Письмо к Помпею против письма Стефана о крещении еретиков

Священномученик Киприан, епископ Карфагенский.

Письмо к Помпею против письма Стефана о крещении еретиков

     Киприан брату Помпею желает здоровья. Хотя все, что должно сказать о кре­щении еретиков, уже вполне изложено нами в тех письмах, с которых списки мы переслали тебе, любезнейший брат, однако, так как ты по­желал узнать еще и то, что отписал ко мне на мои письма брат наш Стефан, то я посылаю тебе список и с его ответа. Прочитавши его, ты еще яснее увидишь заблуждение того, кто усилива­ется защитить дело еретиков против христиан и Церкви Божией. Ибо ко многому или слишком высокомерному, или вовсе не относящемуся к делу, или самому себе противоречащему, что не­искусно и необдуманно он написал ко мне, он вздумал присовокупить между прочим следую­щие слова: «Итак, если кто от какой бы то ни было ереси обратится к вам, то да не вводится при этом ничего нового, кроме того, что преда­но, т. е. да совершается над таковым одно возло­жение рук в знак покаяния, так как и сами ере­тики всякого, обращающегося к ним от другой ереси, взаимно не крестят, а только приобща­ют». Он запрещает крестить всякого, обращаю­щегося от какой бы то ни было ереси. Это зна­чит, что, по его мнению, крещение всех еретиков праведно и законно. А так как всякая особенная ересь имеет и свое особенное крещение, и свои разнообразные грехи, то он, приемлющий кре­щение всех, тем самым приемлет в недра свои и совокупные преступления всех. Он заповедует: «Да не вводится ничего нового, кроме того, что предано», как будто вводит что-нибудь новое тот, кто, держась единства, защищает единое крещение, принадлежащее единой Церкви, а не тот, кто, забывая о единстве, защищает ложь и заразу чуждого кропления. «Ничего, — гово­рит, — да не вводится нового, кроме того, что предано». Но откуда же таковое предание? Про­исходит ли оно от Господней и евангельской власти или от повелений и посланий апостоль­ских? Ибо то надобно делать, что содержится в Писании, как свидетельствует и говорит Сам Бог Иисусу Навину: Да не отходит сия книга зако­на от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней на­писано (Нав 1, 8). Равным образом Господь наш, посылая апостолов Своих, повелевает им кре­стить народы и научать соблюдать все, что Он заповедал (см.: Мф 28, 20). Итак, если в Евангелии заповедуется или в посланиях и Деяниях апо­стольских содержится такое повеление, чтобы обращающиеся от какой бы то ни было ереси не были крещаемы, а только совершалось над ними в знак покаяния одно возложение рук, то Бо­жественное и святое предание сие должно со­блюдаться. Если же, напротив, еретики повсюду называются там не иначе как противниками и антихристами, если они выставляются людьми, которых нужно удаляться, развращенными и от самих себя осужденными, то почему же нам не должно осуждать тех, кои, по свидетельству апостолов, сами собою осуждены? Да не воз­носит же никто хулу на апостолов, будто они одобряли крещения еретические или вступали в общение с еретиками без крещения, когда они писали о еретиках таким образом и притом в такое время, когда самые свирепые еретические язвы еще не появились на свете, когда не возни­кал с Понта и Маркион Понтийский, которого наставник Кердон пришел в Рим, при бывшем тогда, девятом в Риме, епископе Гигине. Мар­кион, который, ставши последователем Кердона и увеличивши его преступления новыми, бес­стыднее и стремительнее всех прочих еретиков начал изрыгать хулы на Бога Отца Создателя и с большею против всех злостью и жестокостью вооружил святотатственным оружием ерети­ческую ярость против воинствующей Церкви. Если же, как известно, после времен апостоль­ских возникли ереси гораздо многочисленней­шие и худшие (а между тем совершенно нигде не заповедано и не написано, чтобы еретик принимаем был в общение через одно только возложение рук) и если крещение только одно, и именно то, которое у нас в Церкви и по Бо­жественному благоволению дано одной только Церкви, то что это за упорство, что за пред­убеждение предпочитать предание человеческое распоряжению Божественному, не обращая внимания на то, что Бог гневается и негодует всякий раз, когда человеческое предание пре­ступает и обходит Божественные заповеди. Об этом Он громко говорит через пророка Исайю: этот народ приближается ко Мне устами сво­ими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человече­ских (Ис 29, 13)! Да и Господь в Евангелии с та­кою же укоризною и обличением говорит: вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание (Мк 7, 9). Памятуя об этом, и бла­женный апостол с своей стороны увещевает и научает нас так: Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Хри­ста и учению о благочестии, тот горд, ничего не знает... Удаляйся от таких (1 Тим 6,3-4, 6).

Прекрасное же и законное предание предлагает брат наш Стефан своим учением! К этому он прибавляет еще: «...так как и сами еретики всякого, обращающегося к ним от дру­гой ереси, взаимно не крестят, а только приоб­щают!» До чего же унижена Церковь Божия и невеста Христова, что она должна подражать примерам еретиков, что при совершении не­бесных Таинств свет ее учения должен заменя­ться тьмою и христиане должны делать то, что делают антихристы. Какая это слепота, какое лукавство душевное — не хотеть познать един­ства веры, происходящего по преданию от Бога Отца и Господа Бога нашего Иисуса Христа! Ибо если у еретиков нет Церкви, потому что она одна и делиться не может, если у них нет и Духа Святого, потому что Он также один, и не может быть у нечестивых и чуждых, то, конеч­но, у них не может быть и крещения, которое состоит в том же единстве, потому что оно не может быть отделено ни от Церкви, ни от Духа Святого.

Если же действительность крещения приписывают величию имени, так что всякого крещеного во имя Иисуса Христа, где бы то ни было и как бы то ни было, по сему самому считают уже обновленным и освященным, то почему же там во имя того же Христа не совер­шается над крещеным и возложение рук для приятия Святого Духа? Почему же одинаковое величие одного и того же имени не оказывает той же силы и в возложении рук, какую при­писывают ему в освящении крещения? Если кто, возродившись вне Церкви, мог сделаться хра­мом Божьим, то почему же нельзя бы ему сде­латься и храмом Духа Святого? Ведь кто, сло­живши с себя грехи в крещении, освятился и духовно преобразился в нового человека, через то сделался уже способным и к приятию Свя­того Духа. Апостол говорит: все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись (Гал 3, 27). Итак, кто, крестившись у еретиков, может об­лечься во Христа, тот тем более может полу­чить и Святого Духа, Христом посланного. Иначе если бы крещенный вне Церкви мог об­лечься во Христа, а получить Святого Духа не мог, то посланный стал бы больше пославшего. А впрочем, разве можно или облечься во Хри­ста без Духа, или Духу от Христа отделиться? Притом второе рождение, коим рождаемся мы во Христе через купель возрождения, есть рож­дение духовное, и потому не явную ли также нелепость утверждают те, которые говорят, что можно родиться духовно у еретиков, хотя сами же не признают бытия Духа у них? Ибо очи­стить грехи и освятить человека одна вода, без Духа Святого, конечно, не может. Итак, им предстоит выбрать одно из двух: или согласить­ся, что там, где, по их мнению, есть крещение, присутствует и Дух Святой, или же, где нет Святого Духа, там не признавать и крещения, потому что крещение не может быть без Свято­го Духа. Как же после этого можно утверждать, что и не родившиеся в Церкви могут быть сы­нами Божьими? А что крещение есть Таинство, в котором ветхий человек умирает, а рождает­ся новый, это объясняет и доказывает бла­женный апостол, говоря: Он спас нас... банею возрождения (Тит 3,5). Если же в бане, то есть в крещении, совершается возрождение, то каким образом ересь, не будучи невестой Христовой, может рождать через Христа сынов Богу? Нет, одна Церковь, совокупленная и соединенная с Христом, духовно рождает сынов, как опять говорит тот же апостол: Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною (Еф 5, 25-26). Но если Церковь есть та возлюбленная и невеста Хри­стова, которую одну Христос освящает и очи­щает банею Своею, то очевидно, что ересь, как не невеста Христова, не может ни освящаться, ни очищаться Его банею, а потому и рождать сынов Божьих ей совершенно невозможно. Притом рождающийся рождается не через воз­ложение рук, когда он приемлет Святого Духа, но в крещении церковном, а Святого Духа при­емлет уже родившись, как это совершено было и над первым человеком Адамом. Бог сперва образовал его из персти, а потом уже вдунул в лице его дыхание жизни (Быт 2, 7). Ибо не может Дух быть принят, если не будет прежде прием­лющего. Если же рождение христиан соверша­ется в крещении, а рождение и освящение кре­щения есть у одной только невесты Христовой, которая одна может производить духовно и рождать сынов Богу, то где же, от кого и для кого родился тот, кто не есть сын Церкви, что­бы он мог иметь отцом своим Бога, не имевши прежде матерью своею Церковь? Но если таким образом не только ни одна ересь, но даже и рас­кол какой-либо не могут иметь у себя освяще­ния спасительного крещения, то к чему же брат наш Стефан простер свое жестокое упорство до того, что даже и крещению Маркиона, Вален­тина, Апеллеса и прочих хулителей Бога От­ца вздумал присвоить силу рождать чад Богу, утверждая, что и там во имя Иисуса Христа дается отпущение грехов, где изрыгаются хулы на Отца и Господа Бога Христа? В таком случае, любезнейший брат, по чувству самой веры и уважения к тому священному званию, которое мы имеем, нам должно рассмотреть, может ли оправдаться в день суда тот священник Божий, который соглашается, одобряет и признает крещение богохульников. Господь с угрозою говорит:Итак для вас, священники, эта запо­ведь: если вы не послушаетесь и если не приме­те к сердцу, чтобы воздавать славу имени Мо­ему, говорит Господь Саваоф, то Я пошлю на вас проклятие и прокляну ваши благословения (Мал 2, 1-2). Итак, приобщающийся крещению Маркионову ведает славу Богу? Воздает ли сла­ву Богу тот, кто признает, что и у богохульни­ков даруется отпущение грехов? Воздает ли славу Богу тот, кто утверждает, что и от прелюбодейцы и блудницы, вне Церкви, рождаются чада Божий? Воздает ли славу Богу тот, кто, не держась единства и истины, происходящей от Божественного закона, защищает ереси против Церкви? Воздает ли славу Богу тот, кто, ставши другом еретиков и врагом христиан, считает нужным удаляться от тех священников Божиих, кои защищают истину Христову и единство Церкви? Если так воздается слава Богу и так почитающие Его и священники Его сохраняют страх Божий и благочиние, то бросим оружие наше и отдадимся в плен диаволу, предадим постановления Евангелия, распоряжения Хри­ста, величие Божие! Пусть уничтожатся и Таин­ства Божественного водительства, пусть преда­дутся и знамена небесных станов, пусть Церковь покорится еретикам, свет уступит место тьме, вера — изуверству, разум — заблуждению, бес­смертие — смерти, любовь — ненависти, исти­на — лжи, Христос — антихристу! Поистине от того-то каждодневно и возникают расколы и ереси, от того-то все гуще и обильнее они и раз­растаются, от того-то, размножаясь змеиными отростками, все активнее пытаются отравлять Церковь Божию своим ядом. От заступничества некоторых они чувствуют себя более важными и крепкими, потому что крещение их защища­ется, а вера и истина предаются, притом то, что совершается вне Церкви, защищается в недрах самой же Церкви.

Итак, возлюбленнейший брат, если есть еще в нас страх Божий, если еще есть прежняя сила в вере нашей, если мы храним заповеди Христовы и защищаем нетленную и ненаруши­мую святость Его невесты, если в сердцах и чувствах наших еще живут слова Господа:Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?(Лк 18, 8), то как верные воины Божий, с искреннею верою и благочестием сражающие­ся за Бога, постараемся охранить мужеством своим вверенный нам свыше стан. Незаметно утвердившийся обычай не должен служить пре­пятствием к победе и утверждению истины. Ибо обычай без истины есть только старое заблуж­дение, да последуем истине, зная, что и, по сло­вам Ездры, истина всегда побеждает: а истина пребывает и остается сильною в век, и живет и владычествует в век века. И нет у ней лице­приятия и различения, но делает она справед­ливое... И нет в суде ее ничего неправого; она есть сила и царство и власть и величие всех веков: благословен Бог истины (2 Езд 4,38-40). На сию-то истину указывая, Христос говорит в Сво­ем Евангелии: Я есмь путь и истина(Ин 14, 6). Посему если мы во Христе и Христос в нас, если пребываем в истине и истина в нас пребывает, то будем держаться только того, что истинно и справедливо. Если же кто-нибудь гораздо с большим усердием защищает свое неправое и ложное дело, чем сочувствует праведному и ис­тинному делу другого, то это происходит един­ственно от наклонности к самомнению и вы­сокомерию. Сие-то самое провидя, блаженный апостол Павел пишет к Тимофею и научает, что епископу не следует быть сварливым и охотни­ком до споров,но быть приветливым ко всем, учительным(2 Тим 2, 24-25). Учителей же тот, кто, будучи сам терпелив, при учении обладает кротостью и тихостью. Ибо и епископу должно не только учить, но и учиться. И тот только луч­ше научает, кто каждодневно сам возрастает и преуспевает в изучении лучшего. Это же самое внушает нам тот же апостол Павел, когда гово­рит:Если же другому из сидящих будет откро­вение, то первый молчи (1 Кор 14, 30).

Для благочестивых и простых душ так же легко оставить заблуждение, как найти и открыть истину. Ибо как скоро обратимся мы к источнику и началу Божественного Предания, то человеческое заблуждение тотчас исчезнет, а то, что скрывалось во мраке и казалось тем­ным, по рассмотрении основания небесных та­инств явится во свете истины. Когда водопро­водный канал, доставлявший прежде воду в изобилии, вдруг перестанет источать воду, то для открытия причины такового недостатка не обращаются ли к источнику, чтобы узнать, не оскудела ли вода от засухи или же, вытекая от­туда в чистоте и полноте, перестала течь посере­дине своего пути. И если вода перестала течь непрерывно от порчи канала, который прервал­ся и пропускает воду, то исправляют и укрепля­ют канал, чтобы в город вода доставлялась в та­ком же изобилии и чистоте, как она выходит из своего источника. Это самое должно делать те­перь и священникам Божиим, хранящим Боже­ственные повеления. Если в ком-нибудь истина начнет колебаться и ослабевать, то мы тотчас же должны обращаться к ее Господнему началу, евангельскому и апостольскому преданию, и по­буждение нашей деятельности должно возни­кать оттуда же, откуда возник самый порядок и начало. Но вот нам передано, что и Бог один, и Христос один, и вера одна, и надежда одна, и Церковь одна, и крещение одно (см.: Еф 4,5), установленное в одной Церкви. Если бы теперь кто-нибудь отпал от этого единства, то тако­вого необходимо считать еретиком; а кто защи­щает таковых против Церкви, тот вооружается против таинства Божественного Предания. Та­инство же сего единства мы видим выраженным и в Песни Песней от лица Самого Христа, гово­рящего: Запертый сад — сестра моя, невеста, заключенный колодезь, запечатанный источ­ник... колодезь живых вод... сад с гранатовыми яблоками (Песн 4,12,15,13). Если же Церковь Его есть сад замкнутый и источник запечатленный, то каким образом может войти в этот сад или пить из его источника тот, кто не находится в Церкви? Так же и Петр, доказывая и защищая сие единство, учил, что мы можем спастись не иначе, как через одно только крещение, при­надлежащее одной Церкви. В ковчеге Ноевом, говорит он, немногие, то есть восемь душ, спас­лись от воды; подобно сему и вас крещение... спасает(1 Пет 3, 20, 21). С какою краткостью и силою он указал здесь на таинство единства! Ибо как во время того всемирного крещения, очистившего всю древнюю неправду, кто не был в ковчеге Ноевом, тот не мог и спастись от воды, так и теперь, кто не крещен в Церкви, таинст­венном подобии единому ковчегу, основанной на Господнем единстве, тот не может и спастись крещением.

Итак, любезнейший брат, познав и рас­смотрев ясно истину, будем соблюдать и дер­жаться того правила, чтобы всякого, от какой бы кто ереси ни обратился к Церкви, крестить единственным и законным крещением Церкви, исключая тех, кои уже прежде крещены были в Церкви и крещенными перешли к еретикам. Этих последних, когда они обращаются, пасты­рю должно принимать и вводить в овчарню, от­куда они убежали, через одно только возложе­ние рук по принесении покаяния.

Желаю тебе, любезнейший брат, всегда здравствовать.