Серафим Вырицкий (Муравьев). Стихотворения.

Монах

И в радо­сти и в горе монах, ста­рец больной,

Идет к свя­той иконе в саду, в тиши ночной,
Чтоб Богу помо­литься за мир и всех людей
И Старцу покло­ниться о Родине своей:

«Проси за Русь Свя­тую, пре­див­ный Серафим,
Умножь молитвы наши пред­ста­тель­ством твоим.
Молись Бла­гой Царице, вели­кий Серафим,
Она– Хри­ста дес­ница, Помощ­ница больным,

Заступ­ница убо­гих, одежда для нагих
В скор­бях вели­ких мно­гих спа­сет рабов Своих
В гре­хах мы поги­баем, от Бога отступив,
И Бога оскорб­ляем в дея­ниях своих…»

 

Пройдет гроза над Русскою землею

Прой­дет гроза над Рус­скою землею,
Народу рус­скому Гос­подь грехи простит
И крест свя­той Боже­ствен­ной красою
На хра­мах Божиих вновь ярко заблестит.

И звон коло­ко­лов всю нашу Русь Святую
От сна гре­хов­ного к спа­се­нью пробудит,
Открыты будут вновь оби­тели святые,
И вера в Бога всех соединит.

около 1939 г.

 

Слава Великому Господу Богу!

Слава Вели­кому Гос­поду Богу!
Радостно дух мой воспой,
Серд­цем стрем­люсь я к Свя­тому чертогу,
Там, где Иисусе слад­чай­ший мой.

Ты в моей жизни едина надежда,
В скор­бях, болез­нях тобой я живлюсь.
Будь Ты мне радость, покров и одежда,
Сам на всю жизнь я Тебе предаюсь.

О, мой пре­крас­ный и чуд­ный Спаситель,
Дай мне Твою благодать.
Ты в моей жизни еди­ный Учитель,
Был Ты все­гда мне отец мой и мать.

Сла­вой Небес­ной все­гда восхищаюсь,
Жизнь суе­той не пре­льщает земной,
Духом и серд­цем своим устремляюсь,
К жизни Небес­ной с ее красотой.

Там в Небе­сах все свя­тые соборы,
И мири­ады бес­плот­ных духов,
Все вос­пе­вают боже­ствен­ным хором :
«Свят, Свят, Свят наш Гос­подь Саваоф!»

Там у пре­стола Вели­кого Бога
Божия Матерь стоит,
В Славе Вели­чия, в Силе Божественной
Жизнь нашу греш­ную в мире хранит.

Дух мой и сердце все­гда веселится,
Ты мой Созда­тель и Бог и Отец .
И душа моя греш­ная к Небу стремится,
Там всем скор­бям и болез­ням конец.

Слава Вели­кому Гос­поду Богу!
Радостно дух мой воспой.
Серд­цем стрем­люсь я к Свя­тому чертогу,
Там, где Иисусе слад­чай­ший мой.

1930‑е гг.