и заблуждения уносятся по скользкой и обрывистой дороге своих преступлений. И ничего нет удивительного, если наши соборы и Божественные заповеди отвергаются теми людьми, которые отвергли Самого Господа. Они ищут прибыли, приношений и корысти, за которыми и прежде ненасытно гонялись; они жаждут и ныне пресыщений и пиршеств, которые недавно отринулись возрастающею ежедневно грубостию; этим весьма ясно они показывают, что и прежде служили не благочестию, а своему чреву и любостяжанию, с постыдною жадностию. Отсюда, как мы усматриваем и веруем, произошло по Божественному изволению и определение, чтобы не оставались у алтаря и впредь не прикасались к чистоте кровосмесители, к вере вероломные, к благочестию нечестивые, к Божественному земные, к священному святотатцы. Потому всячески надобно заботиться, чтобы такие люди вновь не возвращались для осквернения алтаря и заразы братьев; надобно со всем усилием и сколько можно стараться отражать эту преступную дерзость их, по которой усиливаются войти в священнические права те, кто, упав в смертную пропасть, по большей важности своего падения низринулись глубже падших мирян. Если же буйство безумных окажется неисправимым, если начавшееся ослепление продолжится, как темная ночь между этими людьми, оставленными Святым Духом, то с нашей стороны будет благоразумно, если мы станем отделять каждого из братьев порознь от их обольщения и предохранять от их заразы, дабы никто не попал в сети заблуждения; потому что приношение не может быть освящено там, где нет Святого Духа, и Господь не исполнит по молитвам и прошениям того, кто сам тяжко оскорбил Господа. Если Фортунациан, не сознавая своего преступления по диавольскому ослеплению и сделавшись служителем и рабом диавола для обольщения братьев, будет упорствовать в своем буйстве, то вы приложите все свое усердие и в этом мраке, среди которого свирепствует диавол, предохраните от заблуждения души братьев: пусть они не пристают к чужому безумию; пусть не приобщаются преступлениям людей отчаявшихся, но, оставаясь непорочными, пусть непрестанно заботятся о своем спасении и чистоте, которую сберегли и сохранили. Падшие же, которые сознают тяжесть своего преступления, пусть неотступно умилостивляют Господа; пусть не оставляют постановленной Господом кафолической Церкви, которая есть одна и единственна, но, раскаиваясь и испрашивая милосердия Господня, пусть толкут в Церковь, чтобы быть им принятыми туда, где они были, и возвратиться ко Христу, от Которого отступили. Пусть они не слушают тех, кои увлекаются хитрым и смертоносным обманом, помня слова Писания: никтоже вас да льстит суетными словесы: сих бо ради грядет гнев Божий на сыны непокоривыя. Не бывайте убо сопричастницы сим (Еф. 5, 6–7). Итак, никто не должен следовать за непокоривыми, не боящимися Бога и всецело отступающими от Церкви. А кто окажется нетерпеливым в принесении покаяния пред Господом, которого оскорбил он; кто не станет повиноваться нам, но последует за людьми отчаянными и погибшими: тот будет отвечать, когда настанет день Суда. И каким образом может умолить Господа в этот день тот, кто и прежде сего отвергал Христа и ныне отвергает Христову Церковь и, не повинуясь здравым, непорочным и живым епископам, сделался участником и общником мертвецов?

Желаю вам, возлюбленнейшие и вожделеннейшие братья, всегда здравствовать.