Sunday, 31 July 2022 17:37

Дмитриевский А. А. Утренние светильничные молитвы.

Дмитриевский А. А. Утренние светильничные молитвы: Историческая судьба их... // Руководство для сельских пастырей. Киев, 1886. № 42. С. 180–192.

Состав древнейших евхологиев (служебников), как в греческой Церкви, так и у нас в России в первое время существования христианства почти до XIV в. был чрезвычайно простой. За весьма немногими исключениями, в евхологиях помещались одни только молитвы без всяких почти описаний обрядовых действий или без того, что ныне принято называть чинопоследованием. Это делалось, бесспорно, в виду дороговизны материала (пергамента), на котором писались рукописи, и в видах экономии труда писцов, которых, особенно у нас в России на первых порах христианства, было немного. Чтобы указать, какое место в последовании того или другого богослужения должна занимать известная молитва, обыкновенно делались надписи, в роде следующих: euch pro tou penticostou ("молитва 50-му псалму" или "егда поют: помилуй"), euch eiV touV ainouV ("молитва егда поют: Хвалите Господа"), euch eiV to Doza en uyistoiV qew ("молитва Слава в вышних") и т. д. Священники принимали во внимание эти надписи и, руководствуясь ими, прочитывали эти молитвы в том месте известного последования, к которому они приурочивались самими надписями. Поэтому в древнейших греческих евхологиях и наших служебниках количество утренних молитв и их распорядок чрезвычайно разнообразны. Этим же можно объяснять и то обстоятельство, что, до появления у нас на Руси Устава Иерусалимского, мы ни в одной из богослужебных книг нашей древней Церкви не встречаем указания на то, чтобы во время шестопсалмия читались какие-нибудь молитвы.

Чтобы судить о том, какой неустойчивостью в распорядке и в количестве молитв отличались наши древнейшие служебники, сделаем краткий обзор последних. Раньше XIII в. не сохранилось служебников, в которых имелись бы утренние молитвы. Относительно же утренних молитв в Служебнике XIII в. г. Одинцов замечает, что "в нем не было полного числа молитв, положенных читать священнику тайно, именно в нем не доставало молитв, читаемых в настоящее время четвертой, шестой, седьмой, девятой и десятой". "О молитвах же, читаемых в настоящее время первой, второй, третьей, пятой, восьмой, одиннадцатой и двенадцатой, нельзя сказать определенно, по его мнению, читались ли они непосредственно одна за другой, так как только над последней молитвой, мы находим надпись: "молитва егда поют слава" (т. е. Слава в вышних Богу) и следовательно, только относительно этой молитвы мы можем сказать определенно, когда она читалась"1. В XIV в. были памятники с 9 молитвами. Первые четыре молитвы следовали в том же порядке, как и в настоящее время, но с пятой начинается другой порядок: пятой была нынешняя десятая, шестой - пятая, седьмой - шестая, восьмой - одиннадцатая, которая иногда надписывалась: "на девятой песни", девятая - "на главопреклонение"2. Нам известны от этого времени служебники с 11 молитвами, которые расположены в том же порядке, как и в нынешних печатных служебниках, за исключением девятой молитвы, занимающей здесь одиннадцатое место3. В служебниках с 12 молитвами распорядок молитв тот же, что и ныне, кроме девятой, вместо которой на двенадцатом месте стоит молитва на главопреклонение4. Есть памятники, в которых ясно указывается время, когда должна читаться та или другая молитва. Здесь распорядок молитв до девятой тот же, что и в нынешних служебниках: девятое место занимает нынешняя десятая молитва, десятое - одиннадцатая, одиннадцатое - двенадцатая, а двенадцатое - молитва на главопреклонение. Девятая молитва надписывается: "молитва егда поют: "Помилуй" или "молитва 50-му псалму", десятая: "егда поют: Хвалите Господа" и одиннадцатая: "молитва Слава в вышних"5. Нельзя не отметить здесь еще одного Служебника, в котором можно видеть древнейший состав утренних молитв и их распорядок. "После возгласа: "Благословенно Царство", описывает чин утрени по этому Служебнику г. Одинцов, непосредственно следовало шестопсалмие, во время которого читалась нынешняя первая утренняя молитва. За шестопсалмием, как и теперь, следовали: ектения великая, "Бог Господь" и кафизмы, во время которых священник читал вторую и третью утренние молитвы. Молитвы утренние, занимающие в нынешних служебниках места четвертое, пятое и шестое читались на третьей песни канона; на шестой же песни канона читались молитвы седьмая и восьмая. Затем следовала молитва: "егда поют: Помилуй мя Боже" - нынешняя десятая. Одиннадцатая молитва читалась, "егда поют: Хвалите Господа". После этой молитвы следовала ектения малая и молитва, читающаяся в настоящее время двенадцатой, а после нее, если день, в который отправлялась утреня был воскресный, читалось Евангелие и возглашалась сугубая ектения"6. В служебниках XV и XVI вв. число утренних молитв колеблется между десятью и двенадцатью, при чем распорядок их чрезвычайно разнообразный. Чтобы не утомлять внимания читателей, мы не излагаем молитв и их распорядка по этим служебникам, отсылая любопытных к сочинениям, в которых можно видеть и то, и другое7. Заметим только, что в XV, особенно в XVI в. надписи на молитвах, свидетельствующие о том, когда эти молитвы читались во время совершения утрени, встречаются весьма редко и в немногих служебниках. Причина этого обстоятельства кроется в том, что в XIII-XIV вв. появился на востоке, так называемый "diataziV thV IerodiakoniaV"8 или "Устав священнослужения", приписываемый Патриарху Филофею. "Устав" этот как на Востоке, так и y нас в России вскоре же был принят на страницы служебников (евхологиев) и указывал порядок службы и время, когда должны были читаться молитвы. Надписи на молитвах таким образом оказывались лишними и их переписчики начали мало-помалу опускать. Но опуская надписи на молитвах, ни у кого на первых порах не было смелости слить в одно целое "Устав", например, утрени и молитвы, читавшиеся во время утрени. На страницах греческих и наших служебников тот и другие продолжали сохранять полную самостоятельность и независимость. В начале служебников обыкновенно помещался Чин, за ним следовали вечерние и утренние молитвы и т. д. Эти части продолжают сохранять то же положение и в XVII в. в наших первопечатных служебниках как Московской, так и других типографий. Даже в служебниках, исправленных несомненно при Патриархе Никоне, как например в служебниках 1655 9), 1656, 1658 и др., "Устав" и молитвы сохраняют свои первоначальные места и стоят совершенно особняком. При этом нужно заметить, что текст "Устава" в древнейших рукописях и первопечатных служебниках значительно разнится от текста в нынешнем Служебнике, в который этот текст вошел с 1699 г.

Такая ненормальность скоро же была замечена в Греции и там постарались слить текст "Устава" с молитвами. Впрочем сначала это было сделано только по отношению к чину Литургии, но впоследствии в конце ХV и в начале ХVI вв. и чины вечерни и утрени тоже были слиты с своими молитвами. Однако это слияние было сделано крайне неопытной и неумелой рукой. Принявший на себя эту обязанность, не зная куда разместить утренние молитвы, вследствие утраченных над ними надписей, поместил их, кроме молитвы на главопреклонение, в одном месте, указав время их чтения на шестопсалмии, как время когда, по его соображению, священник был вполне свободен. Иерусалимский Типикон принял это указание на свои страницы, хотя излагает его несколько иначе10, чем наш славянский современный Типикон. В славянском Служебнике 1699 г. молитвы утренние и вечерние представляются уже слитыми с своими чинами, но в то же время оставлен неприкосновенно в начале Служебника и самый "Устав" Филофея, текст которого с этого: времени печатается почти без всяких изменений до настоящего времени. Время чтения молитв и в этих служебниках, как и в греческих указывается на шестопсалмие. Этим-то неправильным положением утренних молитв в Служебнике и замечанием "Устава" о времени их чтения во время шестопсалмия и возбуждаются разные недоуменные вопросы, которые легко устранить, если мы разместим нынешние молитвы в последовании утрени по их содержанию. Такое размещение в большинстве случаев совпадает с тем положением настоящих молитв в чине утрени, какое они занимали в евхологиях греческих и славяно-русских древнейшего времени. Обозревая содержание первых трех утренних молитв, нельзя не видеть, что они по содержанию своему весьма близки к прошениям великой (мирной) ектении. В первой молитве после благодарения за пробуждение от сна для прославления Святого Имени, священник молит Бога: "посли помощь Твою на предстоящыя пред лицем святыя славы Твоея, и ожидающыя от Тебе богатыя милости". Вторая и третья молитвы начинаются словами стихов, положенных в Служебнике при пении "Аллилуия". Во второй молитве священник молится: "приклони ухо Твое и услыши ны и помяни, Господи, сущыя, и молящыяся с нами вся по имени и спаси я силою Твоею. Благослови люди Твоя и освяти достояние Твое" и т. д. Третья молитва, будучи сходна по своему началу, составляет и по содержанию продолжение первой молитвы. В ней священник молится: "отжени всякий мрак от сердец наших. Даруй нам солнце правды и ненаветну жизнь нашу соблюди печатию Святаго Твоего Духа. Исправи стопы наша на путь мира. Даждь нам видети утро и день в радовании да тебе утренния возсылаем молитвы". Последние слова как бы заканчивают собой один отдел молитв и начинают другой. Этот последний как бы уже в собственном смысле составляет молитвы утренние. На основании этого нельзя не придти к такому заключению, что эти три первые молитвы когда-то находились в тесной связи с великой ектенией и читались или во время ее произнесения или непосредственно за ней. Это подтверждает и вышеприведенный памятник ХIV в., в котором во время шестопсалмия положена только одна молитва, а все остальные читаются или после него, или же во время кафизм и канона.

Молитвы с четвертой по седьмую включительно проникнуты одной общей идеей, а именно благодарностью за проведенную спокойно ночь и усиленной просьбой о том, чтобы Господь услышал настоящую утреннюю молитву людей Своих и "помянул бы всех бдящых и поющых" Ему. Чтение этих молитв вполне прилично моменту, когда читаются кафизмы или поется канон, что отчасти и подтверждает тот же памятник ХIV в. В восьмой молитве слова: "сопризвавый ны званием святым, еже в нощи воздевати руки наша и исповедатися тебе о судьбах правды Твоея, прими мольбы наша, моления, исповедания, нощныя службы" и т. д. составляют как бы некий перифраз псалма: "Хвалите имя Господне", который поется во время полиелея. Поэтому нужно думать, что эта молитва читалась в древности в это время, на что отчасти может указывать и возглас этой молитвы, весьма сходный с нынешним возгласом "по Непорочнах". Девятая молитва, как показывает и содержание ее, читалась пред Евангелием. В ней священник молится: "мысленныя наша отверзи очи во евангельских Твоих проповеданий разумение, вложи в нас и блаженных Твоих заповедей страх" и т.д. Это место настоящая молитва занимает в чинах Литургий Василия Великого и Иоанна Златоуста. Но и помимо содержания и сходства настоящей молитвы с молитвой пред Евангелием в литургийных чинах это место нынешней девятой молитве указывают надписи в древнейших греческих евхологиях. Молитва эта надписывалась: "euch tou euaggeliou tou orqrou"11 "euch ewqinh q pro tou euaggeliou"12, "euch pro tou pentikostou13 и "euch tou n ennath"14. Последнее название указывает на то, что настоящая молитва читалась иногда во время пятидесятого псалма, что могло быть только в том случае, когда не полагалось на утрени Евангелия.

Десятая молитва представляет довольно обстоятельный перифраз пятидесятого псалма и бесспорно находилась и должна находиться в связи с ним. В молитве священник молится: "Господи Боже наш, покаянием оставление человекам даровавый и во образ нам познания грехов и исповедания, пророка Давида покаяние к прощению показавый, Сам Владыко во многая ны и великая падшия согрешения, помилуй по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих, очисти беззакония наша" и т. д. Надписи вполне подтверждают наше указание. В древнейших греческих евхологиях эта молитва надписывалась так: "euch ewqinh i tou n pentikostou"15, "euch ewqinh q tou n pentikostou16, "euch ewqinh z tou n pentikostou"17 и т. д.

В одиннадцатой молитве священник просит Бога: "Боже, Боже наш, умныя и словесныя составивый силы Твоею волею... Приими наше по силе славословие со всеми создании Твоими... яко Тебе преклоняется всякое колено небесных и земных и преисподних: и всякое дыхание и создание поет непостижимую Твою славу"... Из этих слов нельзя не видеть сходства настоящей молитвы по содержанию со словами псалма в конце утрени: "хвалите Господа с небес, хвалите Его в вышних, хвалите Его вси ангели Его, хвалите Его вся силы Его, всякое дыхание да хвалит Господа". Указанная нами сейчас связь устанавливается и надписаниями настоящей молитвы в древнегреческих евхологиях. Эти надписи такого рода: "euch i eiV touV ainouV"18, "euch, legomenh eiV touV ainouV"19, "euch, eiV to Ainete ton Kurion ek ton ouranwn"...20 и т. д.

Двенадцатая молитва, в которой мы "хвалим, поем, благословим и благодарим" Бога Отца за то, что Он "превел сень нощную и показал нам паки свет дневный", и молим Его, чтобы Он очистил грехи наши и принял моление наше великим Своим благоутробием, "яко к Тебе прибегаем милостивому и всесильному Богу... яко у Тебе есть источник жизни: и в наслаждении быти сподобимся неприступнаго Твоего света", говорит сама за себя и указывает своим содержанием на связь с великим славословием, во время которого настоящая молитва и читалась в древности. Надписи в древнейших греческих евхологиях вполне подтверждают эту связь двенадцатой молитвы с великим славословием. Настоящая молитва надписывалась так: euch eiV to Doza en ojistoiV qew21, но большей частью эта надпись заменялась другой: euch hgoun h apolusiV22 или euch apolusewV23. Последняя надпись ясно говорит нам за то, что данная молитва должна находиться не в начале утрени, как ныне, а попеременно в конце.

Совершенно подобные же надписи над утренними молитвами были и в наших древнейших славяно-русских богослужебных памятниках24 до ХVI в., когда они совершенно исчезли.

Обращаем теперь внимание на заключение каждой из утренних молитв и видим, что заключительные их возгласы могут тоже свидетельствовать о древнейшем распорядке этих молитв и их положении в последовании утрени. Так, первая утренняя молитва оканчивается теми словами, которые составляют возглас великой ектении: "Яко подобает Тебе всякая слава, честь и поклонение" и т. д. Третья молитва заключается словами, составляющими возглас малой ектении после первой кафизмы: "Яко Твоя держава и Твое есть царство" и т. д. Возглас четвертой молитвы: "Яко Бог милости, щедрот и человеколюбия еси" тот же самый, что на утрени после просительной ектении. Пятая и двенадцатая молитвы оканчиваются возгласом малой ектении после третьей песни канона: "Яко Ты еси Бог наш". Конец шестой молитвы составляет возглас малой ектении по шестой песни канона: "Ты бо еси Царь мира и Спас душ наших". Возглас восьмой молитвы: "Яко благословися всесвятое имя Твое и прославися Царство Твое" разнится от возгласа "по Непорочнах и по Благословен еси Господи" всего только прибавкой одного слова "всесвятое". Десятая молитва оканчивается теми словами, которые составляют возглас после молитвы: "Спаси, Боже, люди Твоя", а именно: "Милостию и щедротами и человеколюбием Единороднаго Твоего Сына". Возглас этот произносится священником пред самым началом канона. Одиннадцатая молитва оканчивается возгласом: "Яко Тя хвалят вся силы небесныя и Тебе славу возсылаем", который положено ныне произносить после девятой песни канона, пред чтением стихир "на хвалитех".

  1. Одинцов. Порядок общественного и частного богослужения в древней России до XVI века. СПб., 1881. С. 92.
  2. Служебник. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №347. Л. 134-139 (Горский и Невоструев. Описание рукописей Московской Синодальной библиотеки. Отд. III. С. 34).
  3. Требник. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №372. Л. 18-29 (Там же. С. 150).
  4. Служебник. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №344. Л. 116 об., 122 (Там же. С. 48).
  5. Служебник. Рукопись Типографской библиотеки №129. Л. 5-70; Рукопись Московской Синодальной библиотеки №345. Л. 32-38; №347. Л. 63-74 (Описание рукописей Московской Синодальной библиотеки. Отд. III. С. 22, 28).
  6. Одинцов. Указ. соч. С. 108.
  7. Там же. С. 190-193; см. нашу статью "Богослужение в Русской Церкви за первые пять веков" - Православный собеседник. 1882, Часть II. С. 366-367; а также нашу книгу "Богослужение в Русской Церкви в XVI веке". 1884. Часть I. С. 19-20.
  8. Полное заглавие этого чина такое: DiataziV thV ierodiakoniaV hgoun, pwV uphretei o diakonoV meta tou ierewV, en te tw megalw esperinw tw orqrw kai th leitourgia, sonteqeisa kai topwqeisa para tou agiwtatou kai oikoumenikou patriarcou kuriou Filoqeu (Eucolog. Goar. edit. 1730 an. Pag: 1). Но приведенное заглавие не оправдывается изданием самого Гоара, у которого "Устав" например Филофея издан отдельно только для вечерни и утрени, а "Устав" Литургии напечатан им слитно с текстом ее, точно также, как издается он ныне в греческих и славянских служебниках. Об этом "ordo" и об участии в издании его Патриарха Филофея Константинопольского см. y того же Гоара pag. 9 и у Мансветова в его сочинении "Митрополит Киприан и его литургическая деятельность" (Прибавление к Творениям святых отец. 1882, Кн. I. С. 168 и далее).
  9. Полное заглавие "Устава" Филофея в этом Служебнике и других последующих такое: "Устав священнослужения, сиречь како служит диакон со священником велицей вечерни же и утрени и Литургии, сложенный и изображенный от Святейшего и Вселенского Патриарха господина Филофея".
  10. "Otan oun arzhtai o prostwV tou rb yalmou, hgoun to Eulogei h yuch mou ton Kurion, говорится об этих молитвах в греческом Иерусалимском Типиконе 1643 г., legei o autoV iereuV taV eucaV tou orqrou, istamenoV askepouV emprosqen twn agiwn qurwn (Л. 3 об.). Т. е. когда начинает предстоятель 102 псалом, т. е. "Благослови, душе моя, Господа", священник читает утренние молитвы, стоя пред святыми дверями с непокрытой головой. Подобное же замечание, но с прибавкой слов: "aptwn khron", т. е. засветивши свечу, и с заменой слов: "twn agiwn durwn" словами: "enwpion tou agiou qusiasthriou" можно читать и в Венецианском Типиконе 1577 г. Л. 5 об. Рукописные типиконы XV-XVI вв. делают о том же самом предмете весьма любопытное замечание, конец которого как нельзя более ясно говорит за то, что на первых порах настоящее положение утренних молитв вызывало некоторого рода затруднения в богослужебной практике. Isteon, читаем мы в этих типиконах, oti entisi twn topikwn ton ekklhsiarcoV sun tw kaqhgoumenw ton exayalmon yallein eurisketai, en w kai ton ierea jhsi qumian, kai par hmwn touto nun ou ginetai. "Otan de jqash o yallwn monacoV eiV to Kurie o QeoV thV swthriaV mou (т. е. 87-й пс.), ayaV khron o kandhlapthV phgnusin auton eiV to diastulion agiwn qurwn, kai apelqwn o iereuV istati emprosqen toutwn, askephV meta tou epitrachlou, kai legei mustikwV taV ewqinaV eucaV. WV teleiwsai tautaV mecri ou plhrwsai ton (Tupikon. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №380. Л. 13; №381. Л. 12 об.). Т. е. должно знать, что в некоторых типиконах находится указание, что шестопсалмие поют екклисиарх с игуменом, во время которого, по замечанию этих типиконов, священник совершает каждение, но у нас этого не бывает. Когда же певец монах дойдет до псалма: "Господи Боже спасения моего", кандилапт, засветивши свечу, ставит ее в промежуток святых дверей. Священник, приблизившись, становится пред святыми дверьми, имея голову открытую и с епитрахилью на шее, и читает тайно утренние молитвы. И до тех пор, пока священник не прочтет молитв, псалтий не оканчивает шестопсалмия. Настоящее замечание весьма характерное, по нашему мнению, для своего времени. Оно относится к тому времени, когда (XV в.) произошло слияние утренних молитв с "Уставом" утрени и когда уже о старых порядках, по отношению к молитвам, совершенно забыли. Сгруппировав все эти молитвы в одно место под влиянием "Устава" Патриарха Филофея и поместив в Типикон указание о времени чтения этих молитв, автор настоящего указания весьма естественно мог усомниться в возможности прочитать вполне разумно 12 довольно содержательных молитв во время трех последних псалмов шестопсалмия, а поэтому и сделал вышеприведенное заключительное примечание. Это примечание достаточно красноречиво говорит само за себя и за анормальность положения утренних молитв в данном месте.
          Как бы так выходит по этому замечанию, что первые три псалма чтец читал или пел обычным голосом, но вторые три псалма он уже тянул по нужде, чтобы дать возможность священнику прочесть все утренние молитвы до конца... Само собой понятно, что еще в большее затруднение были поставлены священник и чтец в XVII и XVIII вв., когда, по вышеприведенным выдержкам из типиконов, священник должен был прочитывать те же самые молитвы во время двух только последних псалмов. Вот почему в XVII же столетии в церковно-богослужебных книгах Греческой Церкви стали появляться относительно этого такия замечания: Kai exercetai (т. е. после первых трех псалмов) o iereuV ek tou bhmatoV, kai legei taV ewqinaV eucaV, eprosqen thV eikonoV tou Despotou Cristou, mostikwV, т. е. выходит священник из алтаря и читает тайно утренние молитвы пред иконой Владыки Христа (Wrolog. edit. Venet. 1769 an. pag. 41) или же совершенно сходные с настоящим и находящимся в современном нам славянском Служебнике. "Meta de touV treiV yalmouV, говорят греческие евхологии, o iereuV legei taV eucaV tou orqrou, istamenoV askepouV emprosqen twn agiwn qurwn" (Eucol. edit. Venet. 1767 an. pag. 20). Ho это замечание не исполняется в точности ни у нас на Руси, ни в Греции, и священники, чтобы прочитать все молитвы до конца, в большинстве случаев начинают их чтение вместе с началом самого шестопсалмия, что уже совершенно находится в противоречии с "Уставом..."
  11. Eucolog. Goar. pag. 55.
  12. Eucolog. Рукопись X-XI вв. Румянцевского музея №474. Л. 66 об.
  13. Труды Киевской Духовной Академии. 1873. Т. I. С. 414.
  14. Eucolog. Goar. pag. 55.
  15. Eucolog. Рукопись Румянцевского музея №474. Л. 67.
  16. Eucolog. Рукопись Санкт-Петербургской публичной библиотеки VIII-X вв., бывшая Преосвященного Порфирия. Л. 52.
  17. Taktik. Рукопись XIV в. Московской Синодальной библиотеки №279. Л. 8.
  18. Eucolog. Goar. pag. 55; Труды Киевской Духовной Академии. 1873. Т I. С. 414.
  19. Eucolog. Рукопись Румянцевского музея №474. Л. 68; Taktik. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №279. Л. 9 об.
  20. Eucolog. Рукопись VIII-X вв. в Санкт-Петербургской публичной библиотеке. Л. 52 об.
  21. Taktik. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №279. Л. 10.
  22. Eucolog. Goar. pag. 55; Труды Киевской Духовной Академии. 1873. Т. I. С. 414; Eucolog. Рукопись Румянцевского музея №474. Л. 68.
  23. Eucolog. Рукопись Московской Синодальной библиотеки №280. Л. 12 об.; Рукопись Преосвященного Порфирия. Л. 54 об.
  24. Одинцов. Указ. соч. С. 92, 108, 110, 190; Православный собеседник. 1882, Ч. II. C. 364-369; Дмитриевский А.А. Богослужение в Русской Церкви в XVI в. Казань, 1884. Часть I. C. 19-22.

архим. Макарий (Веретенников)
Акростихи в богослужебных Минеях

Богослужения, совершаемые ежедневно в православных храмах, творятся по Минеям. Богослужебные Минеи создавались на протяжении веков, дополнялись, дорабатывались, редактировались. На своих страницах они содержат богослужебные тексты, посвященные библейским событиям и, прежде всего, новозаветным. Церковь прославляет в гимнах также святых мужей и жен, просиявших подвигами святости на протяжении тысячелетий. При подготовке к празднованию 1000-летия Крещения Руси в Русской Церкви были выпущены новые богослужебные Минеи. При этом был проделан большой труд: собран и обработан обширный литургический и агиографический материал. Поэтому один из иерархов-современников назвал новые Минеи "энциклопедией русской святости"1.

Содержащиеся в Минеях стихиры и каноны написаны в горении веры песнотворцами, причем, некоторые из них позднее были канонизованы Православной Церковью. Богослужебные тексты содержат православное вероучение, учат благочестию. Песнопения - это особый вид духовной поэзии. Важное значение имеют надписания перед канонами2. Они могут содержать указание об акростихе, о гласе канона, устав славословия канона. Предваряющие надписания перед каноном роднят их с надписаниями перед псалмами3. В одном древнем Азбуковнике читаем: "Древние гречестии канонотворцы, хотяще составити канон, преже написоваху малу строку, якоже сию: Радости приятелнице, Тебе подобает радоватися единой. А нарицаху строку сицевую краегранесием"4. Об акростихах писал в XVI в. преподобный Максим Грек (+1556; пам. 21 янв.). Он подчеркивает, что акростих свидетельствует о подлинности авторства гимнографического произведения, а также приводит примеры акростихов в канонах на греческом языке и их соответствия в славянском языке5. Он так же написал "Послание к некоему другу, в нем же сказание трех неких взысканий, нуждных всякому рачителю книжному". Написание "Послания", очевидно, было вызвано нуждами сформированного Митрополитом Макарием объединенного гимнографического скриптория (занимавшегося, в частности, созданием многочисленных служб и канонов канонизированным русским святым)6.

Акростихи-краегранесия встречаются в богослужебных текстах, написанных русскими гимнографами и напечатанных в богослужебных Минеях. Приведем некоторые примеры. Второй канон в службе преподобной Евфросинии Суздальской (+1250; пам. 25 сент.) имеет пространное надписание: "Творение Григория смиреннаго, емуже краегранесие сице: Радуйся, преподобная главо, инокиням удобрение"7. Таким образом, надписание канона содержит имя гимнографа, инока Спасо-Евфимьева монастыря XVI в.8, а также указывает акростих канона. Однако акростих в каноне не читается. Такие, так называемые псевдонадписания распространены в литургической письменности прежде всего в переводных службах, т. к. при переводе с греческого языка акростих утрачивался и указание о нем сохранялось только в надписании. Поэтому и русские службы иногда имеют надписания перед каноном, но указываемого в нем акростиха не содержат.

Впрочем, надписание акростиха перед каноном службы может отсутствовать, а акростих в службе может быть. Например, в службе святителю Иоасафу Белгородскому на память обретения его мощей в 1911 г. (+1754; пам. 4 сент.) первые буквы тропарей канона без Богородичен дают следующее обращение к святому: "Иоасафе святителю молися о царе и людех"9. Так гимнограф почтил ныне канонизованного царя-мученика Николая II (+1918; пам. 4 июля), при котором был канонизован святитель.

Тексты акростихов могут быть различны. Прежде всего следует отметить акростихи, за основу которых взяты тексты Священного Писания. Чрезвычайно интересен акростих в службе чудотворной иконе Озерянской (Пам. 30 окт.). Перед каноном читаем: "Его же краегранесие: Блаженно чрево, носившее Тя, и сосца, яже еси ссал"10 (Лк. 11:27). В службе последнему Патриарху средневековой Болгарии, святителю Евфимию Тырновскому (+ после 1393; пам. 20 янв.), акростих - "Сеющии слезами радостию пожнут. Девий"11 (Пс. 125:5). Канону Елецкой иконе Богоматери (пам. 6 февр.) предшествует указание о краегранесии: "Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою [Лк. 1:28]. Аминь"12. Служба святителю Иннокентию Московскому (+1879; пам. 31 марта) имеет акростих "От Господа стопы человеку исправляются"13 (Пс. 36:23). Службу ему составил тогдашний епископ Омский и Тюменский Максим14.

В акростихе может содержаться обращение гимнографа к Богоматери, чудотворной иконе Которой посвящена данная служба. Так, в первом каноне службы чудотворному образу Богоматери Свенской-Печерской (пам. 3 мая) содержится акростих-обращение к Пречистой Деве: "Спаси, Пречистая убогаго монаха Антония"15.

Традиционно акростих имеется только в каноне. Однако, можно встретить и исключение. Служба святителю Николаю Японскому (+1912; пам. 3 февр.) предваряется указанием общего акростиха: "Христу, Свету и Истине, послужив, Японию просветив, явился равен апостолом, Николае"16. Его образуют все составные части службы: стихиры, седальны, канон и светилен. Во второй службе святителю-миссионеру указанный перед каноном акростих, можно сказать, традиционен, т. к. содержится в тропарях канона: "Японие, спасайся Православием. Парфений"17. Содержание акростиха перекликается с текстом стихиры всем русским святым, где говорится: "Русь святая, храни веру православную". В агиографической справке в конце этих двух служб имеется указание о гимнографах: "Первая служба святителю Николаю составлена митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (+5 сентября 1978); вторая - епископом Левкийским Парфением (София, 1972)"18.

Наиболее распространен в гимнографии азбучный акростих. Например, служба святителю Новгородскому Серапиону (+1516; пам. 16 марта) имеет азбучный акростих. Он заканчивается буквой "щ" в Богородичном 8 песни. Тропари 9 песни канона с Богородичным, очевидно, дают авторскую подпись - "рфли"19. В агиографической справке об авторе говорится: "Текст службы святителю Серапиону был составлен иноком Трифилием, о котором упоминается в одном из списков его жития"20. В службе святителю Филиппу, Митрополиту Московскому, на перенесение его святых мощей в царствующий град Москву в 1652 г. канон имеет азбучный акростих21. В службе его ученикам, преподобным Иоанну и Лонгину Яренгским (+1561; пам. 3 июля), имеются два канона. Первый содержит обычный азбучный акростих22. Во втором каноне акростих сложен "вспять словесно по азбуце"23. Такой прием характерен для творчества гимногафа XVI в. - игумена Маркелла Безбородого24.

В службе благоверного князя Всеволода, во святом крещении Гавриила (+1138; пам. 11 февр.) читаем перед вторым каноном: "И аще волиши повелителя уведети, в началех тропарей канона сего"25. Начинать чтение акростиха следует со второго тропаря первой песни второго канона: "В лета/ царя/ славнаго/ Бориса/ всея России/ по благословению/ епископа/ Геннадия/ Пскова/ рукою/ многоразсудное/ буяго/ умом/ в человецех/ в скорбех/ песнословивша/". Так заканчивается акростих на предпоследнем тропаре 7 песни канона. Последующие начальные слова тропарей до конца канона - это "гривну, горняго, рачение, тобою". Они могут дать имя автора - Григор[ий]. Интересна такая особенность службы: во всех Богородичных тропарях канона постоянно прославляется архангел Гавриил. Очевидно, автор таким образом прославил небесного покровителя святого князя.

Благодаря акростихам мы знаем об авторах служб, написанных в XVII в. справщиками Московского печатного двора. Служба святому царевичу Димитрию (+1591; пам. 15 мая) содержит два канона. Акростих отмечен надписанием только во втором, но он имеется и в первом: "Мученика Димитрия славу поем"26. Второй канон имеет надписание "сицево: Хвалю славу царевича Димитрия. Прочая же, кроме сего, да разумеются"27. Указанный акростих заканчивается последним тропарем 8 песни канона, а Богородичен 8 песни и вся 9 песнь читается так: "итавас". Если прочесть это слово в обратном порядке, то получится имя "Савватий"28. Его можно отождествить со справщиком Московского печатного двора первой половины XVII в. В некоторых своих произведениях он называется чернецом Савватием29. "Савватия-поэта отличала многогранность творческих интересов: он успешно работал в жанрах традиционной гимнографии, обращался и к полемической прозе… Однако эти стороны его творчества практически не изучены"30. Служба на Перенесение мощей (пам. 3 июня) царевича Димитрия из Углича в Москву опять возвращает нас к труженику Московского печатного двора. Перед каноном имеется следующее надписание: "Канон, глас 1. Егоже краегранесие со альфы поряду. Прочая же имеяй измарагд, да разумеет"31. Алфавитный акростих сохранился с незначительными изъянами. Последняя буква, т. е. "я" - это последний тропарь 8 песни перед Богородичным. Начиная с Богородична и далее до конца канона читается: "итавас". Таким образом, это второе творение старца Савватия.

Младший сын благоверного князя Александра Невского, преподобный Даниил (+1303; пам. 4 марта), основатель древнейшего монастыря в Москве, почтен несколькими службами. "Ина" служба князю Даниилу есть творение духовного писателя конца XVII-XVIII вв. - иеромонаха Кариона (Истомина)32. Она содержит следы акростиха. Первая песнь может быть прочитана следующим образом: "[К]арион". Третья песнь читается, очевидно, [н]"ищии". Четвертая песнь - "монах". Тропари 5-8 песней начинаются на то же слово, что и ирмос. Тропари 9 песни дают чтение - "иереи". В целом акростих может быть прочитан так: "Карион нищий иерей". Данная служба была написана "в 1711 году по просьбе игумена Макария Даниловского монастыря"33. "Ина" служба святителю Ипатию Гангрскому (+326; пам. 31 марта) имеет надписание "Творение иеромонаха Кариона Истомина" Тропари канона дают следующий акростих - "Бога Царя пети, Чудоподателя, несе Ареон"34.

Под 20 июня в Минеи помещена служба святителю Гурию Казанскому (+1563; пам. 5 дек.) "Творение святаго Димитрия, митрополита Ростовскаго"35. Перед каноном читаем: "Первый канон зри в службе на день преставления святителя, 5 декабря. Ин канон святителя, глас 3"36. Этот второй канон имеет акростих: "Благословением Лаврентиа митрополита"37. В агиографической справке, приложенной к службе, читаем: "20 июня 1630 г., по благословению митрополита Матфея, мощи святителя Гурия были перенесены из Спасо-Преображенского монастыря в казанский кафедральный Благовещенский собор. В честь этого события было установлено ежегодное празднование"38. О преемнике Казанского митрополита Матфея (1615-1646), который, как явствует из акростиха, благословил написание службы, у П.Строева читаем следующее: "Лаврентий 26 июля 1657 перев. из Твери; +11 нояб. 1672"39. Казанский митрополит Лаврентий оставил след в русской гимнографии. Он "является автором канона и стихир святому Герману, архиепископу Казанскому. Филарет Гумилевский ошибочно утверждал, что Лаврентий был автором и Жития Германа, в действительности составленного по поручению Лаврентия Иоанном, иноком Свияжского Успенского монастыря. Лаврентию также принадлежит канон на перенесение мощей святителя Гурия Казанского. Гимнографические произведения Лаврентия остаются неизданными"40. Но, думается, автором канона целесообразнее считать свияжского инока Иоанна41.

Особенный характер имеет надписание канона в службе благоверному князю Андрею Боголюбскому (+1174; пам. 4 июля): "… вместо краегранесия стихословное перворечие"42. Начальные слова тропарей первого канона дают следующее чтение: "Славнейшаго Богоспасаемаго града Владимира святыя соборныя апостольския великия церкви перваго иерея светом тезоименитаго тщанием написася сие все святому благоверному великому князю Андрею Боголюбскому, славному чудотворцу Владимирскому, трудолюбием многогрешнаго Иоанна Владимира, жителя нища"43. Таким образом, служба святому, имя которого стоит у истоков Владимирской Руси, была составлена во Владимире его жителем - "многогрешным, нищим" Иоанном по благословению "первого иерея", очевидно, протопопа Успенского собора Фотия (? "свету тезоименитому").

Майские памяти прославляют нескольких учеников преподобного Сергия Радонежского. Акростих в службе преподобного Михея Радонежского (+1385; пам. 6 мая) читается: "Преподобному Михею пою хвалу от сердца"44. Другому ученику преподобного Сергия, преподобному Симону Радонежскому (XIV в.; пам. 10 мая) акростих предполагает имя автора-гимнографа: "Ангелу своему песни хваления приношу"45. В агиографической справке отмечено: "Служба преподобному Симону Радонежскому составлена архиепископом Рязанским и Касимовским Симоном"46, ныне митрополит на покое. Современник смуты XVII в. преподобный Дионисий Радонежский (+1633; пам. 12 мая) также в службе почтен акростихом: "Мольбу ти приношу, Дионисие преподобне"47.

Интересно надписание ко второму канону в службе преподобному Никодиму Кожеезерскому (+1640; пам. 3 июля): "Никодима блаженнаго в песнех пою. Творение Макария, митрополита Гревенскаго". Однако до конца акростих не выдержан, 9 песнь дает подпись автора: "Мака"48.

Приведенный материал, взятый из современных богослужебных Миней, рассматривает лишь очень узкий аспект изучения православной гимнографии и показывает сохраняющиеся в гимнографических текстах акростихи. Акростихи по своему содержанию носят информативный характер, имеют молитвенное обращение к святому, встречаются акростихи на тексты Священного Писания и песнопений. Наиболее информативны акростихи, которые образованы не начальными буквами тропарей канона, а слогами, или же целыми словами. Акростихи сообщают имя гимнографа, прославляют святого49. В целом же, несомненно, отечественная гимнография нуждается во внимании со стороны исследователей.

  1. Тысячелетие Крещения Руси. Поместный Собор Русской Православной Церкви. Троице-Сергиева Лавра, 6-9 июня 1988 года. Материалы. М.: Изд. Московской Патриархии, 1990. С. 328.
  2. См.: Спасский Ф.Г. Акростихи и надписания канонов русских Миней// Православная мысль. Труды православного богословского института в Париже. Париж, 1949. Вып. 7. С.126-150.
  3. См. о них: Григорий Нисский свт. О надписании псалмов. М., 1998; Феогност архим. Некоторые замечания о надписаниях псалмов// ЖМП. 1954. №12. С. 56-62. Надписания-стихи перед проложными житиями дали название новой редакции Пролога на Руси, которые получили именование стишных Прологов.
  4. Цит. по: Протопопов В. Русская мысль о музыке в XVII веке. М., 1989. С.15.
  5. См.: Ковтун Л.С. Азбуковники XVI-XVII вв. Старшая разновидность. Л.,1989. С. 203-204.
  6. Русские акростихи старшей поры (до XVII в.). - Русское стихосложение. Традиции и проблемы развития. М.,1985. С. 224.
  7. Минея Сентябрь. М., 1978. С. 441.
  8. Григорий (XVI в.). - Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2: (вторая половина XIV-XVI вв.). Ч. 1: А - К. Л., 1988. С. 169.
  9. Минея Сентябрь. С. 108-114.
  10. Минея Октябрь. М., 1980. С. 813.
  11. Минея Январь. М., 1983. Ч. 2. С. 189. Службы данного автора-гимнографа, нашего современника, встречаются и в других Минеях. Иерарх Болгарской Церкви, епископ Парфений Левкийский (+1982), "составил также службы святому равноапостольному Николаю Японскому (София, 1972), преподобному Герману Аляскинскому (София, 1982), преподобному Симеону, Новому Богослову (София, 1972)". В его некрологе, опубликованном в "Журнале Московской Патриархии", отмечалось: "Службы, отредактированные и составленные Владыкой Парфением, включаются в издаваемые Московской Патриархией полный круг богослужебных Миней" (Епископ Левкийский Парфений// ЖМП. 1983. №1. С. 62).
  12. Минея Февраль. М., 1981. С. 211.
  13. Минея Март. М., 1984. Ч. 2. С. 330.
  14. Самойлов А. Минея Март// ЖМП. 1985. №10. С.78. Ему же принадлежит служба Собору Сибирских святых. Перед каноном читаем "краегранесие: Собор Сибирских святых любовию благочестно восхваляем" (Минея Июнь. М., 1986. Ч. 1. С. 335). В 8 песни канона читаются 5 тропарей, в отличие от других, и поэтому в последнем слове акростиха отсутствует первая буква. "Служба собору Сибирских святых составлена Преосвященным епископом Максимом на основании ранее изданных служб и житий Сибирских святых" (Димитрий, игумен, Пивоваров Б.,прот. Праздничные Богослужения в Тобольске и Тюмени// ЖМП. 1984. №12. С. 26).
  15. Минея Май. М., 1987. Ч. 1. С. 119-126.
  16. Минея Февраль. С. 67.
  17. Там же. С. 83.
  18. Там же. С. 94.
  19. Минея Март. М., 1984. Ч. 2. С. 29.
  20. Там же. Ч. 2. С. 32. См. так же: Моисеева Г.Н. Житие Новгородского архиепископа Серапиона. - ТОДРЛ. М., Л., 1965. Т. 21. С. 152. См. также: Русский феодальный архив XIV - первой трети XVI века. М., 1988. Ч. 4. С. 770.
  21. Минея Июль. М., 1988. Ч.1. С.120-126.
  22. Там же. Ч. 1. С. 184-194.
  23. Там же. Ч. 1. С. 184.
  24. Спасский Ф.Г. Поэт XVI века, игумен Хутынский Маркелл Безбородой// Православная мысль. Париж, 1948. Вып. 6. С. 161.
  25. Минея Февраль. С. 369.
  26. Минея Май. М., 1987. Ч. 2. С. 126-136.
  27. Там же. Ч. 2. С. 127.
  28. Там же. Ч. 2. С. 135-137.
  29. Каган М.Д. Савватий. - Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3: (XVII в.). Ч. 3: П-С. СПб., 1998. С. 324.
  30. Виршевая поэзия (Первая половина XVII века). М., 1989. С. 424. См. о нем так же: Шептаев Л.С. Стихи справщика Савватия. - ТОДРЛ. Т. 21: Новонайденные и неопубликованные произведения древнерусской литературы. М., Л., 1965. С. 5-28.
  31. Минея Июнь. М., 1986. Ч. 1. С. 77.
  32. Минея Март. М., 1984. Ч. 1. С. 103.
  33. Брайловский С. Карион Истомин, жизнь его и сочинения// ЧОЛДП. М., 1889. Апрель. С. 356.
  34. Минея Март. Ч. 2. С. 358-364.
  35. Минея Июнь. М., 198 . Ч. 2. С. 161.
  36. Там же. Ч. 2. С.173.
  37. Там же. Ч. 2. С.173-179.
  38. Там же. Ч. 2. С.181.
  39. Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския Церкви. СПб., 1877. Стб. 287.
  40. Зиборов В.К. Лаврентий (ум. 11. XI. 1672). - Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3: (XVII в.). Ч. 2: И-О. СПб., 1993. С. 213.
  41. См. о нем: Прохоров Г.М. Иоанн (1-я пол. XVII в.). - Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3. Ч. 2. С. 59-60.
  42. Минея Июль. Ч. 1. С. 268.
  43. Там же. Ч. 1. С. 268-278.
  44. Минея Май. Ч. 1. С. 208.
  45. Там же. Ч. 1. С. 397.
  46. Там же. Ч. 1. С. 403.
  47. Там же. М., 1987. Ч. 2. С. 26-37. Возможно, о названном каноне говорится в исследовании, посвященном Троицкому настоятелю: "…по предложению наместника Лавры Антония, митр. Московский Филарет установил празднество в честь Дионисия в Гефсиманском скиту 5 мая; он приказал тогда "править молебен по канону, приложенному к житию его" (Скворцов Д. Дионисий Зобниновский, архимандрит Троицкаго-Сергиева монастыря (ныне Лавры). Историческое исследование. Тверь, 1890. С. 410).
  48. Минея Июль. Ч. 1. С. 206-217. Н.Барсуков говорит, что он был и автором жития и приводит о нем следующие сведения: "Творение Макария митрополита Гревенскаго. Митрополит Макарий был заточен в Соловецкий монастырь в 1666 году, но за что неизвестно; в 1677 году, он благословился в Москве у Патриарха ехать в свою землю и Патриарх пожаловал ему 10 рублей" (Барсуков Н. Источники Русской агиографии. СПб., 1882. Стб. 397).
  49. В связи с этим встает вопрос о необходимости создания справочника о русских писателях-гимнографах. Архиепископу Филарету Черниговскому принадлежит аналогичный труд о византийских гимнографах (Филарет архиепископ (Гумилевский). Исторический обзор песнопевцев и песнопения Греческой Церкви. СПб., 1902). Поэтому труд о русских песнопевцах стал бы продолжением его книги. Возможно, Преосвященный автор думал об этом, если судить по аналогии. Ему принадлежит труд "Историческое учение об Отцах Церкви" (М., 1996), где рассмотрен материал от мужей апостольских и до начала XI в. Причем, в конце книги появляются первые материалы о славянских и древнерусских писателях-богословах. Хронологическим продолжением этого труда является его "Обзор русской духовной литературы" (Изд. 3-е. СПб., 1884), который не устарел до наших дней. Материал в нем представлен от первых духовных писателей Древней Руси и до начала XIX в.
Login to post comments