Письмо к клиру и народу фурнитанскому о Викторе, назначившем пресвитера Фавстина опекуном

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к клиру и народу фурнитанскому о Викторе, назначившем пресвитера Фавстина опекуном

Киприан пресвитерам, диаконам и народу желает здоровья.

Сильно огорчены были и я, и находившиеся здесь мои товарищи, и заседавшие с нами наши сопресвитеры, когда мы узнали, возлюбленнейшие братья, что брат наш Виктор, умирая, духовным своим завещанием назначил пресвитера Геминия Фавстина опекуном, между тем как уже прежде было постановлено Собором епископов, чтобы никто не избирал себе опекуна или душеприказчика из клириков и служителей Божиих; потому-то каждый из них, удостоившись Божия священства и будучи поставлен на служение Церкви, должен служить только алтарю и жертвам, заниматься только молитвами и молениями. В Писании сказано: никтоже воин бывая обязуется куплями житейскими, да воеводе угоден будет (2 Тим. 2, 4). Если это сказано обо всех, то тем более не должны связываться мирскими хлопотами и узами те, которые, занимаясь делами Божиими и духовными, не могут оставлять Церкви для занятий земными мирскими делами. Этот образ чиноположения и обязанности прежде, в законе, соблюдали левиты: в то время как одиннадцать колен разделяли страну и брали в ней участки, колено Левиино, предназначенное для занятий при храме, алтаре и Божественных службах, не должно было участвовать в этом разделе; но, предоставляя другим возделывание земли, оно долженствовало служить только Богу, на пищу же и одежду получать от одиннадцати колен десятину от плодов, производимых землею. Все это было сделано по воле и распоряжению Божию с тем, чтобы лица, занятые Божественными службами, не были ничем развлекаемы и не были в необходимости думать и хлопотать о делах мирских. Таков же чин и порядок соблюдается клиром и ныне: те, которые в Церкви Божией избираются в духовный сан, не должны ничем отвлекаться от Божественного служения, не должны связываться хлопотами и занятиями мирскими; но, как братья, живущие приношениями, как бы десятинами от плодов, они должны быть неотступно у алтаря и священнослужений, трудиться денно и нощно для дел небесных и духовных. Посему-то епископы, наши предшественники, по благочестивом размышлении и со спасительною предусмотрительностию, постановили, чтобы никто из братьев, умирая, не назначал клирика опекуном или душеприказчиком, а если бы кто это сделал, то не должно быть ни приношения за него, ни совершаться торжественная жертва об его упокоении. Ибо тот не заслуживает поминовения у алтаря Божия в молитвах священников, кто хотел отвлечь от алтаря священников и служителей Церкви. И потому Виктор, который, вопреки недавно сделанному соборному постановлению, дерзнул назначить опекуном пресвитера Геминия Фавстина, не заслуживает, чтобы об упокоении его было у вас приношение или чтобы в Церкви была совершаема о нем общественная молитва: да будет соблюдено соборное постановление, сделанное по благочестию и по необходимости; и вместе с тем да будет подан пример и прочим братьям, чтобы никто не отвлекал к мирским занятиям священников и служителей Божиих, служащих Божию алтарю и Церкви. Если рассматриваемый ныне поступок будет наказан, то можно надеяться, что впредь так не будут обращаться с лицами духовными.

Желаю вам, возлюбленнейшие братья, быть всегда в добром здоровье.